Спасение экспедиции нобиле 1928 год. Обрывок от красной палатки: История спасения экспедиции Умберто Нобиле - Молодой Дальневосточник. «Красин» идет на помощь
Отдых и увлечения. Зачатие и беременность. Что подарить. Значение имени

Ваше высокопреподобие отец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Храм дмитрия солунского на благуше - островок истинной веры

Рубрика старец паисий святогорец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Представительство Православной Церкви Чешских Земель и Словакии

Святитель николай чудотворец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Николай Мишустин и Леонид Перлов — о реальных зарплатах и нагрузках учителей

Смотреть что такое "наша эпоха" в других словарях

Митрополит Антоний (Мельников) Открытое письмо священнику Александру Меню Митрополит Антоний (в миру Анатолий Сергеевич Мельников)

(заявление в школу на отказ от карты учащегося)

олег васильевич щербанюк, православный эксперт

Русская духовная миссия в Иерусалиме объяснила зачем «вскрыли Гроб Господень

BonAqua и AquaMinerale — вода из под крана

Спасение экспедиции нобиле 1928 год. Обрывок от красной палатки: История спасения экспедиции Умберто Нобиле - Молодой Дальневосточник. «Красин» идет на помощь

5 октября 2018 года Филиал Музея Мирового океана в Санкт-Петербурге - ледокол «Красин» отметил юбилей спасения экспедиции Умберто Нобиле. Именно в этот день 90 лет назад ледокол вернулся в Ленинград после триумфального спасения экипажа дирижабля «Италия».

В Красной газете (№233 (3178) Суббота, 6 октября 1928г.) писали: «Вчера в Ленинград возвратился ледокол «Красин». У Шепелевского маяка экспедицию в 12 час. дня встретил ледокол «Пурга», на котором находились представители рабочих организаций и печати, 4 эскадренных миноносца краснознаменного Балтфлота и гидросамолеты. Встреча состоялась под салюты орудий миноносцев и звуки «Интернационала».

В сопровождении встретивших судов «Красин» пошел в Кронштадт. На Большом рейде он остановился у расцвеченных флагами кораблей флота. Представители организаций и печати перешли на «Красин». При дальнейшем следовании «Красина» в Ленинград его встретили флотилии парусников, пароходы с рабочими, катера, спортивные гички и др.

По обеим сторонам Невы на набережных шпалерами стояли встречающие «Красин» трудящиеся Ленинграда. Всего встречало «Красин» вчера около 200 000 человек…».

Поход 1928 г. имел большой международный резонанс. Именно после успеха «красинцев» в арктических льдах стало меняться отношение международного сообщества к СССР.

Спустя 90 лет назад на «Красине» вновь вспоминали участников тех событий. В кают-компании ледокола на встречу с прессой собрались родственники и потомки участников команды «Красина», спасавших экспедицию Умберто Нобиле. Ведущим встречи выступил директор информационного агентства «ТАСС Северо-Запад» Александр Владиславович Потехин. Среди гостей - потомки капитана Карла Эгги, Эмилия Миндлина, старпома П.А. Пономарева, летчика Б.Г. Чухновского, летчика Г.А. Страубе и многие другие.

На пресс-конференции были подписаны соглашения о сотрудничестве между Музеем Мирового океана и Музеем Арктики и Антарктики, договор о создании «Школы юного полярника» был заключен с РГПУ им. А.И. Герцена.

После встречи с прессой состоялось торжественное открытие четырех выставок, посвященных юбилею спасения итальянских аэронавтов. На выставке «С «Красиным» в страну холодного солнца» представлены экспонаты из фондов Филиала Музея Мирового океана в Санкт-Петербурге - ледокол «Красин» и Российского музея Арктики и Антарктики. В выставке рассказывается об участии СССР в лице ледокола «Красин» в международной спасательной экспедиции 1928 года и других европейских странах-участницах экспедиции, об их взаимодействии итогом, которого стало спасение 7 членов экипажа дирижабля «Италия».

На выставке «Красная палатка» представлены материалы о художественном фильме «Красная палатка» («Мосфильм», М. Калатозов, 1969 г.). Кинофильм был снят при участии кинематографистов разных стран. Материалы для выставки предоставил киноконцерн «Мосфильм».

