Танкист подбил 22 немецких танка. Хмурый полдень XXI век. Представление к награде
Отдых и увлечения. Зачатие и беременность. Что подарить. Значение имени

Ваше высокопреподобие отец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Храм дмитрия солунского на благуше - островок истинной веры

Рубрика старец паисий святогорец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Представительство Православной Церкви Чешских Земель и Словакии

Святитель николай чудотворец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Николай Мишустин и Леонид Перлов — о реальных зарплатах и нагрузках учителей

Смотреть что такое "наша эпоха" в других словарях

Митрополит Антоний (Мельников) Открытое письмо священнику Александру Меню Митрополит Антоний (в миру Анатолий Сергеевич Мельников)

(заявление в школу на отказ от карты учащегося)

олег васильевич щербанюк, православный эксперт

Русская духовная миссия в Иерусалиме объяснила зачем «вскрыли Гроб Господень

BonAqua и AquaMinerale — вода из под крана

Танкист подбил 22 немецких танка. Хмурый полдень XXI век. Представление к награде

Советские танковые войска внесли огромную лепту в успех РККА в годы Великой Отечественной войны. В исторической литературе каждый крупный бой, армейская операция рассматривается в общем, обезличенно. Но ведь каждая победа достигалась титаническими усилиями конкретных людей, которые погибали, становились калеками или чудом выживали на фронте. Колобанов Зиновий Григорьевич, подвиг которого навсегда останется в истории ВОВ, - это один из тех героев, о которых стоит поговорить конкретно.

Детство и юность танкиста

Зиновий Колобанов родился в 1910 году. Место рождения: село Арефино Семья жила очень бедно. У Зиновия было еще двое братьев. Особенно тяжко стало после смерти отца, который погиб на фронтах Гражданской войны в 1920 году. Понимая преимущества колхозного строя для семьи, в конце 20-х годов семья перезжает в село Большое Загарино. Как раз в то время в этом населенном пункте проходила коллективизация.

Окончив восьмилетку, Зиновий Колобанов отправляется на обучение в Горьковский индустриальный техникум.

Начало военной карьеры героя

Переломным в жизни будущего танкиста Колобанова стал 1933 год. Тогда он учился на третьем курсе техникума. Ему пришла повестка из военкомата. В то время отдать долг Родине было святым для каждого молодого человека. Сразу после поступления на службу Зиновий понял, что попал в свою стихию. Военкомат определил Колобанова на службу в стрелецкий полк. Уже в 1936 году будущий легендарный танкист с отличием оканчивает Орловское бронетанковое училище. У него была возможность самостоятельного выбора места службы, поэтому Зиновий решил исполнить свою детскую мечту - побывать в Ленинграде. Там он некоторое время служил на должности командира танка. Высшее командование заметило военный талант бойца, поэтому его направили на курсы повышения квалификации для младшего командного состава. В 1938 году Колобанов успешно оканчивает эти курсы, после чего место его работы меняется. Теперь лейтенант Зиновий Колобанов служит сначала помощником командира полка, затем командиром взвода и роты.

Танки принимали активное участие в Бои на этом фронте стали настоящим боевым крещением для Колобанова. Люди, знающие историю, прекрасно осведомлены, насколько тяжело было РККА в той войне. Колобанов трижды мог погибнуть на этом фронте, но спасался из горящих танков. За эту военную зиму проделал боевой путь от границы до самого Выборга. Его танк участвовал в успешном прорыве Кстати, есть неподтвержденная информация о том, что за этот подвиг танкист был награжден званием Героя СССР. Дело в том, что один из советских журналистов в своей статье рассказывает такую историю. Якобы старший лейтенант Зиновий Колобанов получил награду за прорыв линии Маннергейма, но потом был лишен очередного звания по чину и ордена Героя за то, что его подчиненные по танку пообщались с финскими солдатами. В официальных источниках никакой информации о награждении нет.

Зиновий Колобанов: биография после Финской войны

После Финской войны Колобанов продолжил службу. Именно в межвоенные годы судьба связала нашего героя с Украиной. Командование перевело его в Киевский военный округ. Много времени Колобанов провел в украинском городе Староконстантинове. За 1940-1941 годы успел поменять несколько командных должностей в танковых и механизированных корпусах РККА. За эти годы командования военными частями старший лейтенант Зиновий Колобанов стал достаточно зрелым военным руководителем.

Именно поэтому с его перекинули на тяжелые участки Северного фронта в Ленинградскую область. Кстати, одновременно с отправкой на войну наш герой получает звание старшего лейтенанта. Учитывая наличие боевого опыта (в отличие от большинства других красноармейцев, в том числе командиров), Колобанова сразу назначают командиром роты. Несмотря на руководящий статус, танкист принимал участие в боях. Знаковый бой произошел 14 августа 1941 года, когда пять танков, среди которых и танк под командованием Колобанова, остановили продвижение немецкой разведки и танковых колонн, уничтожив при этом много машин противника. На тот момент это позволило отстоять некоторые населенные пункты. Также подвиг Колобанова (а его танк вполне могли и подбить во время этого боя) позволил другим войсковым танковым соединениям уничтожить более крупную группировку немецкой бронетехники. После одного из боев в сентябре 1941 года Зиновий получил серьезное ранение.

После войны

Зиновий Колобанов после длительного лечения вернулся в строй. Правда, это уже было после войны, в 1945 году. Оставался на военной службе до 1958 года. Конечно, работал в основном на высших руководящих должностях (командир батальона). После увольнения в запас легендарный танкист долго проработал на Минском заводе МАЗ. Получил почетное звание "Ударник коммунистического труда".

Зиновий Колобанов умер в 1994 году, прожив долгую и содержательную, посвященную Родине жизнь.

20 августа 1941 года состоялся исторический танковый бой, который называют «самым успешным боем» за всю историю танковых противостояний. Руководил боем Зиновий Колобанов – танкист-ас Красной Армии.

