Жизнь фабричных рабочих до революции. Вредное влияние фабрики на женщин и детей. В современном мире
Отдых и увлечения. Зачатие и беременность. Что подарить. Значение имени

Ваше высокопреподобие отец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Храм дмитрия солунского на благуше - островок истинной веры

Рубрика старец паисий святогорец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Представительство Православной Церкви Чешских Земель и Словакии

Святитель николай чудотворец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Николай Мишустин и Леонид Перлов — о реальных зарплатах и нагрузках учителей

Смотреть что такое "наша эпоха" в других словарях

Митрополит Антоний (Мельников) Открытое письмо священнику Александру Меню Митрополит Антоний (в миру Анатолий Сергеевич Мельников)

(заявление в школу на отказ от карты учащегося)

олег васильевич щербанюк, православный эксперт

Русская духовная миссия в Иерусалиме объяснила зачем «вскрыли Гроб Господень

BonAqua и AquaMinerale — вода из под крана

Жизнь фабричных рабочих до революции. Вредное влияние фабрики на женщин и детей. В современном мире

Жилищные условия промышленных рабочих не отвечали элементарным санитарно-гигиеническим требованиям. В Германии строительство частных домов с квартирами, предназначенными для сдачи внаем, велось уже с конца XVIII — начала XIX в. В XX в. этот тип жилища стал в городах обычным, что было связано с интенсивным притоком сельского населения. Качество жилья в многоэтажных домах было невысоким, ощущалась нехватка квартир. В большинстве случаев жилища были перенаселены. Если под последним понимать проживание более двух человек в каждой комнате, включая кухню, то в перенаселенных квартирах обитали: в Познани 53%, в Дортмунде — 41, в Дюссельдорфе — 38, в Аахене и Эссене — 37, в Бреслау— 33, в Мюнхене — 29, в Кельне — 27, в Берлине — 22% рабочих. Мало чем отличались жилищные условия французских рабочих. В 1884 г. рабочие, приглашенные участвовать в парламентском изучении жилищного вопроса, рассерженно говорили о грязных, набитых людьми, как рыбой в бочке, клетушках. В целом перенаселены были 55% квартир в Париже, 60 — в Лионе, 75 — в Сент-Этьенне. В Англии и Уэльсе по данным за 1893 г. в переполненных квартирах жили более 11% населения. Несмотря на это, была распространена «сдача коек постояльцам», практиковавшаяся семьями, снимавшими частные квартиры, что помогало вынести бремя арендной платы. В Лондоне встречались объявления о сдаче части комнаты, причем мужчина, служивший днем, и девушка — прислугой в гостинице ночью, должны были пользоваться одной постелью.
Осознание того обстоятельства, что хорошее жилье является одной из основ социального мира, побуждало городские власти к расширению муниципального строительства. К концу XIX в. внешний вид промышленных городов, населенных преимущественно рабочими, резко изменился. Улицы избавились от грязи и лачуг, на месте которых возводили большие каменные дома. В Париже первый комплекс коммунального недорогого жилья с помпезным названием «Город Наполеона» ввели в 1851 г. Самая просторная из имевшихся квартир включала большую общую комнату, спальню с камином и маленькую кухню, одновременно служившую прихожей. Туалет и умывальник размещались в общем коридоре, имелись прачечная и помывочная. Лестничные пролеты убирались специальным работником. По заявкам жильцов врач по утрам давал бесплатные консультации, а в случае необходимости совершал визиты на дом. Однако попытки расселения в таких домах зачастую на талкивались на сопротивление самих рабочих. Причиной являлась строгая регламентация порядка проживания, контроль за частной жизнью квартиросъемщиков. В 10 часов вечера входные двери закрывались на замок, и никто не смел выходить из своей квартиры на улицу позже этого времени.
В Великобритании в 60—90-х гг. XIX в. приняли ряд законов, предусматривавших реконструкцию или снос непригодных для проживания домов. Домовладельцы саботировали их, но определенные сдвиги произошли. Муниципалитеты сносили старые кварталы и строили новые дома, однако муниципальное строительство было незначительным: Совет Лондонского графства к 1908 г. построил только 7880 квартир — ничтожное количество с учетом численности населения. Строительство велось и акционерными обществами; возведенные ими дома были намного комфортнее.
К созданию более благоприятных жилищных условий для рабочих приступили и фабриканты: промышленники поняли преимущества сохранения стабильной рабочей силы и патерналистского (от лат. paternus — отеческий, pater — отец) подхода к своим рабочим. Во Франции первыми среди индустриальных компаний стали обеспечивать своих рабочих семейными домами угольные шахты. В Великобритании начало фабричному жилищному строительству положил владелец фабрики по производству мыла Уильям Левер, который в 1887 г. перенес свое предприятие в окрестности Ливерпуля и построил «образцовую деревню» из домов коттеджного типа для рабочих. Его примеру последовали и другие промышленники. Все они руководствовались не столько филантропическими побуждениями, сколько трезвым расчетом: лучшее жилье способствовало интенсификации труда, привязывало рабочих к фабрике, сдача домов внаем сама по себе приносила прибыль.
Строили дома для рабочих и крупные предприниматели Германии. В Рурском бассейне в 1914 г. 35% шахтеров жили в квартирах, принадлежавших владельцам рудников. За фабричную квартиру платили меньше, чем за частную. Но в этом случае рабочие попадали в полную зависимость от предпринимателей. Арендные договоры содержали предостережение об изъятии квартиры за участие в стачках. Семейство Круппов, предоставляя своим работникам квартиры, школы, лечебницы, предприятия бытового обслуживания, считало вправе распоряжаться их нерабочим временем и вмешиваться в частную жизнь. А. Крупп, с 1848 по 1887 г. возглавлявший знаменитую
фирму «Фридрих Крупп из Эссена», издал приказ «Людям моего завода», в котором утверждал, что к числу рабочих мест каждого преданного фирме работника относится и его, работника, брачное ложе. Всякий сознательный крупповец, утверждалось в приказе, должен стараться полностью обеспечить государство верноподданными и дать своему заводу особый, нужный ему сорт людей. В Германии подобное отношение к жившим на зарплату было распространенным явлением. В 1895 г. во Франкфурте старинное и богатое страховое общество распространило циркуляр: «В последнее время учащаются случаи, когда молодые служащие, получающие небольшое жалованье, достаточное только для своего прокормления, вступают в брак. Решение основать семью, имея небольшие средства, очень скоро приводит к самым печальным последствиям. В доме появляется нужда, неизбежны денежные затруднения, а домашние заботы лишают служащих возможности исполнять свои обязанности, как того требуют наши интересы, не говоря уже о том, что вследствие такого неблагоразумного образа действий к нам то и дело предъявляются требования о повышении жалованья, кои удовлетворить мы, естественно, не в состоянии. Сим постановляем поэтому, чтобы каждый молодой служащий, намеревающийся вступить в брак, заблаговременно докладывал нам об этом своем намерении, дабы мы имели возможность взвесить, будем ли мы впредь нуждаться в его услугах» .
В Рурской области на протяжении первой половины, а в южной ее части и до конца XIX в. шахтеры стремились купить собственный домик с небольшим, размером до 1 га, пригодным для обработки участком земли. Не сумевшие или не успевшие это сделать до резкого подорожания земли вынуждены были нанимать жилье, как правило, из двух-трех помещений, включая кухню. Зимой она была как правило единственным отапливаемым помещением. В кухне проходила большая часть жизни семьи: здесь готовили пищу, ели и стирали, вечерами мужчины играли в карты, дети делали школьные уроки. Спальню родители делили со своими детьми. В супружеской постели вместе с родителями часто спал самый младший, два-три ребенка делили другую кровать. Третью комнату, если она была, либо отдавали старшим детям, либо сдавали одному или нескольким постояльцам. Реже она служила парадной комнатой с лучшей мебелью, иконами на стене. В этом случае в ней не жили, а пользовались по праздникам и дням семейных торжеств.
Рабочие жилища зачастую отличались минимумом мебели и других предметов, набор которых обычно ограничивался кухонной утварью, матрасами, столом, несколькими стульями и иногда фамильным сундуком — символом уважения к семейным корням. Иногда здесь можно было встретить клетку для птиц: из домашних животных бедняки предпочитали именно их. На окне кружевная занавеска фабричной выделки, а стену украшала цветная вырезка из еженедельного иллюстрированного журнала или семейная фотография. Стены приводили в соответствие со вкусами хозяйки, поэтому при переезде первым делом меняли обои. Стремление к комфортным условиям сна перевешивало остальные требования. Как только рабочие могли оплатить квартиру больших размеров, детям выделяли отдельную комнату, а набитый соломой матрас заменяли деревянной кроватью. Рабочие чаще тратили деньги не на улучшение слишком дорогого жилья, а на одежду, которая должна была подчеркнуть достаток, — тогда можно было появиться на людях без смущения. Последнее считалось особенно важным, потому что большая часть свободного времени проходила вне квартиры.