Выставка «С именем «Красин» познакомит гостей музея с предметами (карандаши, спички, сигареты, предметы быта, значки), которые расскажут о популярности ледокола и его имени после спасательной экспедиции 1928 года.

Брошюры и книги, посвящённые спасательной экспедиции в Арктике, выпущенные после 1928 года представлены на выставке «Ледовый поход 1928 года».

В церемонии открытия выставки приняли участие лауреат государственной премии Российской Федерации 2017 года за выдающиеся достижения в области литературы и искусства, генеральный директор Музея Мирового океана Светлана Геннадьевна Сивкова, председатель Комитета по делам Арктики Герман Германович Широков, директор Музея Арктики и Антарктики Мария Васильевна Дукальская, генеральный консул королевства Норвегии Даг Малмер Халворсен, генеральный консул Италии Алессандро Монти и многие другие.

Умберто Нобиле (1885 - 1978),

итальянский конструктор дирижаблей и полярный исследователь,

организатор первого полёта дирижабля на Северный полюс.

Нобиле окончил инженерно-математический факультет университета в Неаполе. В 1910 году в Неаполе он увидел полеты французского летчика Кине на биплане "Фарман" и сам увлекся воздухоплаванием. Нобиле окончил в Риме училище, которое готовило специалистов по сооружению воздухоплавательных аппаратов.
С начала Первой мировой войны был на военном заводе, строил и испытывал воздухоплавательные аппараты для военно-морского флота.

Разработал в содружестве с Уго Пеше проект нового дирижабля "О" (от итальянского observatore - наблюдатель). Проект был одобрен и завод изготовил пятнадцать таких дирижаблей. Нобиле был заместителем директора завода, а затем и директором завода. Нобиле навсегда связал свою судьбу с дирижаблестроением.

В 1919 году завод приступил к строительству нового дирижабля "T-34", рассчитанного на трансатлантические перелеты.



Кстати, самый первый дирижабль был снабжён паровым двигателем, но, в основном, на дирижабли ставили двигатели внутреннего сгорания, часто дизели.

Приезд норвежского полярного исследователя Руаля Амундсена в Италию и планы его предстоящей экспедиции широко освещались в газетах. Именно тогда Нобиле пришел к выводу, что для географических исследований целесообразнее использовать дирижабль, чем самолет.
Амундсена интересовал вопрос, способен ли итальянский дирижабль совершить перелет более 3500 километров, не только к полюсу, а через весь Северный Ледовитый океан до северных берегов Аляски. Нобиле ответил утвердительно и согласился участвовать в экспедиции.


В апреле 1926 года усовершенствованный для полетов в условиях Арктики дирижабль "N-I" начал перелет через Полярный бассейн, осуществляя первый трансарктический перелёт о. Шпицберген — Северный Полюс — Аляска.
Экипаж дирижабля состоял из тринадцати человек. Командиром корабля был Нобиле.
Двенадцатого мая "Норвегия" достиг Северного полюса. С борта дирижабля были сброшены три флага: норвежский, американский и итальянский.
"Норвегия" проследовал дальше и пересек Северное побережье Аляски. Берингов пролив встретил ураганным ветром, густым туманом. Они изменили маршрут, приземлились у эскимосского селения Теллер.

Перелет над неизведанными просторами Ледовитого океана стал одним из достижений в истории воздухоплавания. Наибольшей славы заслужил Нобиле, который сконструировал, построил и вел этот воздушный корабль.


В 1928 году экспедиция из 16 человек под руководством Нобиле отправилась в полет на Северный полюс на новом дирижабле "Италия".


Стартовав в 23 мая, "Италия" при сильном попутном ветре уже на следующий день достигла полюса. Снизившись до ста метров, члены экспедиции сбросили на лед итальянский флаг, затем вновь набрав высоту, отправились в обратный путь. Однако возвратиться на материк "Италии" было не суждено.

Российский радиолюбитель из архангельского села Вознесенье-Вохма первым услышал сигнал бедствия радиста "Италии".

Двадцать третьего июня шведский пилот . Остальных членов экспедиции спасли моряки российского ледокола "Красин".

В честь этого события уже в наше время была выпущена золотая монета достоинством 100 рублей. В центре - ледокол "Красин", справа - на льдине - группа людей и палатка ниже - дата "1928 г.", по окружности надписи: вверху - "ИССЛЕДОВАНИЕ РУССКОЙ АРКТИКИ", внизу - "СПАСЕНИЕ ЭКСПЕДИЦИИ НОБИЛЕ".