Зиновий Колобанов родился в конце декабря 1910 года, в селе Арефино, Владимирской губернии. Отец Колобанова погиб во время Гражданской войны, и Зиновий уже с малых лет постоянно работал. Окончил 8 классов школы, поступил в техникум, а на 3-ем курсе его призвали в армию. Колобанова определили в пехотные войска, но армии нужны были танкисты, и его отправили учиться в бронетанковую школу им. Фрунзе. В 1936 году он с отличием ее окончил, и в звании старшего лейтенанта отправился в Ленинградский военный округ.

Зиновий Колобанов прошел «боевое крещение» во время советско-финской войны. Он встретил ее в качестве командира танковой роты. За короткий промежуток времени Колобанов три раза едва не погиб в горящем танке, но каждый раз возвращался в строй. Его наградили орденом Красного Знамени.

После начала Великой Отечественной войны Колобанову пришлось в ускоренном порядке осваивать тяжелый советский танк КВ-1, чтобы не только воевать на нем, но и обучать новобранцев.

Наступление на Гатчину

В начале августа 1941 года группа армий «Север» начали наступление на Ленинград. Красная Армия отступала. В районе Гатчины (в то время Красногвардейск) немцев сдерживала 1-ая танковая дивизия. Обстановка была тяжелой – у вермахта было танковое превосходство, и со дня на день гитлеровцы могли прорвать оборону города и захватить город. Почему для немцев был так важен Красногвардейск? На тот момент он был крупным транспортным узлом перед Ленинградом.

Зиновий Колобанов 19 августа 1941 года получил приказ от командира дивизии – перекрыть три дороги, идущие со стороны Луги, Волосово и Кингисеппа. Приказ комдива был короткий: стоять насмерть. Рота Колобанова была на тяжелых танках КВ-1. КВ-1 хорошо противостоял панцерваффе – танковым частям вермахта. Но у КВ-1 был существенный недостаток: отсутствие маневренности. Кроме того, в начале войны и КВ-1 и Т-34 в Красной армии было мало, поэтому их берегли и по возможности старались избегать боев на открытой местности.

Самый успешный танковый бой 1941 года

Экипаж лейтенанта Колобанова состоял из старшего сержанта Андрея Усова, старшего водителя-механика Николая Никифорова, младшего водителя-механика Николая Родникова и стрелка-радиста Павла Киселькова. Экипаж танка был таким же, как и лейтенант Колобанов: люди с опытом, хорошей подготовкой.

После того, как Колобанов получил приказ комдива, он поставил своей команде боевую задачу: остановить немецкие танки. В каждый танк заложили бронебойные снаряды, по два комплекта. Прибыв на место около совхоза Войсковицы, Зиновий Колобанов расставил «боевые точки»: танки лейтенанта Евдокименко и Дегтяря около Лужского шоссе, танки младшего лейтенанта Сергеева и Ласточкина около Кингисеппа. Старший лейтенант Колобанов и его команда встали в центре обороны, на приморской дороге. КВ-1 поставили в 300 метрах от перекрестка.

22 танка за 30 минут

В 12 часов 20 августа немцы попытались захватить Лужское шоссе, но Евдокименко и Дегтярь подбили 5 танков и 3 БТР, после чего немцы повернули назад. Примерно в 14 часов показались немецкие мотоциклисты-разведчики, но команда Колобанова на КВ-1 не выдала себя. Спустя некоторое время показались немецкие легкие танки. Колобанов скомандовал «огонь!» и бой начался.

Сначала командир орудия Усов подбил 3 головных танка, потом обрушил огонь на замыкающие колонну танки. Проезд немецкой колонны захлебнулся, танки горели в начале колонны и в конце. Теперь возможности уйти от обстрела не было. В это время КВ-1 обнаружил себя, немцы открыли ответный огонь, но тяжелая броня танка была непробиваемой. В один момент башня КВ-1 вышла из строя, но старший механик Никифоров начал маневрировать машиной, чтобы у Усова была возможность и дальше бить немцев.

30 минут боя – уничтожены все танки немецкой колонны.

Такого результата не могли себе представить даже «асы» панцерваффе. Позже достижение старшего лейтенанта Колобанова занесли в Книгу рекордов Гиннесса.

20 августа 1941 года пять танков роты Колобанова суммарно уничтожили 43 немецких танка. Кроме танков, были подбиты артиллерийская батарея и две роты пехоты.

Неоцененный герой

В 1941 году экипаж Колобанова приставили к званию Героя Советского Союза. Спустя время высшее командование заменило звание Героя на орден Красного знамени (награжден Зиновий Колобанов), Андрея Усова наградили орденом Ленина, водителя-механика Никифорова – орденом Красного знамени. В подвиг экипажа Колобанова просто «не верили», хотя документы были предоставлены.

В сентябре 1941 года Зиновий Колобанов получил тяжелое ранение, и вернулся в ряды Красной Армии уже после окончания войны, летом 1945 года. Он прослужил в армии до 1958 года, после этого вышел в запас полковников и обосновался в Минске.

Памятник под Войсковицами

В начале 1980-х, на месте знаменитого боя решили поставить памятник. Колобанов написал письмо в министерство обороны СССР, с просьбой выделить танк, чтобы увековечить подвиг героев. Дмитрий Устинов, министр обороны, дал положительный ответ, и для памятника выделили танк – но не КВ-1, а ИС-2.

Подвиг танкиста Зиновия Колобанова до сих пор не оценен по достоинству. В августе 1941 года Колобанову была поставлена задача насмерть стоять на подступах к Красногвардейску. Ночь на 20 августа прошла в тревожном ожидании. Наконец, появилась немецкая колонна из 22 танков. На машину Колобанова обрушился шквальный огонь, но всего за 30 минут экипаж совершил невозможное: все 22 танка противника были уничтожены. По окончании войны с подвигом Колобанова произошел странный казус – в него попросту отказывались верить, хотя и факт боя, и его результаты были задокументированы.

Все это было так:

В молчании суровом

Стоит тяжелый танк,

В леске замаскирован,

Враги идут толпой

Железных истуканов,

Но принимает бой

Зиновий Колобанов.