Досуг рабочих в 19 веке

Рабочие различных стран и даже одной страны, но разного уровня достатка, по-своему проводили свободное время. Например, рабочие французских городов, выталкиваемые стесненностью жилья из дома, осваивали прилегавшие неблагоустроенные районы, на улицы которых даже полиция не решалась заглядывать. Они не любили огражденные площадки для игр и общественные парки, к которым относились как к местам для прогулок преуспевавших буржуа. Местом встреч становились кафе и винные магазины. Их хозяева нередко являлись друзьями посетителей и равноправными участниками бесед. В кафе играли в карты, читали газеты. Здесь по дороге на работу выпивали чашку кофе или стаканчик вина. Алкоголь часто становился способом завязывания дружеских отношений. Росту потребления спиртных напитков в городах способствовало понижение цен в связи с внедрением индустриальных методов виноделия. Рабочие пили вино, горькие настойки, абсент хотя и старались скрыть свою привязанность к последнему. Сидр и пиво не пользовались большой популярностью. Женщины отдавали предпочтение аперитивам, ликерам в комбинации с мочеными фруктами.
Английские рабочие, но не их жены, также много свободного времени проводили в пабах. Вместе с тем они имели возможность заняться более полезным делом в клубах, число которых в Англии начала XX в. превысило 4 тыс. Управление ими обеспечивали выборные правления. Клубы обычно имели библиотеку, читальную комнату, лекционный зал, помещения для общения и бесед, буфет. Единовременный взнос и еженедельная плата были невелики, поэтому членство в клубах было вполне доступным. Клубы предоставляли возможность для самообразования, чтения и дискуссий, организовывали лекции и театральные представления, проводили субботние и воскресные экскурсии. Отдельно создававшиеся женские клубы обычную программу деятельности дополняли вечерними курсами рукоделия, кройки и шитья, бухгалтерского дела и т.п. Раз в месяц устраивались танцевальные вечера с приглашением мужчин, в другие дни девушкам приходилось танцевать друг с другом.

Машины получили первое применение в текстильной промышленности. Прядильные и ткацкие станки сделали излишней мускульную силу рабочего, но потребовали быстроты и ловкости движения пальцев. При этих условиях сделалась технически выгодной замена мужчины женщиной и ребенком. К техническому моменту присоединился другой - экономический. Такая замена обещала фабриканту экономию в заработной плате и предоставляла в его распоряжение рабочую силу, покорную самой широкой эксплуатации.

Появление первых фабрик с механическими станками было началом массового привлечения детей и женщин к промышленному труду. Но ошибочно думать, что в эпоху, предшествующую индустриальной революции, процент детей и женщин, занятых в обрабатывающей промышленности, был ничтожен. Барский двор средневекового сеньора был заполнен крепостными работницами (ткачихами, пряхами, вышивальщицами и пр.). Средневековые города уже в XIII столетии насчитывают немало женщин - ремесленниц, о них говорят городское право и цеховые статусы.

Уже тогда работники-мужчины с тревогой следили за возрастающим предложением дешевого женского труда. Возникла организованная борьба ремесленных цехов против наплыва свободных женских рук. Параллельно росту женского труда росло число детей, поглощаемых мастерской ремесленника: дети обоего пола вступали в нее в качестве учеников, и чем быстрее развивалось техническое разделение труда, тем больше их количество втягивалось в водоворот промышленной жизни. XVI век отмечен появлением крупных капиталистических мастерских, в которых открыто обнаруживается стремление усиленно эксплуатировать детские силы. Елизаветинский закон об ученичестве (1562 г.) пытается искусственно задержать этот рост в интересах мелкой промышленности.

Наблюдаемое явление объясняется глубоким преобразованием экономической жизни: успехи средневековой торговли нанесли решительный удар системе натурального хозяйства, возникло общественное разделение труда, и целый ряд трудовых операций из тесного круга семьи переносится в обособленные мастерские. Сфера домашнего хозяйства все более суживается, освобождая силы женщины и вспомогательные силы детей. Семья вынуждена многие предметы приобретать на рынке, и стремление поднять свою покупательскую силу заставляет ее занять освобожденные руки женщины и ребенка ремесленным производством. К той же цели толкало одиноких женщин отсутствие средств существования.

Таким образом, условия экономической жизни задолго до появления машин подорвало органическую цельность семейной ячейки. Но эти первые вестники новых социальных отношений бледнеют перед позднейшим переворотом. Конец XVIII века в истории Англии отмечен непрерывным рядом технических изобретений, получивших мировое экономическое значение. Применение машин к обработке волокнистых веществ с небывалой силой пробудил промышленную инициативу. Крупная капиталистическая мануфактура, возникшая еще в XVI веке, преобразуется в современную фабрику: огромные массы рабочих сосредоточиваются в одном предприятии, старинное ремесло падает, уступая место крупной промышленности.

Машины получили первое применение в текстильной промышленности. Здесь следствия технического переворота обнаружились особенно ярко, и ход дальнейших усовершенствований был особенно успешным. Прядильные и ткацкие станки сделали излишней мускульную силу рабочего, но потребовали быстроты и ловкости движения пальцев. При этих условиях сделалась технически выгодной замена мужчины женщиной и ребенком. К техническому моменту присоединился другой - экономический. Такая замена обещала фабриканту экономию в заработной плате и предоставляла в его распоряжение рабочую силу, покорную самой широкой эксплуатации. Вот почему с конца XVIII века так быстро возрастает количество женщин и детей, занятых в английской текстильной промышленности. В силу тех же самых причин массовое привлечение женщин и детей началось и в других отраслях производства.

Процесс, в классической форме пройденный Англией, с незначительными вариациями был повторен другими странами. Для первой половины ХХ века вытеснение взрослых мужчин женщинами и детьми и широкая, ничем не стесненная эксплуатация женского и детского труда, были общеевропейским явлением. Интенсивность этого явления произвела громадное впечатление на современников. Отсюда видно, как резко отличался лихорадочно быстрый темп возрастания женского и детского труда в машинный период от постепенного незаметного роста в предшествующую эпоху.

Последовавшие изменения экономической жизни не прекратили, а усиливали этот процесс. Мощное развитие транспорта, торговли и капиталистического земледелия втянули в сферу наемного труда новые массы женских и детских сил. Непрерывная дифференциация труда делала это явление возможным, а преимущество дешевой и покорной рабочей силы желательным и выгодным для торжествующего капитала. Наоборот, для умирающего ремесла неограниченная эксплуатация детей стала единственным средством поддержать свою агонию. Система фиктивного ученичества обусловила непрерывное возрастание детей, занятых в ремесле, и позволила ремесленнику хотя бы отчасти парализовать уничтожающую конкуренцию капитала.

Вытесняя труд взрослого мужчины из одних отраслей производства, женщина перемещает его в другие, не уменьшая общего количества мужского рабочего населения. Существуют специфические отрасли женского труда, в которых относительное число работниц особенно высоко, а количество мужчин прогрессивно падает (конфекционное, швейное, кружевное, фабричная обработка волокнистых веществ и др.). Здесь сильнее сказывается экономическая выгода от эксплуатации физических и духовных особенностей женщины.

В ответном предложении труда нет недостатка - суровая нужда гонит жен, матерей и юных девушек под своды фабрик и ремесленных мастерских. Анкета германских фабричных инспекторов о труде замужних женщин подтверждает, что решающую роль при поступлении на фабрику играет крайняя нужда самой работницы или ее близких.

В России

В России зарождение крупной промышленности восходит к началу XVIII века. Слабые зачатки фабричного производства наблюдаются еще в XV-XVI веках, но первые крупные предприятия возникают в Петровскую эпоху под сильным влиянием государственных требований. Реорганизация армии предъявила усиленный спрос на продукты независимой национальной промышленности, и вся экономическая политика Петра сводилась к лихорадочному насаждению суконных, полотняных, оружейных и прочих фабрик на базисе развившегося торгового капитала. Но в XVIII веке русская фабрика еще не носит капиталистический характер: за отсутствием свободных рабочих рук она вырастает на основе принудительного труда поссесионных и вотчинных крестьян. Свободы договора не существует, положение фабричных одинаково с положением крепостных. И только в XIX веке, под непосредственным влиянием европейской индустриальной революции воз¬никает и быстро овладевает рынком капиталистическая фабрика, и труд свободного рабочего, как более выгодный в экономическом отношении, вытесняет принудительный труд.