Е го звали Умберто Нобиле. Он родился в 1885 году в солнечной Италии, которой неведом плавучий морской лед, где белый медведь воспринимается как экзотическое животное, а зимние морозы рассматриваются как недоразумение. И, тем не менее, в детстве Умберто мечтал о далекой холодной Арктике.

Надо сказать, он был не одинок среди своих сверстников. Почему? Да потому, что это было время больших полярных экспедиций, которые в конце ХІХ века следовали одна за другой. Примечательно, что наибольшее впечатление тогда на Умберто произвела выдающаяся экспедиция на «Фраме» под руководством Фритьофа Нансена.

Пройдет время, и Нобиле встретится для консультации со знаменитым норвежцем, перед тем, как отправиться в самостоятельный путь на север. Минуют годы, и имя Нобиле станет не менее известным, чем имя Нансена. А пока 12-летний мальчик с жадностью читал о полных превратностей полярных путешествиях, разделяя с их участниками радость побед и горечь поражений.

Победы и поражения… Именно они принесут славу Нобиле. Но прежде пройдет немало лет. Повзрослев, Нобиле, как и другие, столкнулся с повседневными заботами, которые, казалось, навсегда развеют мальчишеские грезы о северном полюсе.

Необходимость зарабатывать себе хлеб насущный, учеба в университете на инженерно-математическом факультете, а позднее работа в области аэронавтики, - все это целиком занимало время и мысли молодого Нобиле. Лишь в зрелом возрасте, в 1924 году, он всерьез задумался о завоевании полюса воздушным путем - на дирижабле собственной конструкции. Конечно же, эта идея возникла не на пустом месте.

Прежде всего, следует сказать, что в 20-е годы прошлого века немало надежд в области воздушных сообщений связывалось именно с дирижаблями. Дирижаблестроение считалось очень перспективным направлением формирования воздушного флота в ряде развитых стран, таких как, Англия, США, Германия и др.; имело оборонное значение, находясь под государственным контролем. К этому времени имя Нобиле, как конструктора упомянутых воздушных кораблей, было широко известно не только у него на родине, но и далеко за ее пределами. Он проектировал и строил дирижабли для США, Аргентины, Испании, Японии.

Поэтому не случайно, что именно дирижабль Нобиле решил использовать для полета к северному полюсу. По глубокому убеждению Нобиле, этот управляемый летательный аппарат с двигателем имел неоспоримое преимущество перед самолетами. Он обладал высокой автономностью полета, мог регулировать скорость, а, попав в характерный для Арктики туман, имел возможность без большого риска опуститься ниже полосы тумана и лететь на малой высоте. Кстати, обратим внимание на этот вывод Нобиле - об отсутствии большого риска в случае вынужденного полета на малой высоте в условиях тумана. У нас еще будет подходящий случай вспомнить его...

Успехи Нобиле-дирижаблестроителя предопределили в 1924 году его знакомство с Руалом Амундсеном. Великий полярный исследователь, разрабатывавший до этого проект достижения полюса с помощью аэропланов, также (на собственном печальном опыте) понял их слабые, в то время, стороны: невозможность производить научные наблюдения с быстро несущегося самолета, опасность посадок на лед. Все это заставило Амундсена отдать предпочтение дирижаблю.

Поэтому они должны были рано или поздно встретиться, Амундсен и Нобиле, - две неординарные личности, одинаково честолюбивые и одинаково презирающие опасность. Результатом союза этих людей и стало осуществление давнишней мечты Нобиле. В 1926 году норвежско-американско-итальянская экспедиция в составе 16 человек под руководством Р. Амундсена, Л. Элсуорта и У. Нобиле совершила первый трансарктический беспосадочный перелет по маршруту Рим - Северный полюс - Аляска. Преодолев в общей сложности 13000 км (из них более 4000 км над Арктикой), экспедиция доказала, что в центральной Арктике нет никакого континента, существование которого тогда все еще считали возможным.