Эти стихи - лишь небольшой отрывок из поэмы, которая была написана в сентябре 1941 года поэтом Александром Гитовичем в честь командира 3-й танковой роты 1-го танкового батальона 1-й танковой дивизии старшего лейтенанта Зиновия Колобанова. За месяц до этого, - 20 августа 1941 года экипаж танка, которым командовал 30-летний Колобанов , уничтожил в одном бою 22 немецких танка. Кроме того, были уничтожены артиллерийская батарея, легковая машина и до двух рот гитлеровской пехоты.

Начинал службу Колобанов в пехоте, но Красной Армии нужны были танкисты. Способного молодого солдата отправили в Орёл, в бронетанковую школу имени Фрунзе.

В 1936 году Зиновий Колобанов окончил бронетанковую школу с отличием и в звании лейтенанта был отправлен на службу в Ленинградский военный округ.

Боевое крещение он принял на советско-финской войне, которую начал командиром танковой роты 1-й лёгкой танковой бригады. За время этой недолгой войны он трижды горел в танке, каждый раз возвращаясь в строй, и был награждён орденом Красного Знамени.

В начале Великой Отечественной войны Красной Армии остро не хватало таких, как Колобанов - грамотных командиров с боевым опытом. Именно поэтому ему, начинавшему службу на лёгких танках, срочно пришлось осваивать Колобанов КВ-1 , чтобы затем не просто бить на нем гитлеровцев, но и обучать этому своих подчинённых.
В экипаж танка КВ-1 старшего лейтенанта Колобанова входили командир орудия старший сержант Андрей Усов, старший механик-водитель старшина Николай Никифоров, младший механик-водитель красноармеец Николай Родников и стрелок-радист старший сержант Павел Кисельков.

Танки «Климент Ворошилов» КВ-1 против немецких Pz.Kpfw.35(t)

КВ - 1: тяжёлый танк. Калибр и марка пушки: 76-мм Л-11, Ф-32, Ф-34, ЗИС-5

Pz.Kpfw.35(t): Лёгкий танк. Калибр и марка пушки: 37-мм vz.34UV

Позиция тяжело танка КВ-1 Колобанова находилась на высоте с глинистым грунтом, на расстоянии около 150 м от развилки дорог, около которой росли две березы, получившие название «Ориентир №1», и примерно в 300 м от перекрестка, обозначенного «Ориентир №2». Длина просматриваемого участка дороги около 1000 м, 22 танка легко размещаются на нем при походной дистанции между танками 40 м.

Экипаж экранированного танка КВ-1 получает боевую задачу. Ленинградский фронт, август-сентябрь 1941 года

Выбор места для ведения огня по двум противоположенным направлениям (такая позиция называется капонир) объясняется следующим. Противник мог выйти на дорогу на Мариенбург либо по дороге от Войсковиц, либо по дороге от Сяськелево. В первом случае пришлось бы стрелять в лоб. Поэтому капонир был вырыт прямо напротив перекрестка с таким расчетом, чтобы курсовой угол был минимальным. При этом пришлось смириться с тем, что расстояние до развилки сократилось до минимума.
Получив приказ, Колобанов поставил боевую задачу: остановить вражеские танки, поэтому в каждую из пяти машин роты было загружено по два боекомплекта бронебойных снарядов.

Прибыв в тот же день на место неподалёку от совхоза Войсковицы, старший лейтенант Колобанов распределил силы. Танки лейтенанта Евдокименко и младшего лейтенанта Дегтяря заняли оборону на Лужском шоссе, танки младшего лейтенанта Сергеева и младшего лейтенанта Ласточкина прикрывали кингисеппскую дорогу. Самому Колобанову досталась расположенная в центре обороны приморская дорога.

Ночь на 20 августа прошла в тревожном ожидании. Около полудня немцы попытались прорваться по Лужскому шоссе, но экипажи Евдокименко и Дегтяря , подбив пять танков и три бронетранспортёра, заставили противника повернуть назад.

Спустя два часа мимо позиции танка старшего лейтенанта Колобанова проехали немецкие мотоциклисты-разведчики. Замаскированный КВ-1 себя никак не обнаружил.
Наконец, появились давно ожидаемые «гости» - колонна немецких лёгких танков, состоящая из 22 машин.

Колобанов скомандовал:

Первыми залпами были остановлены три головных танка, затем командир орудия Усов перенёс огонь на хвост колонны. В результате немцы потеряли возможности для манёвра и не могли покинуть зону обстрела.

В то же время танк Колобанова был обнаружен противником, который обрушил на него шквальный огонь.

Вскоре от маскировки КВ-1 не осталось ничего, немецкие снаряды ударяли в башню советского танка, однако пробить его не удавалось.

В какой-то момент очередное попадание вывело из строя башню танка, и тогда для того, чтобы продолжить бой, механик-водитель Николай Никифоров вывел танк из окопа и стал маневрировать, разворачивая КВ-1 так, чтобы экипаж мог продолжать вести огонь по гитлеровцам.

В течение 30 минут боя экипаж старшего лейтенанта Колобанова уничтожил все 22 танка, находившиеся в колонне.

Когда бой стих, Колобанов с подчинёнными обнаружили на броне следы от более чем 150 попаданий немецких снарядов. Но надёжная броня КВ-1 выдержала всё.

Сразу после этого танкового сражения, закончившегося полной победой советского оружия, в газете «Красная звезда» появилась заметка о подвиге танкиста Колобанова.

А в архивах Министерства обороны сохранился уникальный документ – наградной лист Зиновия Колобанова.



В нем подтверждается информация о количестве подбитых танков, но, пожалуй, самое главное, - Зиновия Колобанова и всех членов его экипажа за проявленные в победоносном бою мужество и героизм были представлены к званию Герой Советского Союза. Но высшее командование не сочло, что подвиг танкистов заслуживает столь высокой оценки. Зиновия Колобанова наградили орденом Красного Знамени , Андрея Усова - орденом Ленина , Николая Никифорова - орденом Красного Знамени , а Николая Родникова и Павла Киселькова - орденами Красной Звезды.