Падение крепостного права оказало сильнейшее влияние на рост обрабатывающей промышленности. Возникают новые отрасли производства, расширяется сеть железных дорог, разрастаются крупные фабричные центры. Россия, еще в дореформенную эпоху захваченная в круговорот мирового хозяйства, становится вполне капиталистической страной. Явления, сопутствующие капитализму на Западе, повторяются и у нас: разрывается вековая связь крестьянина с землей, образуется самостоятельный класс необеспеченных наемных рабочих, и прежняя патриархальность отношений сменяется господством «денежной наличности».

Повторяется также явление, отмеченное нами на предыдущих страницах: параллельно росту и концентрации крупного машинного производства образуется целая рабочая армия из женщин и детей.

Дети-работники появляются на дореформенной фабрике очень рано. Организация принудительного труда в XVIII веке не останавливалась перед физической слабостью ребенка: фабриканты получали выгодную привилегию, насильственно водворяя на фабрики нищих детей, просящих милостыню на городских улицах. Как общее правило, малолетние встречались в XIX веке на поссесионных фабриках. Нередко детей принимали на фабрики в срочную кабалу или массами забирали из Воспитательного дома за самую ничтожную плату. Сообщения об этих фактах относятся к тому моменту, когда начинался подъем капиталистической промышленности, вводились машины, и повышался спрос на рабочие руки. Это явление, аналогичное английской системе эксплуатации «приходских детей», просуществовало до 80-х годов, и было отменено при осмотре московских фабрик фабричным инспектором Янжулом.

Наряду с детским трудом очень распространен труд подростков. Сопоставляя данные за десятилетие, мы находим здесь абсолютное возрастание, относительные цифры и тут колеблются, но в конечном итоге сокращения нет… Своды Отчетов отмечают среди подростков преобладание девочек, а за последние годы - несомненную тенденцию заменять подростками взрослых.

О положении женского труда можно составить более отчетливое представление. На крепостной фабрике XVIII и XIX веков женщины работали наряду с мужчинами. И здесь правительство активно вмешивалось в социальные отношения, насильственно водворяя на фабрики «виновных баб и девок из тюрем и острогов». Работные Регулы 1741 года представляли фабрикантам право принуждать к фабричной работе дочерей и жен крепостных мастеровых. Некоторые поссесионные фабрики насчитывают громадное число работниц, например, Большая Ярославская Мануфактура в начале XIX века имела 1625 мужчин и 2250 женщин.

Широкое участие женщин в фабричной промышленности отмечают фабричные инспектора первого призыва. В осмотренных ими предприятиях в 1885 году насчитывалось рабочих:
мужского пола - 333052 чел. (68,59%)
женского пола - 152545 чел. (31,41%)

Женский труд увеличивается абсолютно и относительно… В чем же причины этого явления?

Личные наблюдения фабричной инспекции приводят и к следующим выводам: фабриканты предпочитают иметь дело с работницами, так как они уступчивые и требуют меньше оплаты, женщина вообще внимательнее, трудолюбивее и воздержаннее мужчины, она представляет из себя более спокойный, консервативный элемент.

Из каждой 1000 рабочих было:

Женщин:
На табачных фабриках: в 1895г. - 647 чел., в 1904г. - 678 чел.
На спичечных фабриках: в 1895г. - 451 чел., в 1904г. - 482 чел.
На пивоваренных фабриках: в 1895г. - 24 чел., в 1904г. - 86 чел.

Детей:
На табачных фабриках: в 1895г. - 91 чел., в 1904г. - 69 чел.
На спичечных фабриках: в 1895г. - 105 чел., в в 1904г. -141 чел.
На пивоваренных фабриках: в 1895г. - 4 чел., в в 1904г. -14 чел.

Из этого видно, что применение женского труда возросло во всех трех производствах, указанных выше, а труд детей - на спичечных фабриках и пивоваренных заводах. Интересно, что даже среди малолетних, девочки по немногу вытесняют мальчиков, т.к. и здесь их труд оплачивается дешевле, чем труд этих последних.

Н.А. Рубакин «Россия в цифрах», 1912г.

Мотивы фабрикантов совершенно аналогичны тем, которые мы наблюдаем в Западной Европе. Социальный кризис 1905-1906 г. только способствовал их осознанию и явному обнаружению.

В заключение приведем данные о распределении трудящихся женщин по отраслям промышленности. Сводка данных 1897 года охватывает всех наемных работниц. Она показывает, что в России тоже существует специфическая отрасль женского труда: домашнее услужение, заведения, касающиеся чистоты и гигиены тела, табачное и текстильное производства, изготовление одежды. Здесь - полный параллелизм с Западной Европой, который объясняется общностью основной причины: женщина завоевывает трудовую сферу, которая более отвечает ее женским особенностям. С одной стороны - ее веками выработанной домовитости, с другой - ловкости и гибкости ее пальцев, слабости тела, неспособного на сильное мышечное напряжение. Чем выше уровень экономической жизни, тем сильнее такая специализация труда.

Таким образом, в России мы наблюдаем явление, которое обще всем остальным капиталистическим странам: развитие машинного производства втягивает в сферу наемного труда огромные массы детей и женщин, они образуют не временные вспомогательные отряды рабочего класса, а входят в систему хозяйственной жизни постоянным и важным звеном, без которого невозможно нормальное экономическое развитие. Значительная часть из них захватывается фабричным производством. С ростом промышленности число женщин абсолютно и относительно возрастает, число детей продолжает оставаться на высоком уровне.

Вредное влияние фабрики на женщин и детей

Губительное влияние фабричной системы на рабочих со страшной силой сказалось в начальный период капитализма. Исследования, произведенные в XIX веке Марксом, Энгельсом, Виллерме, Бюре и др., раскрыли перед западноевропейским обществом потрясающую картину физической и моральной деградации, которая увенчивала святоохранявшуюся «свободу договора». Массы людей, вырванные из условий устойчивого существования, скоплялись в фабричных центрах в ужасающей грязи и скученности, страдая от недостатка воздуха, света, питания, умирая от эпидемий и преждевременного истощения, умственно тупые и нравственно развращаясь. Ничтожная заработная плата, неограниченный рабочий день и нездоровые условия труда были обычными спутниками рабочего в эту первоначальную эпоху.

В противоположность крестьянину-землепашцу промышленный рабочий дышит отравленной атмосферой, подвергается резким колебаниям температуры, страдает от грохота и стука машин, его труд нередко отупляюще-однообразен, лишен всякого умственного содержания и вреден недостатком мускульного напряжения. Подобные условия не могут не отразиться на состоянии организма, и сопоставление данных о сельских и промышленных округах приводит к самым печальным выводам. В стране передового социального законодательства, в Швейцарии, при военном наборе процент забракованных фабричных рабочих значительно превосходит соответствующую цифру у крестьян. У первых физическое развитие гораздо ниже, телесных недостатков - гораздо больше. Аналогичные данные мы имеем для Франции.

В России, при ее политической и культурной отсталости, фабричные условия должны действовать более угнетающе, чем на Западе. Санитарно-статистические исследования Московского Земства и первые отчеты фабричных инспекторов развернули гнетущую картину рабочей жизни, позднейшие исследования дополнили ее, но мало изменили.

В общем, русский рабочий и в наши дни скучивается в тесных грязных казармах или ютится по углам и каморкам, питается скудной и часто нездоровой пищей, работает в крайне антисанитарной обстановке и дает огромный процент травматических повреждений. Исследователи-врачи, писавшие о фабричной жизни на основании строгообъективного материала, порою не выдерживали и яркими штрихами передавали свои личные впечатления от рабочих. Их поражали ранняя старость и отпечаток вечной усталости на изнуренных, бескровных лицах. Рядом с выражением настоящего страдания, они встречали полную апатию, тупое безучастие ко всему…

Если фабричные условия оказывают такой вред взрослым окрепшим организмам, то с какой же разрушающей силой должны они влиять на детей!