С точки зрения использования дирижаблей для изучения Арктики, триумф упомянутой экспедиции был очевиден, в то время как программа научных исследований оказалась весьма скромной. Поэтому, вдохновленный первоначальным успехом, Нобиле вскоре решает предпринять на дирижабле новую экспедицию, научные результаты которой могли бы значительно превзойти все, сделанное во время путешествия на «Норвегии».
Не без проблем, но, в конечном счете, согласие на такую экспедицию со стороны правительства Нобиле получил. Было решено, что она будет проходить под эгидой Итальянского географического общества и на средства Комитета миланских промышленников. Для этой экспедиции Нобиле сконструировал и построил двойник «Норвегии», дирижабль «Италия», способный двигаться со скоростью 90 км/ч.

Задачи, которые ставил Нобиле, были достаточно обширны. Предполагалось обследовать район Новой Земли, Земли Франца-Иосифа, Северной Земли, Гренландии и Канадского Арктического архипелага. В этих местах все еще не исключалось открытие новых более или менее значительных по размерам земель. Кроме того, планировалось выполнить целый комплекс исследований в области атмосферного электричества, метеорологии, океанографии и земного магнетизма на Северной Земле и на Северном полюсе.

С этой целью намечалось высадить там на неделю специальные группы по 2-3 человека. Для обеспечения научной части экспедиции были приглашены итальянский профессор А. Понтремоли (изучение земного магнетизма), чешский ученый Ф. Бегоунек (исследование атмосферного электричества) и шведский геофизик Ф. Мальмгрен (проведение океанографических и метеорологических наблюдений).

Напряженная работа по подготовке экспедиции шла много месяцев. Осуществлялись консультации с учеными из разных стран. Приобретались самые лучшие на то время инструменты и приборы. Естественно, особое внимание уделялось собственно транспортному средству, т. е. дирижаблю, от нормального функционирования которого, в конечном счете, зависело все. Постарались предусмотреть даже самое нежелательное - аварию. Поэтому с собой взяли сани, надувные лодки, лыжи, меховые куртки, палатки, спальные мешки и запасную радиоаппаратуру.

Столь же серьезно подбирался и состав экспедиции. Три ученых - Бегоунек, Мальмгрен и Понтремоли, три морских офицера - Мариано, Цаппи и Вильери, инженер Трояни, старший механик Чечони, мотористы - Ардуино, Каратти, Чокку и Помелла, монтажник Алессандрини, радист Бьяджи и журналист Лога; во главе - Нобиле. Из 16 человек экипажа семеро участвовали в полете на «Норвегии». Отметим такую деталь, - перед отлетом экипаж «Италии» принял и благословил его на подвиг папа римский, Пий ХІ.
Казалось, все было сделано для того, чтобы избежать неудачи, тем более трагедии. И все-таки они настигли итальянцев. Почему? Пытаясь впоследствии найти ответ на этот вопрос, сам Нобиле говорил об элементе случайного, непредвиденного, который возможен в любой экспедиции. То, что это так, что понятия «удача» и «неудача» вовсе не надуманные, показывает все произошедшее далее.

После блестящего успеха экспедиции на «Норвегии» Умберто Нобиле принялся за подготовку новой полярной экспедиции на дирижабле «Италия». Нобиле предполагал исследовать район между Шпицбергеном и Гренландией, посетить район Северного полюса и высадить на лед партию ученых для измерения глубин и для других научных наблюдений.

15 апреля 1928 года «Италия» стартовала из Милана, сделала остановки в Стольпе и в Вадсе и 5 мая прибыла в Кингсбей. После двух пробных полетов «Италия» 23 мая поднялась в воздух и направилась к северным берегам Гренландии; оттуда курс был взят на Северный полюс. 24 мая в 0 часов 20 минут дирижабль достиг полюса, начал описывать круги и спускаться вниз.

Однако снизиться на лед было совершенно невозможно, а спустить людей на специальной пневматической лодке оказалось настолько затруднительно, что от этой мысли пришлось отказаться. По-видимому, такой спуск можно было совершить только при полном штиле, а во время пребывания дирижабля над полюсом дул легкий ветерок. В районе полюса было видно множество каналов; на пути к полюсу во многих местах наблюдались небольшие пространства чистой воды.

Дирижабль «Италия»

Пробыв над полюсом два часа, «Италия» направилась на юг.