13 сентября 1941 года Красногвардейск был оставлен частями Красной Армии. Рота Колобанова была опять оставлена на самом важном в тот момент рубеже – она прикрывала отход последней войсковой колонны на город Пушкин. 15 сентября 1941 года старший лейтенант Колобанов был тяжело ранен. Ночью на кладбище города Пушкин, где танки заправлялись топливом и боеприпасами, рядом с КВ Зиновия Колобанова разорвался немецкий снаряд. Танкист получил осколочное ранение головы и позвоночника, контузию головного и спинного мозга.
Его отправили на лечение в Травматологический институт Ленинграда, в тот самый город, который танкист так успешно оборонял. До наступления блокады северной столицы, герой-танкист был эвакуирован и до 15 марта 1945 года лечился в эвакогоспиталях № 3870 и 4007 в Свердловске. Но летом 1945 года, восстановившись после ранения, Зиновий Колобанов вернулся в строй. Ещё тринадцать лет он служил в армии, выйдя в запас в звании подполковника, затем много лет жил и работал на заводе в Минске.

Почему не герой? На вопрос: «Почему герою-танкисту Колобанову ни в годы Великой Отечественной войны, ни после ее окончания так и не было присвоено звание Герой Советского Союза?» есть два ответа. И оба они кроются в биографии танкиста Зиновия Григорьевича Колобанова.

Первая причина - после войны журналист «Красной Звезды» А.Пинчук опубликовал информацию, что якобы за прорыв линии Маннергейма Колобанов З.Г . стал Героем Советского Союза (в начале марта 1940 года получил Золотую Звезду и орден Ленина ) и ему присвоили внеочередное звание капитана. Но за братание его подчинённых с финскими военнослужащими после подписания Московского мирного договора от 12 марта 1940 года Колобов З.Г. был лишён и звания, и награды, документальных сведений, подтверждающих получение Колобановым З.Г. звание Героя Советского Союза за участие в Финской войне, нет.

Вторая причина - 10 декабря 1951 года Колобов был переведён в Группу советских войск в Германии (ГСВГ), где проходил службу до 1955 года. 10 июля 1952 года З. Г. Колобанову присвоено воинское звание подполковник, а 30 апреля 1954 года Указом Президиума Верховного Совета СССР награждён орденом Красного Знамени (за 20 лет выслуги в армии).
В это время из танкового батальона в английскую оккупационную зону дезертировал советский солдат. Спасая комбата от военного трибунала, командарм объявил Колобанову З.Г. о неполном служебном соответствии и перевёл его в Белорусский военный округ. В советское время наличие в биографии даже одной из перечисленных причин было вполне достаточно для того, чтобы отказать в присвоении звания Героя Советского Союза. Зиновий Колобанов ушёл из жизни в 1994 году, но ветеранские организации, общественники и историки по сей день предпринимают попытки добиться присвоения ему звания Героя России.

Тем не менее, при жизни подвиг танкиста З. Г. Колобанова не получил своего признания.

Журналист И. Б. Лисочкин :

В любой стране мира за то, что совершил Колобанов, человеку должны были быть предоставлены все высшие ордена, поощрения, повышения в звании. Почему ему не дали Героя? Я понимаю, что ему обязаны были дать. То, что он и члены его экипажа не были награждены Золотыми Звёздами, с моей точки зрения, невероятная несправедливость. Почему не был награждён? Когда Баранов доложил командующему фронтом и политработникам, которые там были, что Колобанов заслуживает звания Героя Советского Союза, ему сказали: «Ты что? Он только что из тюрьмы вышел. Дискредитировал нашу армию на финском фронте».

Историк А. Смирнов , 2003:

Долгое время Колобанову отказывались верить, когда он рассказывал о знаменитом бое и о количестве уничтоженных его экипажем танков. Были случаи, когда из зала, услышав про количество подбитых танков, доносился иронический смех: «Мол, ври ветеран, но знай меру!»

Родился 25 декабря 1910 г., в селе Арефино Муромского уезда Владимирской губернии (ныне Вачского района Нижегородской области). В десятилетнем возрасте лишился отца, который погиб во время Гражданской войны. Помимо Зиновия, мать в одиночку воспитывала ещё двоих детей. Когда дети подросли, семья переехала на постоянное местожительство в село Большое Загарино, где в это время организовался колхоз. 19-летний Зиновий активно участвовал в его организации.

После окончания восьми классов средней школы учился в Горьковском индустриальном техникуме.

16 февраля 1933 г. с третьего курса техникума был призван в ряды РККА. Курсант полковой школы при 49-м стрелковом полку 70-й стрелковой дивизии. В мае 1936 г. окончил Орловское бронетанковое училище имени М. В. Фрунзе, присвоено звание лейтенанта. После окончания училища, как отличник, имевший право выбирать место службы, выбрал Ленинград, «который любил заочно». Служил в Ленинградском военном округе командиром танка 3-го отд. танкового батальона 2-й танковой бригады.

С октября 1937 по 1938 г. обучался на Курсах усовершенствования командного состава, после которых служил помощником командира боепитания 210-го стрелкового полка 70-й стрелковой дивизии (23.04.1938), командиром взвода 6-й отдельной танковой бригады (31.07.1938) и затем командиром танковой роты (16.11.1938). За пять дней до начала Советско-финской войны 25 ноября 1939 года З. Г. Колобанов был назначен командиром танковой роты 1-й легкотанковой бригады на Карельском перешейке.