Ребенок приходит на фабрику неразвившимся существом, со слабой сопротивляемостью внешним влияниям: он чаще подвергается заболеваниям, его болезни чаще заканчиваются смертельным исходом. Члены его тела не успевают сложиться, не окрепли и быстрее поддаются вредному воздействию обстановки. Ребенку чужды внутренняя сосредоточенность и умение владеть собой, и мысли, и чувства его далеки от планомерной и напряженной затраты энергии. На фабрике ребенок-рабочий попадает в условия, ненормальные для развития, стоящие в резком противоречии с элементарными требованиями гигиены и педагогики. Поэтому разнообразные отзывы о вредном влиянии фабричного труда на детский организм не должны казаться нам неожиданными.

На врачей, лично обозревавших фабрики, малолетние работники всегда производили особенно тяжелое впечатление. У фабричного инспектора Гвоздева, при описании мелких фабрик его участка, встречаются следующие строки: «Здесь я встречал малолетних, вид которых производил ужасное впечатление: таких истомленных лиц воскового цвета с глубоко впавшими глазами и совершенно синими подглазницами вы нигде больше не встретите».

На женщин вредное влияние фабрики отражается с неменьшей силой. Сравнительно с мужчиною женщину ставят в невыгодное, тяжелое положение отличительные особенности ее пола. Они заключаются с одной стороны в физическом организме женщины, с другой - в ее социальном положении.

Женщина физически слабее мужчины…Отсюда ясно, насколько опасны для женщин некоторые фабричные операции (переноска тяжестей, работа при печах и т.д.). Как общее правило, этот фактор учитывается, и женщины ставятся на легкие работы. Но в некоторых профессиях употребление мускульной силы женщин получает широкое применение, погоня за дешевой и покорной рабочей силой побуждает фабрикантов раздвигать сферу женского труда дальше физически допустимых пределов. Это наблюдается одинаково и на Западе, и в России.

Кабальность, эксплуатация и угнетение рабочих женского пола была такой же как и у мужчин, если не большей. Именно женщина, отработавшая на заводе вместе с мужчиной, должна была находить время для заботы о детях и ведения домашних дел. Продолжительность трудового дня не регламентировалась в России в конце ХIХ века, и составляла 17-18 часов, а порой доходила до 20 часов в сутки.

При изучении статуса рабочих России конца XIX века выявлено, что заработную плату женщине, занятой на производстве промышленного предприятия, фабриканты выплачивали как минимум в два раза ниже, чем для лиц мужского пола. Так, например, заработок рабочих основных цехов пуговичного производства Акционерного общества Бено-Ронталлер, то есть мужчин, составлял 20 - 25 рублей в месяц. В подсобных цеха, «где работали преимущественно женщины, заработок равнялся 10 - 12 рублям в месяц, на своих харчах и со своей квартирой. То есть в этом случае женщины должны были еще снимать себе жилье и покупать продукты питания, что мужчинам предоставлялось за счет предприятия.

Постепенное введение женского труда в промышленности, применение механизации, сокращения рабочих кадров в России в конце XIX века привели к тому, что возникла конкуренция между мужчиной и женщиной. Результатом таких изменений стало использование женского труда в тех отделениях предприятий и на тех профессиях, которые по своему назначению ниже оплачиваемы. Большинство женщин Российской Империи нанимались на тяжелые мужские работы в металлургические предприятия, заранее зная о том, что заработная плата их будет минимум на 30 % меньше, чем у мужчин. Промышленники этот факт объясняли тем, что женщины, как правило, имеют «недостаток профессиональной подготовки», делающий их труд менее производительным. Однако бороться с таким явным недостатком профессиональной подготовки никто из предпринимателей не собирался: опыт работы увеличивал производительность работниц, а заработная плата при этом оставалась прежней.

И.Ю. Ташбекова
«Женский труд в России в конце ХIХ века: историко-правовой аспект»

Попав на фабрику, женщина быстро слабеет, становясь доступнее действию болезни…Чем дольше длилась фабричная работа, тем тщедушнее становился организм фабричной работницы.

Русская фабрика отличается в этом отношении от европейской в невыгодную сторону: примитивная санитарная техника, беззаботность фабричной администрации, отсутствие регулирующих правил ведет у нас к увеличению травматических повреждений. Интересно отметить, что возрастание женского труда за последние годы повлекло за собой увеличение несчастных случаев, как абсолютно, так и относительно.

Наибольший процент фабричных работниц занят в текстильном производстве, которое влияет на организм трудящихся вреднее других отраслей промышленности. Всесторонние антропометрические измерения, произведенные доктором Дементьевым, выяснили худшее физическое состояние текстильных рабочих. Они - ниже ростом, легковесны, имеют меньшую абсолютную и относительную окружность груди и обладают значительно меньшей мускульной силой. Причина такого резкого различия кроется в неблагоприятных условиях текстильных фабрик: работа производится здесь при сильно-повышенной температуре и в воздухе, испорченном дыханием массы людей, сосредоточенных в замкнутых помещениях, мышечное напряжение ничтожно, и это понижает жизненные процессы рабочего, труд беспрерывен, автоматичен и отупляюще однообразен. Ко всему этому присоединяется вредное влияние пыли и газов: особенно гибельны операции трепания и чесания волокон, сортировка сырого материала и размачивание шелка, создающие благодатную почву для развития легочных заболеваний.

Женский труд очень распространен в табачном производстве, процент работниц превышает здесь процент взрослых мужчин. Между тем с санитарной точки зрения оно одно из самых вредных. Табачные мастерские пропитаны едкой ядовитой пылью, которая оседает на легких, вызывая разнообразные формы легочных заболеваний: астма, хронический бронхит, ангина, чахотка свирепствуют среди работниц. К самым страшным, по своим последствиям, относятся производства, связанные с употреблением ядовитых веществ - ртути, фосфора и свинца. Здесь воздух наполнен ядовитыми испарениями, от которых начинается тошнота, головокружение, и наступает хроническое отравление организма.

Молодые девушки, работающие на фабриках, поголовно страдают малокровием, наступление возмужалости у них запаздывает, размеры роста и таза меньше, чем у девушек- крестьянок.

Таковы условия фабричной работы и воздействие их на женский организм. Фабрика не только мешает его нормальному развитию, но действует на него разрушающе, преждевременно сводя в могилу целые поколения фабричных работниц.

Фабричная инспекция и врачи единогласно указывают на тяжелое положение беременной работницы. Фабричная администрация иногда рассчитывает забеременевших, иногда ограничивает их работу определенным сроком, иногда считается с фактом беременности и не ставит беременным никаких ограничений. Опасаясь расчета, женщина скрывает свою беременность или прибегает к искусственному аборту. Нужда заставляет ее работать во весь период беременности и бросать фабрику в самый последний момент, иногда за несколько часов до родов; бывают случаи, что женщина разрешается от бремени по дороге с фабрики или у фабричного станка. Если на здоровую вредно влияет непрерывное стоячее и сидячее положение, то беременная страдает от того и другого в сильнейшей степени. Германские инспектора в специальной анкете о фабричном труде замужних женщин констатировали частые женские заболевания, обусловленные работой беременных.

В особенности опасны работы, связанные с напряжением мышц, с резкими телодвижениями и вдыханием ядовитых веществ. Фабрика отравляет не только женщину, она отравляет зародыш, несущий в себе источник быстрого захирения и умирания. Учеными Гиртом и Шустером доказано, что анилин, свинец и ртуть из материнской крови переходят в организам зародыша. Следствием этого факта являются частые выкидыши и мертворождения. Исследование Парижского Медицинского и Гигиенического Общества обнаружило их у табачных работниц, то же самое замечено у работниц, подвергшихся воздействию свинца, цинка, ртути и других ядов. Сопоставление данных доктора Пауля и доктора Фонберга дало основание профессору Эрисману заключить, что огромное количество выкидышей у матерей, зараженных сифилисом, вдвое реже, чем у женщин, занятых работой со свинцом.

Исследования докторов Дементьева, Письменного и Вегера, произведенные на крупных мануфактурах России, привели к аналогичному выводу: фабричная работница в среднем чаще выкидывает и чаще рожает мертвых младенцев.

Но и рожденные живыми продолжают чувствовать на себе гнет фабрики. Родильница, из боязни потерять место, из желания поправить бюджет, расстроенный ее невольной безработицей, скорее спешит на фабрику. Сплошь и рядом женщина покидает постель и принимается за работу раньше восстановления сил. Работа в послеродовой период вредна не меньше, чем работа беременных, и обуславливает развитие острых недугов и долголетних хронических страданий.