Погода стала портиться. Появился редкий туман, затем он начал сгущаться и вскоре встал сплошной стеной. Поверхность дирижабля покрылась льдом, достигшим толщины в сантиметр. Усилился встречный ветер. Все это уменьшило скорость дирижабля со 100 до 40 километров в час. Условия погоды заставили его снизиться, но затем он поднялся над облаками.

Дирижабль уже приближался к Шпицбергену.

25 мая в 10 часов 30 минут, когда воздушный корабль находился на 81°20′ северной широты и 24°00′ восточной долготы, неожиданно разразилась катастрофа. Все совершилось с такой быстротой, что с корабля не успели даже послать сигнал бедствия.

«Передать все подробности катастрофы здесь невозможно, - писал участник полета профессор Ф. Бегунек. - Я хочу только подчеркнуть, что каждый оставался на своем месте, сохраняя спокойствие, даже когда мы видели, как ледяное поле под нами превращалось в сотни льдин, которые летели нам навстречу и увеличивались. Мы не потеряли присутствия духа и тогда, когда моторная гондола несчастного Помеллы и наша собственная гондола со страшным треском были расщеплены в куски».

Видимо, вследствие потери газа дирижабль быстро опустился на лед. Он ударился о лед вначале кормовой моторной гондолой, а затем передней частью гондолы, в которой помещалась команда.

На лед были выброшены 10 участников экспедиции: Нобиле, Мальмгрен, Бегунек, Цаппи, Мариано, Вильери, Трояни, Чечиони, Биаджи и мертвый моторист Помелла. У Нобиле оказались переломы руки и ног, у Мальмгрена была сломана рука, у Чечиони - нога.

При ударе о лед дирижабль потерял в весе около двух тонн, поэтому он быстро поднялся и улетел на восток, унося на себе шесть человек, так называемую группу Алессандрини. Следы их не обнаружены до сих пор.

К счастью, при аварии дирижабля на лед выпало значительное количество продовольствия и, что самое важное, - маленькая радиостанция.

Двенадцать дней мир ничего не знал о судьбе дирижабля. Только 7 июня первые сигналы аварийного радио были услышаны молодым советским радиолюбителем Шмидтом в селе Вознесенье-Вохма (бывш. Северо-Двинской губернии).

За несколько дней до этого группа в составе Мальмгрена, Цаппи и Мариано отправилась на Шпицберген для установления связи. Она покинула льдину 30 мая. Молодой шведский ученый Финн Мальмгрен при падении дирижабля сломал руку. «Жалкий и искалеченный, нагруженный вещевым мешком с продовольствием, падая при первых шагах, но поддерживаемый несокрушимой волей, - писал о нем Ф. Бегунек, - он направился на сушу, побуждаемый единственной благородной целью - организовать помощь своим несчастным товарищам, очутившимся на льду».

Радио быстро разнесло весть о постигшей Нобиле катастрофе. Немедленно были организованы десятки спасательных экспедиций.

Всего в спасательных операциях приняли участие экспедиции шести стран, 18 кораблей, 21 самолет. Общее число участников спасательных операций достигло 1500 человек.

Вокруг спасательных операций разгорелась борьба мелких страстей. Пожалуй, ни в одном из полярных предприятий не проявилось с такой силой все чудовищное лицемерие буржуазной морали, скрывающей за ширмой красивых слов звериные нравы.

Едва весть о катастрофе достигла Европы, как сотни людей устремились на север. Однако многих из них двигало лишь стремление к саморекламе. С первых же дней командование корабля «Читта ди Милано», являвшегося базой итальянской спасательной экспедиции, стало крайне неприязненно относиться ко всем «конкурентам», замалчивало свое местоположение, давало путаные сведения о положении в лагере «Италии». Не было центра, который координировал бы работы по розыску и спасению экипажа дирижабля. Многие «спасатели» вообще суетились без всякой видимой нужды и пользы. Это не мешало, конечно, раздувать широкую кампанию в газетах, печатать под широковещательными заголовками бесконечные интервью, снимки и пр.

Единственной страной, которая делала свое дело скромно и деловито, оставаясь в стороне от недостойной конкуренции, являлся Советский Союз.

По решению Советского правительства на север был послан мощный ледокол «Красин» под руководством P. Л. Самойловича, а также два ледокольных парохода: «Г. Седов», под командованием капитана В. И. Воронина, и «Малыгин», экспедицию на котором возглавлял В. Ю. Визе. Действия этих судов направлял специальный правительственный комитет в Москве.