Участвовал в Советско-финской войне 1939 - 1940 гг. Прошёл от границы до Выборга, трижды горел. Журналист «Красной звезды» Аркадий Федорович Пинчук также опубликовал информацию, что за прорыв линии Маннергейма Колобанов стал Героем Советского Союза (в начале марта 1940 г. получил Золотую Звезду и орден Ленина) и ему присвоили внеочередное звание капитана. Но за братание его подчинённых с финскими военнослужащими после подписания Московского мирного договора от 12 марта 1940 г. был лишён и звания, и награды. Тем не менее, сведений, подтверждающих получение З. Г. Колобановым звание Героя, нет: до начала марта 1940 г. вышло шесть Указов о присвоении звания Героя Советского Союза за советско-финскую войну - 15.01.1940, 19.01.1940, 26.01.1940, 3.02.1940, 5.02.1940 и 07.02.1940 (каждый их этих Указов публиковался в «Ведомостях ВС СССР» и на следующий же день в газетах «Известия», «Правда» и «Красная звезда»), и ни в одном из них фамилии З. Г. Колобанова не было, вследствие чего информацию А. Пинчука следует считать неподтверждённой. В личном деле есть запись о награждении в 1940 г. орденом Красного Знамени.

Сразу после войны, 17 марта 1940 года, З. Г. Колобанов был назначен помощником командира 52-й роты танкового резерва по боевой части (1-я лёгкая танковая бригада), а ещё через пять дней переведён в Киевский ВО (город Староконстантинов, Украинская ССР).

6 сентября 1940 г. присвоено воинское звание старшего лейтенанта. Военная карьера в Киевском военном округе складывалась для З. Г. Колобанова удачно: он служил заместителем командира роты 90-го танкового полка, командиром роты 36-го отдельного учебного танкового батальона 14-й лёгкой танковой бригады, потом старшим адъютантом (начальником штаба) батальона 97-го танкового полка, а 9 мая 1941 г. назначен командиром роты батальона тяжёлых танков 97-го танкового полка 49-й танковой дивизии (танков рота так и не получила, и тогда становится понятно,[источник не указан 585 дней] почему, вспоминая про службу (чуть ниже по тексту), Колобанов не упоминает о командовании танковой ротой в 24-м мехкорпусе, потому что тяжёлых танков в нём не было).

Участник Великой Отечественной войны с 3 июля 1941 г. Переведён на Северный фронт командиром роты тяжёлых танков КВ-1, 1-го танкового полка 1-й танковой дивизии. По информации журналиста «Красной звезды» А. Пинчука, в 1-ю танковую дивизию З. Г. Колобанов попал из запаса. По словам З. Г. Колобанова, «поскольку у меня уже был боевой опыт - прошёл всю финскую и трижды горел в танке, то дали „старлея“ и назначили командиром роты.»

8 августа 1941 г. немецкая группа армий «Север» начала наступление на Ленинград. По воспоминаниям В. И. Баранова, бывшего командира 1-й танковой дивизии:

14 августа части 41-го мотокорпуса из состава 4-й танковой группы захватили плацдарм на р. Луга у села Ивановское. В бою под Ивановским З. Г. Колобанову удалось отличиться - его экипаж уничтожил танк и орудие противника.

Экипаж танка КВ-1 в бою 20 августа 1941 г. у совхоза (мызы) Войсковицы в Красногвардейском ныне Гатчинском районе Ленинградской области: командир танка - старший лейтенант Колобанов Зиновий Григорьевич, командир орудия старший сержант Андрей Михайлович Усов, старший механик-водитель старшина Николай Иванович Никифоров, младший механик-водитель красноармеец Николай Феоктистович Родников и стрелок-радист старший сержант Павел Иванович Кисельков.

19 августа 1941 г. после тяжёлых боёв под Молосковицами З. Г. Колобанов прибыл в 1-й батальон 1-го полка 1-й танковой дивизии. Дивизия была пополнена новыми танками КВ-1 с экипажами, прибывшими из Ленинграда. Командир 3-й танковой роты 1-го танкового батальона старший лейтенант З. Г. Колобанов был вызван к командиру дивизии генералу В. И. Баранову, от которого лично получил приказ прикрывать три дороги, ведущие к Красногвардейску (ныне город Гатчина) со стороны Луги, Волосово и Кингисеппа (через Таллинское шоссе): «Перекрыть их и стоять насмерть!»

В тот же день рота З. Г. Колобанова из пяти танков КВ-1 выдвинулась навстречу наступающему противнику. Важно было не пропустить немецкие танки, поэтому в каждый танк было загружено по два боекомплекта бронебойных снарядов и минимальное количество осколочно-фугасных.

Согласно исследованию О. Скворцова, события развивались следующим образом. Оценив вероятные пути движения немецких войск, З. Г. Колобанов направил два танка на лужскую дорогу, два - на кингисеппскую, а сам занял позицию на приморской дороге. Место для танковой засады было выбрано таким образом, чтобы прикрыть сразу два возможных направления: противник мог выйти на дорогу на Мариенбург по дороге от Войсковиц, либо по дороге от Сяськелево. Поэтому танковый окоп для тяжелого танка КВ-1 № 864 старшего лейтенанта З. Г. Колобанова был устроен всего в 300 метрах напротив Т-образного перекрёстка («Ориентир № 2») с таким расчётом, чтобы вести огонь «в лоб», если танки пойдут по первому маршруту. С обеих сторон от дороги находился болотистый луг, затруднявший манёвр немецкой бронетехнике.

На следующий день 20 августа 1941 г., после полудня, экипажи лейтенанта М. И. Евдокименко и младшего лейтенанта И. А. Дегтяря первыми встретили немецкую танковую колонну на Лужском шоссе, записав на свой счёт пять танков и три бронетранспортёра противника. Затем около 14:00 после безрезультатно завершившейся авиаразведки по приморской дороге на совхоз Войсковицы проследовали немецкие разведчики-мотоциклисты, которых экипаж З. Г. Колобанова беспрепятственно пропустил, дождавшись подхода основных сил противника. В колонне двигались лёгкие танки (предположительно Pz. Kpfw. 35(t) немецкой 6-й танковой дивизии (в других источниках также называются 1-я или 8-я танковые дивизии).