Возрастание детской смертности до одного года с развитием фабричной промышленности наблюдается почти во всех странах, а в промышленных округах с особенной силой.

Таким образом, детская смертность растет прямо пропорционально распространенности фабричного труда матерей.

Нам остается осветить еще один момент: влияние фабрики на нравственный уровень женщины, на чувство чести и сознание собственного достоинства. Атмосферы цинизма, которая слагается на фабрике, как следствие некультурности и внешних условий работы, мы отчасти касались. Попадая на фабрику, женщина встречает град оскорблений, начиная с «невинных» шуток и кончая актами возмутительного насилия. Грязные жесты и назойливо-гнусные предложения преследуют ее все время пребывания на фабрике. Они исходят, прежде всего, от низшей фабричной администрации: мастеров и старших подмастерьев, которые пользуются зависимостью работницы для эксплуатации ее чести. «Ухаживания» мастеров - явление общепризнанное: целый ряд фактов из этой области сообщает фабричный инспектор Гвоздев, на них жалуются члены профсоюзов, они вскрываются также из официальных данных.

Бывали случаи, когда административная власть под давлением массовых жалоб рабочих брала с фабричных служащих официальную подписку, обязывающую прекратить «неблаговидное обращение с женщинами и девушками, работающими на фабриках». В 90-х годах такая подписка была взята на одной из московских парфюмерных фабрик старшим инспектором по предписанию Генерал - Губернатора.

Бывают случаи, когда рабочие вступаются за оскорбленных, на фабрике разражается забастовка. Но нередко со стороны товарищей-мужчин фабричная работница встречает такое же грубое, вызывающее отношение. Оно питается атмосферой унижения и бесправия, которая царит на фабрике до нашего времени. 30-40 лет назад бывали случаи, когда хозяева впрягали рабочих вместо лошадей в свои коляски, когда рабочих запирали в горевшем здании фабрики, чтобы они получше тушили вспыхнувший пожар. Недалеко время, когда работниц, по распоряжению фабричной администрации, обыскивали сторожа-мужчины. Система унизительных обысков до сих пор не исчезла. Побои, брань, вкоренившаяся система вымогательства - являются в наше время средством воздействия на рабочих со стороны низших служащих фабрики.

Женщина, попавшая в подобную обстановку, бессильна протестовать, боязнь получить расчет и сила вкоренившегося обычая заставляют ее примириться и приспособиться. Постепенно она становится привычно-равнодушной к сложившемуся укладу и поддается влиянию внешних условий.

Код для вставки на сайт или в блог.

Жизнь фабричных рабочих до революции

Из статьи Елены Прудниковой «Фабричный ад на Земле» .
________________________________________

Что же касается быта - то человек, не знающий, что такое рабочая казарма, вообще не имеет представления о «России, которую мы потеряли». На многих фабриках рабочие пользовались жильем от хозяина. Иной раз это были домики, где семья могла за сносную плату получить комнату и даже кусок земли под огород, но это было настолько редко, что можно и не учитывать. Так, на Обуховском заводе, одном из крупнейших и богатейших в Петербурге, хорошими помещениями пользовались всего 40 семей из 2 тысяч работающих. Хорошими считались казармы завода Максвелла - правда, там не полагалось отдельных помещений даже для семейных, а место на койке стоило 2 руб. 25 коп. А вот, например, кирпичные заводы - они группировались по Шлиссельбургскому тракту. Снова слово фабричным инспекторам - лучше, чем они, не скажешь.

«При всяком заводе имеются рабочие избы, состоящие из помещения для кухни и чердака. Этот последний и служит помещением для рабочих. По обеим сторонам его идут нары, или просто на полу положены доски, заменяющие нары, покрытые грязными рогожами с кое-какой одежонкой в головах.. Полы в рабочих помещениях до того содержатся нечисто, что покрыты слоем грязи на несколько дюймов... Живя в такой грязи, рабочие распложают такое громадное количество блох, клопов и вшей, что, несмотря на большую усталость, иногда после 15-17 часов работы, не могут долго заснуть... Ни на одном кирпичном заводе нет помойной ямы, помои выливаются около рабочих жилищ, тут же сваливаются всевозможные нечистоты, тут же рабочие умываются...»

Теперь о «вольных» жилищах. «На Петербургском тракте квартиры для рабочих устраиваются таким образом. Какая-нибудь женщина снимает у хозяина квартиру, уставит кругом стен дощатые кровати, сколько уместится, и приглашает к себе жильцов, беря с каждого из них по 5 коп. в день, или 1 руб. 50 коп. в месяц. За это рабочий пользуется половиной кровати, водою и даровой стиркой».

А вот подлинная клоака, в окрестности пороховых заводов. «В особенности ужасен подвал дома № 154: представляя из себя углубление в землю не менее 2 аршин, он постоянно заливается если не водою, то жидкостью из расположенного по соседству отхожего места, так что сгнившие доски, составляющие пол, буквально плавают, несмотря на то что жильцы его усердно занимаются осушкой своей квартиры, ежедневно вычерпывая по нескольку ведер. В таком-то помещении, при содержании 5,33 куб. сажен (при высоте потолка 2 с небольшим метра это комната площадью около 20 кв. м. - Е. П.) убийственного самого по себе воздуха я нашел до 10 жильцов, из которых 6 малолетних». (Это он нашел столько. А сколько во время его визита было на работе? - Е. П.) Что там Достоевский с его «униженными и оскорбленными»? Разве это бедность? Ведь даже нищее семейство Мармеладовых жило хоть и в проходной комнате, но в отдельной, на одну семью, и в доме, а не в подвале - рабочие заводских окраин посчитали бы такие условия царскими!

А теперь, как говорит автор «Положения рабочего класса в России», «запасемся мужеством и заглянем вглубь России». Мужество, действительно, потребуется - даже и читать про такое существование, если вы, конечно, человек с воображением и не из «новых русских», мечтающих о фирме без профсоюза. На большинстве фабрик в глубине России помещения для рабочих подразделялись на две категории: казармы и каморки. Что такое казарма, знает каждый, читавший историю ГУЛАГа, - это обычный барак с нарами, примерно при той же или большей тесноте. Но у зэка по крайней мере было свое отдельное место на нарах, а у рабочего не было - нары, как и цеха, использовались в две смены. Каморки - это тот же барак, но поделенный на отдельные клетушки, - такое жилье предназначается для семейных рабочих. Только не стоит думать, что в комнате помещается по одной семье - обычно по две-три, но иной раз и до семи. Однако даже таких каморок для семей не хватает - что за народ такой, нет, чтобы в поте лица добывать хлеб и на этом успокоиться, а им еще какой-то там личной жизни хочется! Совсем разбаловались!

В ожидании своей очереди на кусок комнаты семейные пары помещаются все в тех же казармах. В этих случаях они отделяют свои места на нарах занавесками. «Иногда фабриканты идут навстречу этому естественному стремлению рабочих и на помосте нар делают дощатые перегородки вышиною в полтора аршина (около метра. - Е. П.), так что на нарах образуется ряд в полном смысле слова стойл на каждую пару». Через некоторое время в ногах такого «жилья» появляется люлька - значит, люди ухитряются еще и заниматься любовью в этом помещении! Воистину, к чему только не приспособится человек...

Наконец, «на большинстве фабрик для многих рабочих, по обыкновению, особых спален не делают». Это значит, что спят рабочие в тех же цехах, где и работают. Ткачи (ручные) спят на станках, столяры - на верстаках, несчастные рогожники - на тех же самых мочалах и рогожах, которые они изготавливают, в тех же сырых и удушливых помещениях. Учитывая, что у рогожников еще и самый длинный в России рабочий день -до 18 часов, то вся жизнь их проходит в этих темных душных цехах. А работают здесь в основном, еще раз напоминаем, женщины и дети.

Интересно, как выглядела фабрика Адельханова, на которую привел отец 11-летнего Иосифа? Какой там был рабочий день, сколько получали и где спали рабочие? Малолеток туда принимали - это понятно. Может быть, причиной того, что Екатерина говорила всем, будто муж ее умер, было то, что она увидела, приехав в Тифлис навестить сына. Нашла она Coco в зловонном бараке или в цеху, где сапожники и работали, и спали, и сказала мужу: «Что ты делаешь, куда ты привел единственного своего ребенка? Знать тебя более не хочу, ты для меня умер!».