Совершенно закономерно, что именно на долю наших экспедиций выпала честь спасения всех оставшихся в живых людей с «Италии», за исключением самого Нобиле, которого 24 июня вывез из лагеря шведский летчик Лундборг.

Беспрецедентным являлся тот факт, что начальник экспедиции Нобиле решился первым покинуть лагерь, бросив на произвол судьбы своих товарищей. Правда, этот поступок пытались объяснить желанием Нобиле лично руководить спасательными работами. На самом же деле, добравшись до корабля, он устроился там на положении знатного путешественника и по существу никакого участия в дальнейших спасательных работах не принимал. Вполне достойными своего командира оказались и некоторые другие участники экспедиции.

12 июля «Красин» подошел к группе Мальмгрена, обнаруженной на льду вблизи острова Карла XII летчиком Б. Г. Чухновским. Но самого Мальмгрена на льдине не оказалось. Выяснилось, что Цаппи и Мариано бросили его еще месяц назад. Мальмгрен к тому времени совершенно обессилел. И итальянцы, не задумываясь, оставили его одного в ледяной пустыне, забрав остатки пищи и предупредительно вырубив топориком во льду углубление, так как Мальмгрен боялся, что какой-нибудь бродячий медведь заметит его на льду, примет за морского зверя и растерзает.

Когда «Красин» подобрал итальянцев, оказалось, что Цаппи был крепок, здоров и бодр, на нем было надето теплое белье, три рубашки, в том числе меховая и вязаная, три пары брюк, тюленьи мокассины. Он прыгал с ропака на ропак, восторженно приветствуя спасителей, в то время как Мариано, совершенно обессилевший, с отмороженными пальцами на ноге, лежал на льду, не имея сил даже поднять голову. Он был совсем истощен, одет лишь в потертые суконные брюки и вязаную рубашку и находился при смерти. Позднее Цаппи признался, что у него возникла мысль покинуть на льду и Мариано, но он не решился идти один с большой ношей. Так выполняли закон товарищества два питомца итальянского фашистского военно-морского флота.

Позднее, в связи с тем, что история гибели Мальмгрена широко обсуждалась в печати, в Риме была создана правительственная комиссия под председательством известного адмирала Каньи для расследования всех обстоятельств гибели дирижабля «Италия». Характерно, что расследование проходило втайне. Был опубликован только приговор комиссии, который признал поведение Цаппи и Мариано… достойным похвалы. Правда, сам Нобиле был обвинен в плохой организации экспедиции и в том, что первым вылетел с Лундборгом, бросив своих спутников.

В тот же день, когда были сняты со льда Цаппи и Мариано, «Красин» подошел к основному лагерю экспедиции «Италии». На борт ледокола перешло шесть человек. Тут Цаппи потребовал, чтобы офицеры и «нижние чины» были размещены в разных каютах и чтобы офицерам было оказано преимущество независимо от состояния их здоровья. Командир советского ледокола вынужден был разъяснить, что у нас не привыкли к таким привилегиям. Одна из лучших кают была предоставлена «нижнему чину» - механику Чечиони, у которого после перелома ноги неправильно срослась кость и который поэтому нуждался в особенно тщательном уходе.

Командование «Красина» предложило организовать дальнейшие воздушные поиски группы, унесенной с дирижаблем. Однако через двенадцать часов был получен ответ итальянского правительства о том, что оно решило отказаться от таких поисков. Впоследствии выяснилось, что итальянские самолеты были неисправны, а использовать иностранные машины итальянцы просто не захотели. Единственный находившийся в этом районе советский самолет Чухновского еще во время поисков группы Мальмгрена потерпел аварию в районе мыса Вреде и поэтому не мог принять участия в разведках. Поиски пришлось прекратить.

Спасательная операция 1928 года явилась серьезной пробой сил для советского ледокольного флота и только что нарождавшейся полярной авиации. Ледокол «Красин» во время второго своего рейса на север от Шпицбергена, форсируя тяжелые льды, достиг 81°47′ северной широты, поставив рекорд свободного продвижения в высоких широтах для этого района («Красин» прошел на 35 километров севернее широты, достигнутой ледоколом «Ермак» в 1899 году). Летчик М. С. Бабушкин, находившийся в составе экспедиции на «Малыгине», в ходе спасательных работ совершил ряд смелых воздушных рейсов с посадками на лед и тем самым еще раз доказал возможность использования на ледовых разведках сухопутных машин.