Выждав, пока головной танк колонны поравнялся с двумя берёзами на дороге («Ориентир № 1»), З. Г. Колобанов скомандовал: «Ориентир первый, по головному, прямой выстрел под крест, бронебойным - огонь!». После первых выстрелов командира орудия Усова А. М. , бывшего профессионального артиллериста-инструктора, участника войны в Польше и Финляндии, три головных немецких танка загорелись, перекрыв дорогу. Затем Усов перенес огонь на хвост, а затем и на центр колонны («Ориентир № 2»), тем самым лишив противника возможности уйти назад или в сторону Войсковиц. На дороге образовалась давка: машины, продолжая движение, натыкались друг на друга, съезжали в кюветы и попадали в болото. В горевших танках начал рваться боекомплект. По всей видимости, только немногие немецкие танкисты попытались открыть ответный огонь. За 30 минут боя экипаж З. Г. Колобанова подбил все 22 танка в колонне. Из двойного боекомплекта было израсходовано 98 бронебойных снарядов.

По некоторым свидетельствам, вместе с командованием танковой части к месту боя приехал и «специальный» корреспондент газеты «Известия», штатный корреспондент местной ополченческой газеты «На защиту Ленинграда» Павел Майский, который, предположительно, заснял панораму горящих машин.

По приказу комдива В. И. Баранова экипаж занял второй подготовленный танковый окоп в ожидании повторной атаки. По-видимому, на этот раз танк был обнаружен, и танки огневой поддержки Pz. Kpfw. IV начали обстрел КВ-1 с дальней дистанции, чтобы отвлечь внимание на себя и не позволить вести прицельный огонь по танкам и мотопехоте, которые в это время прорывались в район учхоза и далее в Черново. Кроме того, им требовалось вынудить советских танкистов покинуть позицию, чтобы приступить к эвакуации подбитых танков. Танковая дуэль не принесла результата обеим сторонам: З. Г. Колобанов не заявил ни об одном уничтоженном танке на этом этапе боя, а у его танка разбило внешние приборы наблюдения и заклинило башню. Ему даже пришлось дать команду выехать из танкового окопа и развернуть танк, чтобы навести пушку на немецкие противотанковые орудия, подтащенные во время боя к танку на близкую дистанцию.

Тем не менее, экипаж Колобанова выполнил поставленную задачу, связав боем немецкие танки огневой поддержки Pz. Kpfw. IV, которые не смогли поддержать продвижение вглубь советской обороны второй роты танков, где она и была уничтожена группой танков КВ-1 под командованием комбата И. Б. Шпиллера. После боя на КВ-1 З. Г. Колобанова насчитали более сотни попаданий (в различных источниках количество вмятин на броне танка З. Г. Колобанова приводится разное: 135, 147 либо 156).

Таким образом, в результате экипажем старшего лейтенанта З. Г. Колобанова было подбито 22 немецких танка, а всего его рота записала на свой счёт 43 танка противника (в том числе экипаж младшего лейтенанта Ф. Сергеева - 8; младшего лейтенанта В. И. Ласточкина - 4; младшего лейтенанта И. А. Дегтяря - 4; лейтенанта М. И. Евдокименко - 5). Кроме того, лично командир батальона И. Б. Шпиллер сжёг два танка. В этот же день ротой уничтожено: одна легковая машина, артиллерийская батарея, до двух рот пехоты и взят в плен один мотоциклист противника.

Несмотря на то что за 20 августа крупные потери в танках не были зафиксированы в немецких документах, это не опровергает заявленное советской стороной число подбитых танков. Так, 14 танков 65-го танкового батальона 6-й танковой дивизии, списанных на безвозвратные потери в период с 23 августа по 4 сентября, могут быть отнесены на результаты боя с ротой З. Г. Колобанова. А в начале сентября три роты 65-го танкового батальона были сведены в две смешанного состава. Остальные подбитые танки, по всей видимости, были отремонтированы. 7 сентября ген.-майор Эрхард Раус (нем. Erhard Raus) назначен временным командиром дивизии вместо ген.-лейтенанта Франца Ландграфа (нем. Franz Landgraf). О. Скворцов предположил, что «смена командира дивизии была вызвана результатами этого боя, а 19 августа стало таким позорным пятном для 6-й германской танковой дивизии, что во всех мемуарах события этого дня обходятся стороной».

В сентябре 1941 г. за этот бой командиром 1-го танкового полка 1-й танковой дивизии, членом ЦК Компартии Белоруссии, первым танкистом, получившим медаль «Герой Советского Союза» (№ 26), Д. Д. Погодиным все члены экипажа З. Г. Колобанова были представлены к званию Героя Советского Союза. Командир дивизии Герой Советского Союза генерал В. И. Баранов также подписал эти представления. Однако в штабе Ленинградского фронта награда Колобанову кем-то снижена до ордена Красного Знамени, а командиру орудия старшему сержанту А. М. Усову до ордена Ленина. Наградные листы с зачёркнутым красным карандашом представлениями к званию Героя Советского Союза хранятся в ЦАМО РФ.

Колобанов получил орден Красного Знамени 3 февраля 1942 г. Члены экипажа: командир орудия старший сержант А. М. Усов был награждён высшим орденом СССР орденом Ленина, старший механик-водитель старшина Н. И. Никифоров - орденом Красного Знамени, стрелок-радист старший сержант П. И. Кисельков и младший механик-водитель красноармеец Н. Ф. Родников - орденом Красной Звезды.

Около двух часов дня 20 августа 1941 г. в городе Красногвардейске (ныне город Гатчина) стала слышна сильная канонада развернувшегося у совхоза Войсковицы сражения с немецкими танками. Обеспокоенное партийное и советское руководство города обратилось за информацией о ситуации в военный штаб укрепрайона. По полученной там информации выяснилось, что военное руководство считает, что прорвавшиеся немецкие танки ведут бой уже на окраине города в районе Колпан. К несчастью, днём раньше при проведении мер по подготовке к эвакуации городского телефонного узла по халатности были перерезаны кабели коммутатора и тем самым полностью прервана телефонная связь в самом городе и связь с районом, Ленинградом и воинскими частями. Ориентируясь на имевшуюся текущую информацию, начальник районного отдела НКВД принял решение о немедленной эвакуации советских и партийных работников из города и подрыве основных производств в городе. Был выведен почти весь личный состав милиции и пожарные машины, подрывы были произведены, и в городе возникли пожары. При спешном покидании города было оставлено бесхозным оружие и боеприпасы. В тот же день после прояснения ситуации руководство города и милиция вернулись в город. Состоялось следствие и через неделю суд. По приговору суда руководитель отдела НКВД был приговорен к расстрелу, а почти все остальные руководители советских и партийных органов к большим срокам заключения.