Доподлинно любимицей господина Пажитнова была хлудовская мануфактура, та самая, где сортиры не чистили, чтобы рабочие в них не отдыхали. «Служа гнездом всякой заразы, миллионная фабрика Хлудова является в то же время образцом беспощадной эксплуатации народного труда капиталом», так говорится в исследовании земской санитарной комиссии (1880 г.). «Работа на фабрике обставлена крайне неблагоприятными условиями: рабочим приходится вдыхать хлопчатобумажную пыль, находиться под действием удушливой жары и переносить Удушливый запах, распространяющийся из дурно устроенных ретирад. Работа идет днем и ночью, каждому приходится работать 2 смены в сутки, через 6 часов делая перерыв, так что в конце концов рабочий никогда не может выспаться вполне. При фабрике рабочие помещаются в громадном сыром корпусе, разделенном, как гигантский зверинец, на клетки или каморки, грязные, смрадные, пропитанные вонью отхожих мест. Жильцы набиты в этих каморках, как сельди в бочке. Земская комиссия приводит такие факты: каморка в 13 куб. сажен служит помещением во время работы для 17 человек, а в праздники или во время чистки машин - для 35- 40 человек...

Эксплуатация детского труда производилась в широких размерах. Из общего числа рабочих 24,6% составляли дети до 14 лет, 25,6% составляли подростки до 18 лет. Утомление, сопряженное с трудом на фабрике, было так велико, что, по словам земского врача, дети, подвергавшиеся какому-нибудь увечью, засыпали во время операции таким крепким, как бы летаргическим сном, что не нуждались в хлороформе...

23 января 1882 года хлудовская мануфактура загорелась, и от громадного пятиэтажного корпуса остались одни каменные стены. Впрочем, Хлудов не оказался в большом убытке - он получил 1 миллион 700 тысяч руб. одной страховочной суммы, а потерпевшими оказались те же рабочие. После пожара остались семь возов трупов. По распоряжению директора Миленча, рабочие были заперты в горевшем здании, чтобы не разбежались и лучше тушили пожар, а сторожа снаружи даже отгоняли желавших помочь горевшим...

В заключение можно сказать, что чистый доход равнялся 45% в год»15. Маркс, кажется, говорил, что нет такого преступления, на которое не пойдет капиталист ради 500 % прибыли? Право, он слишком хорошо думал о людях!

В биографии того же фабриканта Хлудова есть и такой случай: он сделал пожертвование на поддержание типографии, которая печатала богослужебные книги для раскольников-единоверцев, а затем, вернувшись домой, распорядился в порядке компенсации снизить своим рабочим жалование на 10% - таким было его понимание «христианского чувства».

Есть только одно объяснение тому, что рабочие мирились с таким нечеловеческим существованием, - они были в основном сезонниками, крестьянами, приехавшими в города на заработки. Недаром на многих предприятиях, особенно небольших, окончательный расчет делался «под Пасху» - потому что на все лето рабочие уезжали в деревню. Сто лет спустя многие вахтовики, шабашники и пр. тоже жили если не в таких условиях, то далеко не в самых лучших, и тоже работали по 16 часов, и спокойно выдерживали все это, потому что потом возвращались с деньгами к семьям. Но все изменилось, когда рабочие стали отрываться от деревни, и это существование становилось для них единственным. И когда эта ужасающая жизнь становилась единственной жизнью людей, в их душах начинали созревать гроздья гнева. А как, скажите, должен реагировать человек, когда хозяин жертвует 120 тысяч на типографию, а потом на 10% урезает нищенское жалованье рабочих?

Даванкова Василиса

Один день из жизни сироты

Меня зовут Жан. Мне 9 лет. Я работаю на фабрике по изготовлению ткани. Мои родители умерли, когда мне было 7 лет. Меня насильно привели на ткацкую фабрику. Вот и закончилось моё детство. Теперь я работаю по 13,5 или даже по 14 часов в сутки. Соответственно на сон остаётся всего 10 часов. На самом деле, это не совсем правда… Я работаю не насильно, меня не заставляют. Просто, если я не буду работать, то мне будет нечего есть.

Встаём мы часов в 7. Одеваемся и идём до фабрики. Далее скучный и однообразный труд, который я даже не хочу описывать. Затем обратно домой, если повезёт, то что-нибудь съем. И спать.

Выходные: воскресенье и религиозные праздники. В воскресенье первым делом на службу, а затем в лавку. Потом поем и пойду играть с друзьями, но даже эти игры не приносят мне радости… Каждое моё воскресенье похоже на другое, да и вообще вся моя жизнь, начиная с 7 лет, скучная и однообразная. Может, когда я вырасту, что-то и изменится, я на это очень надеюсь. А пока буду рабочим!

Скородумов Андрей

Один день из жизни крестьянина-рабочего

Я крестьянин из города Тверь. Каждый день я встаю рано утром и отвожу свою корову на луг. После этого я поливаю свой огород и иду дальше хозяйствовать по дому. Этим утром я уже отвёл свою корову на луг и прополол огород. После этого я убрался в своём доме и в полдень пошёл работать на хлебопекарню. Мой рабочий день заканчивается в пять часов дня. После этого я отправляюсь в местный кабак пить пиво со своими товарищами. Зарабатываю я не очень много, поэтому и завёл своё хозяйство. Часов в семь я забираю корову и иду кормить кур, свиней и гусей. В девять я ужинаю и ложусь спать, чтобы завтра утром с новыми силами проснуться и идти опять на работу с целью прокормить свою семью.

Карпов Павел

Один день из жизни рабочего

Жизнь рабочих была трудна и скучна. Вставали рано утром, с первыми звонами колокола на заводе, скудно завтракали, собирались. Во время второго звона выходили в путь. Приходили на завод и начинали работу во время третьего звона. Работали долго, до позднего вечера, а затем уходили домой. И так было почти каждый день. Платили им гроши, кроме того, начальство могло забраковать товар и вычесть его сумму из зарплаты. На заводы и фабрики забирали детей, женщин - всех, кто мог чем-то поспособствовать делу. Также это делали из-за того, что они требовали меньшей зарплаты, чем взрослые.

В этот день на фабрике случилось два несчастных случая: мальчику на тканом станке оторвало руку, а рабочий поскользнулся, упал и сломал себе шею. Мальчику чудом удалось выжить, он получил гроши компенсации, но полноценно работать уже не мог, обрек себя на голодную смерть. Вскоре ему уже нашли замену.

А другая фабрика обанкротилась, и потому весь персонал распустили. Многие люди остались без работы, денег. Вот такая жизнь была у тогдашних рабочих.

Меня зовут РОБЕРТ, и я работаю на швейном производстве. Так как я родился в конце 18 века, Я достаточно точно помню, что было до того, как мой соотечественник (Француз) Перро изобрел аппарат, позволяющий Практически заменить работу человека на швейном производстве. Американец Айзек Зингер изобрел Швейную машину, Отличавшуюся от предшественников тем, Что прямая игла с ушком на остром конце работала в вертикальной плоскости! Благодаря новой швейной машине оказалось возможным производить не штучные модели, А наладить массовое производство. Швейная машина входила в каждую семью, Но машины не заменили людей. Рабочий день остался таким же(8-10 часов), Но вместо того, чтобы делать все вручную, Мы СМОТРИМ, чтобы ничего не сломалось (попадается брак) и так далее…

Руденко Настя

Здравствуйте. Меня зовут Кàрина Кервинен. Я из Финляндии, и я живу с мамой, папой и моим младшим братом Петри. Итак, сейчас я вам расскажу о моём обычном дне…

Утром я встаю с рассветом солнца, когда начинают кукарекать петухи. После завтрака мы с мамой отправляемся на дойку коров и коз, а папа и Петри чистят конюшни и кормят животных: гусей, кур, коров, коз, баранов, лошадей, свиней и голубей, ну и, конечно же, собак. После дойки мы сливаем молоко в большие вёдра, а за тем мы открываем нашу маленькую ярмарку. На небольшой площади стоит 3 лавки: с сыром, молоком и мёдом. К нам приходит наш друг Юри (художник), он рисует желающих с голубями, а папа катает малышей на лошади или в повозке, если малышей очень много. Ой, забыла, у нас не 3, а 4 лавки, ещё деревянные изделия(там нам на помощь приходит Валя- сестра моей мамы).

Вечером, после закрытия нашей ярмарки, я с мамой обсуждаю за пряжей хозяйство, а папа с Петри работают в слесарной мастерской, выпиливая новые игрушки для лавки и кучу других нужных вещей.