Весь этот опыт хорошо пригодился в пору, когда Советская страна развернула широкие работы по планомерному освоению Северного морского пути.

Предпринятые в 1929 году поиски остатков экспедиции Нобиле не дали никаких результатов.

Пароход «Хеймен» под начальством инженера Альбертини обследовал Землю Франца-Иосифа, но никаких следов экспедиции здесь не нашел.

Так трагически окончилась экспедиция Нобиле.

Во время полета участникам экспедиции удалось выполнить ряд интересных работ.

За них пришлось заплатить дорогой ценой: экспедиция Нобиле поглотила 17 человеческих жизней. Погибли восемь участников экспедиции на «Италии», три итальянских летчика, разбившихся по пути со Шпицбергена в Италию, и шесть человек на «Латаме», в том числе и Руал Амундсен.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .

В конце мая 1928 года, побывав над Северным полюсом, дирижабль «Италия» экспедиции генерала Умберто Нобиле возвращался из долгого и трудного полета. Сильный встречный ветер мешал воздушному кораблю. Дирижабль начал покрываться льдом и быстро снижаться. Предотвратить падение не было никакой возможности. Корабль ударился о ледяной торос и с грохотом потащился по глубокому снегу, оставляя на его белой поверхности обломки гондолы.

Десять человек оказались на льдине. Нобиле и механик Чечиони были тяжело ранены. Среди обломков мотора лежал мертвый моторист Помелла. Облегченный дирижабль взмыл вверх к низко нависшим облакам и навсегда скрылся в восточном направлении, унося шестерых аэронавтов.

Выброшенные на лед должны были благодарить судьбу уже за то, что вместе с ними выпали продовольствие, палатка, оружие и даже радиостанция. Радист Биаджи неутомимо каждый час выстукивал в эфир сигналы бедствия. Шло время, но никто не отвечал на тревожный зов «красной палатки».

И тогда 30 мая, в туманную, белую полярную ночь трое — итальянские офицеры Цаппи, Мариано и шведский ученый Мальмгрен — пешком по торосистому льду ушли к далеким островам Брок и Фойн, чтобы сообщить о катастрофе. Ушедших стали называть «группой Мальмгрена».

Таинственное исчезновение итальянского дирижабля взволновало весь мир. Сотни радиостанций тщетно вслушивались в эфир, надеясь принять сигналы «Италии». И вдруг 3 июня случилось невероятное. В северной деревушке Вознесенье-Вохма радиолюбитель Николай Шмидт принял слабые, еле различимые радиосигналы на незнакомом ему языке. Это был «голос» лагеря Нобиле.

РОКОВОЕ РЕШЕНИЕ

Вслед за Шмидтом сигналы услышали и другие радиостанции. С лагерем во льдах была, наконец, налажена устойчивая радиосвязь. Многие страны откликнулись на зов потерпевших катастрофу. На помощь итальянцам полным ходом шел советский ледокол «Красин».

Однако найти маленький лагерь в бескрайних арктических просторах оказалось задачей нелегкой. Много раз самолеты кружили почти рядом и, к великому огорчению итальянцев, поворачивали обратно. Все же настал тот счастливый день, когда лагерь заметили с воздуха и первый самолет сел на льдину. Это удалось сделать шведскому летчику Эйнару Лундборгу.

Давно уже на льдине решили, что первым покинет лагерь Чечиони, у которого при падении дирижабля была сломана нога. Ходить он не мог и только беспомощно ползал. Но Чечионе был слишком тяжелым, а в кабине небольшого самолета Лундборга сидел второй пилот. Шведский летчик предложил лететь Нобиле, обещая вскоре вернуться и постепенно вывезти всех.

Как начальник экспедиции Нобиле обязан был покинуть льдину последним. С другой стороны, он — тяжело раненный и больной человек — являлся обузой для лагеря. На раздумья оставались минуты, и, поддавшись уговорам Лундборга, Нобиле согласился.

«ВИЖУ ЧЕЛОВЕКА!»