Тем временем, к вечеру 20 августа 1941 г. германские танковые дивизии 41-го моторизованного корпуса выполнили поставленные немецким Генеральным штабом задачи по приостановке наступления на Ленинград и смене позиций дивизий для окружения Лужской группировки советских войск, захватив железнодорожную станцию Илькино (нынешняя станция Войсковицы) на Кингисеппской ветке и станцию Суйда на Псковской ветке Варшавской железной дороги.

Вероятно, данные события и привели к тому, что неправильная дата боя 19 августа 1941, распространённая в послевоенной публицистике, запечатлённая на монументах танкистам в Новом Учхозе в военном городке и у мызы Войсковицы и впервые появившаяся в книге издательства ДОСААФ 1965 г. «Танкисты в боях за Родину. Героические были» под редакцией ген.-майора Дударенко М. Л. и с предисловием маршала бронетанковых войск Ротмистрова П. А., так и не была откорректирована в советское и постсоветское время.

В начале сентября танковая рота З. Г. Колобанова удерживала подступы к Красногвардейску в районе Большой Загвоздки, уничтожив три миномётных батареи, четыре противотанковых орудия и 250 солдат и офицеров врага. 13 сентября 1941 года Красногвардейск был оставлен частями РККА. Рота З. Г. Колобанова прикрывала отход последней войсковой колонны на город Пушкин.

15 сентября 1941 г. З. Г. Колобанов был тяжело ранен. По данным А. Смирнова, ночью на кладбище города Пушкин, где танки заправлялись топливом и боеприпасами, рядом с КВ З. Г. Колобанова разорвался немецкий снаряд. Танкист получил осколочное поражение головы и позвоночника, контузию головного и спинного мозга. Находился на излечении в Травматологическом институте в Ленинграде, затем был эвакуирован и до 15 марта 1945 г. лечился в эвакогоспиталях № 3870 и 4007 в Свердловске.

Несмотря на тяжёлое ранение и контузию, Зиновий Григорьевич вновь попросился в строй и продолжил карьеру профессионального военного. 10 июля 1945 г. назначен заместителем командира 69-го танкового батальона 14-го механизированного полка 12-й механизированной дивизии 5-й гвардейской танковой армии в Барановичском ВО.

10 декабря 1951 г. переведён в Группу советских войск в Германии (ГСВГ), где проходил службу до 1955 г. Занимал должность командира танкового батальона самоходных артиллерийских установок 70-го тяжёлого танкового самоходного полка 9-й танковой дивизии 1-й гв. механизированной армии (в ГСВГ), затем с 2 июня 1954 г.- командир 55-го гв. танкового батальона 55-го танкового полка 7-й гвардейской танковой дивизии 3-й механизированной армии. 10 июля 1952 г. З. Г. Колобанову присвоено воинское звание подполковник, а 30 апреля 1954 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР награждён орденом Красного Знамени (за 20 лет выслуги в армии).

В это время из батальона в английскую оккупационную зону дезертировал солдат. Спасая комбата от военного трибунала, командарм объявил З. Г. Колобанову о неполном служебном соответствии и перевёл его в Белорусский ВО (с 10 декабря 1955 г.).

7 марта 1956 г. назначен на должность заместителя командира танко-самоходного батальона 10-го механизированного полка 12-й механизированной дивизии (Белорусский ВО), а затем с 16 мая 1957 г. - на должность заместителя командира танкового батальона 148-го гв. мотострелкового полка 50-й гв. мотострелковой дивизии 28-й армии (город Осиповичи Могилёвской области, Белоруссия).

5 июля 1958 г. подполковник З. Г. Колобанов уволен в запас. Работал на Минском автозаводе сначала мастером ОТК, затем контролёром ОТК, имел звание «Ударник коммунистического труда».

К 40-летию Победы Приказом министра обороны СССР № 40 от 1 августа 1986 г. награждён орденом Отечественной войны I ст.

Умер 8 августа 1994 г. в Минске. Похоронен 9 августа 1994 г. на Чижовском кладбище в Минске, участок номер 8/1г. Свидетельство о смерти выписано 12 августа 1994 г.

Награды: Два ордена Красного Знамени (№ 24234 приказ командующего Ленинградским фронтом № 0281/н от 3.02.1942; № 401075 Указ Президиума Верховного Совета СССР от 30.04.1954, за 20 лет выслуги в армии)

Орден Отечественной войны 1-й степени (Приказ министра обороны СССР № 40 от 1.08.1986; к 40-летию Победы),Орден Красной Звезды (№ 2876931 Указ Президиума Верховного Совета СССР от 20.06.1949, за 15 лет выслуги в армии), Медаль «За боевые заслуги» (№ 2957095 Указ Президиума Верховного Совета СССР от 6.05.1946, за 10 лет выслуги в армии), Медаль «В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина», медаль «За оборону Ленинграда», медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», юбилейная медаль «Двадцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», юбилейная медаль «Тридцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», юбилейная медаль «Сорок лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», медаль «Ветеран Вооружённых Сил СССР», юбилейная медаль «30 лет Советской Армии и Флота», юбилейная медаль «40 лет Вооружённых Сил СССР», юбилейная медаль «50 лет Вооружённых Сил СССР», юбилейная медаль «60 лет Вооружённых Сил СССР», юбилейная медаль «70 лет Вооружённых Сил СССР».