Так, что живём мы хорошо, спасибо, что к нам зашли!

Сырцов Коля

Меня зовут граф Клод Анри де Рувериа Сен-Симон. Я прожил долгую жизнь по тем временам- с 1760 до 1825. Большую часть своей жизни я посветил теории производительной деятельности людей (хотел, чтоб все работали). Разрабатывал проекты гармонического общественного строя, обеспечивающего счастье большинства людей. Чтобы этого достичь, я решил, что в новом обществе все будут работать. Моей основой стали <производительные члены> (купцы, буржуазия, рабочие, ремесленники, крестьяне). Светская власть, по моему мнению, должна принадлежать Совету промышленников, а духовная - Академии наук. Я считаю, что осуществлять преобразование общества нужно постепенно, мирно, путём убеждения монархов, а также людей, имеющих власть или богатство. Это и есть мои взгляды на фактор истории.

Магамедханов Селим

Один день из жизни мастера

Проснулся. Обулся, оделся, дошел до завода. Погода была плохая. «Будь проклят этот Зингер»,- бормотал сонный я…

Поручил двум детям работу, пусть не бегают без дела.

Одному рабочему оторвало руку. Жалко, хороший был человек. Врачи ничего не сделали. Да и компенсацию он не получит.

Подставил одного мальца, теперь не получит зарплату. Хе-хе.

Обед. Папа избил своего сына, за то, что тот сломал машину. Обоим урежу зарплату.

Ужин. Невкусный.

Ушел с работы. Все-таки я ее люблю.

Валадов Эльдар

Моя жизнь

Я работаю на заводе по изготовлению паровозов. Например, изобретение паровозов было спасением не только для пассажиров, но и для производства. И тогда ускорялись перевозки грузов. Железные мосты изготавливали из чугуна из железа. В 1832 г. Железная дорога появилась во Франции.

Гуревич Женя

Один день из жизни крестьянина

Я крестьянин. Обычно поднимаюсь в шесть часов утра. Завтракаю и собираюсь на работу. Я работаю на фабрике, получаю маленькую зарплату. Мне хватает денег, чтобы продержаться несколько дней. На фабрике я работаю на станке. Это очень опасная работа, многим по неосторожности уже отрывало руки. Поэтому я работаю очень внимательно. Звонок к обеду звучит примерно в два часа дня. Через несколько минут я возвращаюсь к работе. Поздним вечером, уставший, я возвращаюсь домой и ложусь спать.

Русанова Маша

Личный дневник под руководством Роберта Оуена

Мы уже полгода работаем на фабрике Роберта Оуена.

В отличие от других он пытается, чтобы у всех рабочих были приличные условия при том, чтобы все работали. Кроме детей. Оуен запретил детский труд и наоборот построил для них школы и ясли. Смысл во всём этом в том, что ты работаешь, сколько можешь, а берёшь, сколько хочешь. Это прекрасно!

Прошло около трех лет, как мы устроились работать на фабрику. Здесь твориться что-то ужасное! Люди обленились до невозможного. Никто не старается работать. Рабочие берут все, что хотят, а работы нет! Бедный Оуен! Он пытался сделать во благо человечества, а люди ведут себя как последние.… У меня даже нет слов!

К тому же на него давят конкуренты. Мне кажется, так долго он не продержится.

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Путеводитель по жизни рабочего XIX века

1. Создание профсоюзных организаций в России и Европе

Таким центром стал под руководством Маркса и Энгельса основанный в 1864 Интернационал 1-й (Международное товарищество рабочих, рис. 1), который поддерживал не только выступления рабочих и их профессиональные объединения (первые профессиональные союзы возникли в Великобритании, Франции, США в конце 18 века), но и все крупнейшие прогрессивные демократические движения, неустанно вёл борьбу против разжигавшихся эксплуататорскими классами грабительских войн, против гонки вооружений, выступая в то же время за справедливые национально-освободительные войны и вооружённую борьбу против строя, основанного на эксплуатации человека человеком.

В этот период также появляется Парижская Коммуна 1871, которая «…была, по сути дела, правительством рабочего класса, результатом борьбы производительного класса против класса присваивающего».

После Коммуны рабочее движение на Западе вступает, по определению В.И. Ленина, «…в полосу «мирной» подготовки к эпохе будущих преобразований». В это время промышленное развитие сопровождалось быстрым ростом численности рабочего класса и концентрацией его на крупных предприятиях (рис. 3), повышением его организованности, ростом забастовочной борьбы. Укрепляли свою организацию профессиональные союзы. В ряде стран складывались социалистические партии, влияние которых росло в ходе избирательных кампаний, парламентской работы, борьбы за реформы. Социалистические партии содействовали ознакомлению рабочих с идеями марксизма. В 1875 в результате объединения Социал-демократической рабочей партии Германии и Всеобщего германского рабочего союза образовалась Социалистическая рабочая партия Германии (с 1890 - Социал-демократическая партия Германии, СДПГ). В США в 1876 возникла Социалистическая рабочая партия. В 1879 во Франции была основана Рабочая партия. В 1884 в Великобритании была создана Социал-демократическая федерация, революционное крыло которой выступало против открытого антимарксизма образовавшегося в том же году «Фабианского общества». В 1888-89 состоялся Учредительный съезд Социал-демократической партии Австрии. Создавались социалистические партии и группы в ряде других европейских стран. В 1883 Г.В. Плеханов организовал в Женеве группу «Освобождение труда», которая сыграла важную роль в распространении марксизма в России.

Образование национальных рабочих марксистских партий поставило на очередь задачу создания нового объединяющего центра Международного рабочего движения. Таким центром явился Интернационал 2-й, который был основан в 1889 при активном участии Ф. Энгельса на базе национальных социалистических партий.

В 1895 Петербургский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса» под руководством Ленина первым в России осуществил соединение научного коммунизма с рабочим движением.

В 1898 состоялся 1-й съезд Российской социал-демократической рабочей партии. В 1896 была основана Социалистическая партия в Аргентине, в 1898 - Социалистическая рабочая партия в Чили (действовала до 1902), что свидетельствовало о распространении социалистического движения за пределы Европы и США.

Во второй половине XIX века оформились профсоюзы, превратившиеся в общенациональные организации, которые боролись за интересы рабочих и стали инициаторами социальных реформ во многих странах. Используя различные формы давления на правительство, профсоюзы сумели добиться принятия законов по защите экономических и социальных интересов рабочих.

2. Условия труда рабочих

Обычно, вплоть до 1880-х годов, наем рабочих на фабрично-заводские предприятия практиковался на основе «словесного» или письменного договора сроком на год, чаще всего «от Пасхи до Пасхи». До истечения установленного срока у рабочих забирались в контору паспорта, и они фактически лишались свободы, не имея права требовать досрочного расчета. Произвол предпринимателей ничем не ограничивался, хотя правительство и предпринимало некоторые шаги в направлении «попечения» о рабочих.

Типичными в это время были правила внутреннего распорядка Московского металлического завода Гужона. В них было записано: «Воспрещается оставлять фабрику до истечения договорного срока без согласия на то хозяина или требовать от него до того срока какой-либо прибавки платы сверх установленной. За стачку между работниками прекратить работу прежде истечения установленного с хозяином срока для того, чтобы принудить его к возвышению получаемой ими платы, виновные подвергаются наказаниям, определенным «Уложением о наказаниях» (ст. 1358, изд. 1866 г.)».

В то же время предприниматели имели право по своему усмотрению уволить рабочего в любое время за «дурную работу» или за «дерзкое поведение». Регламентировался не только их труд, но и личная жизнь: на многих предприятиях рабочие обязаны были в принудительном порядке покупать товары в хозяйственной лавке по завышенным ценам; проживавшие в фабричных казармах отлучались в определенные сроки. Рабочие не были защищены от издевательств и оскорблений со стороны хозяина и его подручных. В Москве, например, даже в начале 90-х годов XIX в. на фабрике «Карл Тиль и К°» применялись розги.

Один из первых фабричных инспекторов Московской губернии, профессор Московского университета И.И. Янжул констатировал: «Хозяин фабрики - неограниченный властитель и законодатель, которого никакие законы не стесняют, и он чисто ими распоряжается по-своему, рабочие ему обязаны «беспрекословным повиновением», как гласят правила одной фабрики».