Как потом сожалел он о своем опрометчивом решении! Но это было потом. А тогда взмывший в небо самолет с завистью провожали взглядом пять измученных обитателей льдины.

Той же полярной ночью Лундборг прилетел снова. Однако во время посадки самолет, задев за торос, перевернулся через «голову» и поломал винт. Так из спасателя отважный швед сам превратился в пленника.

На льдине опять потянулись безотрадные дни. Был уже июль. Морская вода потеплела, и льдина, подтаивая снизу, становилась тоньше и тоньше. Все чаще в лагере говорили о советском ледоколе «Красин», надеясь только на него. А он в это время с трудом пробивал себе путь во льдах.

Вечером 10 июля радист ледокола сквозь треск и шум принял радиограмму, взволновавшую красинцев. Летчик ледокола Борис Чухновский с воздуха у острова Карла ХII обнаружил «группу Мальмгрена», уже больше месяца блуждавшую по льдам. С этого момента моряки, забыв о сне, не уходили с палубы ни днем ни ночью. И вот, наконец, кто-то из них крикнул: «Человек! Вижу человека!» Человек бегал по льдине, словно помешанный, и странно размахивал руками. Другой лежал на спине, лишь приподняв голову.

ОПАЛЬНЫЙ ГЕНЕРАЛ

Это были Цаппи и Мариано. Из противоречивого и сбивчивого рассказа итальянских офицеров выяснилось, что они оставили обессиленного Мальмгрена, будто бы по его просьбе, в ледяной могиле. Красинцы слушали этот рассказ, поражаясь жестокости спутников шведского ученого. Вечером того же дня ледокол достиг «красной палатки», и на его борт поднялись еще пятеро из экипажа погибшей «Италии», все, кто находился на льдине.

Героическая эпопея была закончена. Она дорого обошлась ее участникам. Шесть человек, унесенных на дирижабле, пропали без вести. Где-то в холодном Баренцевом море погиб знаменитый полярный путешественник Руал Амундсен, вылетевший на французском гидроплане «Латам» на спасение итальянцев.

После возвращения на родину для Нобиле началась необычайно тяжелая полоса жизни. В Италии был фашистский режим Муссолини. Нобиле разжаловали, лишили генеральского звания и даже предали суду.

Тогда он как конструктор воздушных кораблей уехал в Советский Союз, чтобы помочь нашим инженерам создать хороший дирижабль. А когда корабль был построен, не раз летал на нем, передавая свой богатый опыт пилота советским воздухоплавателям.

ЖИВОЙ ТАЛИСМАН

Нобиле пробыл в нашей стране около пяти лет. В часы отдыха он прогуливался по деревянным тротуарам подмосковного поселка, в котором находилось конструкторское бюро, в сопровождении любимой собачки Титины. Она находилась с Нобиле во всех его полетах. Была с ним и на льдине. Нобиле считал ее своим живым талисманом. Он бесконечно доверял ее чутью, и если Титина отказывалась войти с ним в гондолу дирижабля, бывало, даже отменял полет. Нобиле считал, что потерпел катастрофу в Арктике именно потому, что не послушался своего живого талисмана.

В 1936 году он возвратился в Италию, но ужиться с фашистским режимом так и не смог и три года спустя выехал в США. На родину Умберто Нобиле возвратился во время Второй мировой войны. Ему было суждено прожить еще 36 лет. Он умер очень старым человеком, успев написать несколько книг, в том числе о своем путешествии к Северному полюсу, так трагически завершившемуся.

Вам также будет интересно:

Пророчества и изречения о последних временах
Св. Ипполит Римский (†30.01.268г.) говорит: «Скорбную жизнь оплачет тогда вся земля,...
В оптиной пустыни призывают к евхаристическому общению с латинянами
Проповедь экуменизма в монастыре Оптиной Пустыни Приехали к началу Божественной Литургии в...
Во что же сложить своё добро?
Меня очень позабавила, и я подумал, а чего это у нас нет тем о том, как построить\устроить...
Комментарий оптиной пустыни
Мы с вами являемся свидетелями всеобщей апостасии, охватившей Русскую Церковь. Во главе с...
Мир живет предчувствием конца света… Тому есть множество признаков, но не следует торопить...
Геннадий Черненко
Художник А. Джигирей