Давно замечено, что чем хуже идут дела на фронте, тем больше у проигрывающей стороны становится выдающихся летчиков, великих подводников, и бессмертных танкистов, чьи подвиги выходят за рамки реального и возможного. Приведу один пример. В начале 1944 года под украинским городом Корсунь-Шевченковский мы взяли в котёл мощную группировку противника, и полностью её уничтожили. Но вот если почитать некоторых немецких историков, то можно узнать, что сводный полк из «Тигров» и «Пантер», который шел окруженцам на помощь, за пять дней боев уничтожил ни много, ни мало, а 267 советских танков. Это, между прочим, целая танковая армия. «Тигры» и «Пантеры» - очень хорошие танки, и пожгли они наших не мало, спору нет, но тут акцент в другом - в том, что свои потери немцы обозначили всего в ОДИН «Тигр» и ТРИ «Пантеры» . Причем, этот «Тигр» подбили НЕ русские, его якобы, по ошибке уничтожила своя же «Пантера» - случайно стрельнула ему в корму.

Так вот, в том немецком полку было 90 танков, через две недели от них осталось всего 14-ть, а в мемуарах нет ни слова, куда же пропали остальные 76 немецких машин. Наверное, сами сломались, сами утонули в реках и болотах, или у них просто закончилось топливо, а может быть, они застряли в жирном украинском черноземе. Просто гусеницы забило грязью, и танки не смогли двигаться дальше. И советские войска здесь совершенно не причем. В общем, об этой странной пропаже семидесяти шести танков немецкие историки скромно умалчивают.

Кстати, тот сводный полк, который пытался пробить дорогу окруженным под Корсунем корпусам, свою задачу так и НЕ выполнил - он не прорвал кольцо, и немецкое командование этот полк расформировало. А и в самом деле, почему бы не разогнать разгильдяев, которые потеряли свои машины исключительно из-за ужасной русской грязи.

Всё, о чём я только что рассказал, было неким размышлением на тему пропаганды подвигов, вступлением к главной теме моей заметки.

Если принимать за чистую монету утверждения немецких танкистов и журналистов, то рекордом надо считать бои под Черкассами. Однако это не так. Абсолютный танковый рекорд принадлежит нашему герою - старшему лейтенанту Зиновию Григорьевичу Колобанову.

Его подвиг вошел в Книгу Рекордов Гиннеса, как самый успешный и результативный танковый бой за всю историю войн.

Поэтому он очень рационально распределил силы и расставил машины в самых тактически верных местах. Он приказал зарыть все танки в землю по самую башню, и хорошо их замаскировать. Своему командирскому КВ-1 он выбрал очень удобное место в самом центре обороны и закопал его на пригорке. Это расположение позволяло держать под контролем огромную площадь и перекрёсток двух дорог.

Наконец появились давно ожидаемые «гости» - колонна немецкой техники. В её голове ехали мотоциклисты и грузовики. Командир батальона приказал по связи немедленно открыть огонь. Ему, наверное, из Гатчины была лучше видна обстановка. Причем приказал жестко, как это часто бывало на фронте - матом. И знаете, как на это отреагировал Колобанов? Он просто взял, и отключил связь. Потому, что стрелять по мотоциклистам-разведчикам - это значит преждевременно обнаружить себя и сорвать все свои планы.

И вот на дорогу вышла танковая колонна. Сверхчеловеки ехали совершенно расслабленные. Как до этого по Европе: люки открыты, командиры торчали из башен спокойно и смотрели нахально, у многих были расстегнуты воротники и оголены руки до локтей, один что-то жевал, другой смотрел в бинокль… И тут грянул первый выстрел. Головной танк загорелся, его развернуло поперек шоссе, и он тем самым перекрыл дальнейшее движение. Второй выстрел - второй горящий танк наехал на первый, и украсил собой стальную композицию. Следующие выстрелы были перенесены по хвосту колонны, и там заполыхало три машины. Пробка на дороге окончательно сформировалась. А потом началось расформирование этой танковой колонны. Как куропаток в лесу, как жестяные фигурки в тире, «Климент Ворошилов» командира Зиновия Колобанова и наводчика Андрея Усова за пол часа настрелял 22 вражеских танка.

А что же остальные четыре танка из роты Колобанова? Они тоже не сидели без дела, и на своих участках накрошили еще 21-ну бронированную «куропатку», а также артиллерийскую батарею и две роты пехоты. Итого: 43 вражеских машины и множество живой силы противника без единой своей танковой потери. У нас из танкистов не погиб никто! Вот так командир роты Зиновий Колобанов унизил Третий рейх и вошел в историю.

За совершенный подвиг все члены экипажа был представлены к званию Героя СССР. Но как это ни удивительно, но Золотую Звезду не дали никому. Ограничились орденом Красной Звезды для командира, орденом Ленина для наводчика Усова, остальным тоже вручили высокие награды. Причина столь несправедливого награждения кроется в том, что во время финской войны, вернее сразу после её завершения, подчиненные Зиновия Колобанова пошли брататься с финнами. И по старинной русской традиции душевно так побратались. За это, трижды горевшего в танке капитана Колобанова лишили звания Героя Союза, сняли погоны и отправили в лагерь. Освободила его начавшаяся война. И даже после столь успешного и героического разгрома Золотую Звезду Героя Колобанову не вернули.

Хороший анимационный фильм-реконструкция о подвиге Колобанова:

Вам также будет интересно:

Пророчества и изречения о последних временах
Св. Ипполит Римский (†30.01.268г.) говорит: «Скорбную жизнь оплачет тогда вся земля,...
В оптиной пустыни призывают к евхаристическому общению с латинянами
Проповедь экуменизма в монастыре Оптиной Пустыни Приехали к началу Божественной Литургии в...
Во что же сложить своё добро?
Меня очень позабавила, и я подумал, а чего это у нас нет тем о том, как построить\устроить...
Комментарий оптиной пустыни
Мы с вами являемся свидетелями всеобщей апостасии, охватившей Русскую Церковь. Во главе с...
Мир живет предчувствием конца света… Тому есть множество признаков, но не следует торопить...