В Московской губернии наиболее типичным был 12-часовой рабочий день, но на ряде предприятий он продолжался 14, 15, 16 часов и больше. На большинстве фабрик велико было число рабочих дней в году, а воскресные работы - обычным явлением. Рабочие подвергались крайнему произволу со стороны хозяев. Последние включали в рабочий договор такие пункты, которые лишали рабочего всякой свободы. Система штрафов была развита до виртуозности. Нередко размер штрафов совсем не определялся заранее. И.И. Янжул неоднократно находил в правилах многих фабрик лаконичную запись: «Замеченные в нарушении фабричных правил штрафуются по усмотрению хозяина». Как свидетельствовал И.И. Янжул, рабочие страдали от крайней неопределенности сроков выплаты зарплаты. Как правило, они не оговаривались в рабочем договоре, и хозяин выдавал деньги рабочим или два раза - на Пасху и Рождество, или три, четыре раза (иногда чаще) в год. Все зависело от воли хозяина.

Однако, как писал о положении петербургских рабочих один из революционеров Григорий Плеханов: «Я с удивлением увидел, что рабочие в нашей стране живут нисколько ни хуже, а многие из них даже гораздо лучше, чем их сотоварищи в Европе и Америке. В среднем каждый из них зарабатывал от 1 руб. 25 коп. до 2 руб. в день». А по данным американского исследователя Блюма, питание уральских рабочих во второй половине 19-го века было здоровее и обильнее, чем у представителей тех же специальностей в Англии и Франции (рис. 6).

К тому же, в конце 19 века и начале 20-го, оказывается, при заводах были распространены боулинги и кегельбаны.

3. Штакельбергская комиссия. Разработка законопроектов в поддержку рабочих

В 1859 году комиссией Штакельберга - Особой комиссией по пересмотру фабричного и ремесленного уставов - разрабатывается «Устав о промышленности», предполагавший довольно широкие реформы. Центральное место в нем занимали статьи, регламентировавшие взаимоотношения предпринимателей и рабочих.

В своей работе составители законопроекта использовали накопленный опыт западноевропейского законодательства. Важнейшие проектируемые изменения и нововведения касались работы детей и несовершеннолетних и создания промышленных судов с выборными судьями от фабрикантов и рабочих поровну. По проекту нового фабричного устава на работу не допускались дети, не достигшие 12-летнего возраста, продолжительность рабочего дня для несовершеннолетних (от 12 до 18 лет) устанавливалась не более 10 часов в сутки, ночные работы для них запрещались. Ответственность за нарушение этих правил возлагалась на предпринимателей, контроль за ними - на особую правительственную инспекцию с широкими правами и полномочиями.

По законопроекту сохранялось наказание рабочих за участие в стачках, но формально вводились взыскания с хозяев за их соглашения между собой с целью понижения заработной платы. Провозглашалась необходимость «обеспечения» рабочих при несчастных случаях. Почти половина параграфов устава (130 из 259) отводилась созданию и регламентации деятельности нового для российского законодательства института - выборным промышленным судам. В фабрично-заводских центрах разбирательству последних подлежали конфликты, связанные со стачками, штрафами, нарушениями обязательных постановлений, вознаграждениями рабочих за увечья и т.п. Законопроект предполагал предоставление рабочим известной свободы стачек и свободы организаций.

Конец 1860 - начало 1870-х годов ознаменовались нарастанием недовольства рабочих и усилением рабочего движения. Особенно обостряются отношения между рабочими и предпринимателями в текстильной, прежде всего хлопчатобумажной, промышленности - ведущей отрасли в стране: стачка на Невской бумагопрядильне в Петербурге в мае 1870 г., в которой приняло участие 800 ткачей и прядильщиков (рис. 7); стачка на Кренгольмской мануфактуре с числом рабочих 7 тыс. человек.

С началом работы «Комиссии по урегулированию найма» значительно возросло внимание к «рабочему вопросу» и в обществе, и в печати различных направлений. Оно усиливалось под влиянием событий европейского рабочего движения, ознаменовавшегося попыткой создания первого пролетарского государства - «Парижской Коммуны».

В марте 1875 г. работы комиссии были завершены. В итоге были разработаны три законопроекта: «Положение о найме рабочих», «Правила о найме прислуги» и «Правила об отдаче и приеме в обучение ремеслам, мастерствам и техническим производствам».

4. Рабочие в США

Вследствие иммиграции бедняков из других стран состав пролетариата США был многонациональным. Значительная часть его состояла из пришлых рабочих - ирландцев, итальянцев, евреев, русских, немцев, поляков, на которых возлагалась самая черная и тяжелая работа, часто за ничтожную плату. Узкая верхняя прослойка наиболее квалифицированных рабочих превращалась в обуржуазившуюся рабочую аристократию (рис. 10). Большинство рабочих, которые практически были лишены многих демократических прав, стремились консолидироваться в рабочем движении.

С этой целью 19-22 июля 1876 г. состоялся съезд всех социалистических групп и партий, на котором было принято решение об образовании объединенной партии под названием Рабочая партия Соединенных Штатов. Вскоре она была переименована в Социалистическую партию. Большую деятельность по защите прав рабочих вел «Орден рыцарей труда» (рис. 11). В 80-х годах именно «Орден рыцарей труда» оказался той организацией, в которую устремились американские рабочие в момент подъема массового движения. В 1881 году возникла Федерация организованных тред-юнионов и рабочих союзов Соединенных Штатов и Канады, переименованная через пять лет в Американскую федерацию труда.

Часто происходили столкновения интересов труда и капитала. Пример этому - выступление чикагских рабочих. 1 мая 1186 года около 40 тысяч рабочих Чикаго объявили забастовку. Бастовали металлисты, портные, рабочие лесных промыслов. Хотя у рабочих были мирные требования, но правительство жестоко расправлялась с забастовщиками.

5. «Идеальный герой» эпохи индустриализации. Интерес к обычному человеку

Промышленная цивилизация предъявляла к человеку совершенно новые требования, во многом противоположные прежним. «Идеальный герой» эпохи индустриализации, будь то фабрикант или рабочий, должен был надеяться только на себя, трудиться в поте лица и постоянно стремиться достичь большего и лучшего.

Демократизация общества приводит к возникновению неподдельного интереса к обыкновенному человеку, его мыслям и чувствам, непростой судьбе. Уже в «Исповеди» Руссо обнаруживается этот подход к человеку, но массовым он становится в XIX веке. Бальзак и Флобер, Диккенс и сестры Бронте, Домье и Курбе отдали дань привлекательному образу человека из народа, не претендующего на исключительность, но обладающего не меньшим богатством чувств, а нередко и большей добротой, нравственностью, чем люди знатные, состоятельные, образованные.

Маркс и Энгельс дали потрясающие по своей обличительной силе картины бедственного положения английского рабочего класса в середине XIX века. В своей работе «Положение рабочего класса в Англии» Энгельс показал, что английские рабочие при капитализме чаще болеют, раньше теряют трудоспособность и становятся инвалидами, больше и раньше умирают вследствие условий своего труда и своего быта.

Рабочая сила рассматривалась тогда как один из товаров (как уголь, хлопок или зерно, например), а цена на них должна определяться соотношением спроса и предложения. Всякое вмешательство в свободную игру этих рыночных сил, а именно таким вмешательством было создание профсоюзов, рассматривалось как покушение на устои экономической жизни. Забастовки поэтому были вне закона, а профсоюзная деятельность ограничивалась. Можно поэтому понять настроения рабочих:

они ощущали себя как бы вдвойне отверженными - они не владели собственностью в обществе, где ее наличие считалось обязательным признаком полноправного гражданина, более того, это же общество отказывалось принимать всерьез их проблемы.

6. Скромный домик рабочей семьи. Быт рабочего в Голландии

В Голландии существует музей-поместье Verhildersum, где наглядно можно изучить жизнь и быт скромной рабочей семьи 19 века

Перед домиком очень маленьким - совсем немалых размеров табличка-стенд, на котором объясняется, что семья наёмного рабочего по имени Якоб де Фриз (dagloner - означает, что ему платили за каждый день работы, нанимая тоже по дням) и его жена Янна Байма купили в 1880 году четыре сотки для строительства этого домишки. И до 1959 года семья на фото просто и жила в этом доме. А к 1993 году этот памятник истории был восстановлен и открыт для посещения как часть музея-усадьбы.

Здесь и вода из колодца на улице, и печка на дровах. В 1950-х годах в Голландии спали по-прежнему в шкафах в полу-сидячем положении.

Во всём доме - коридор и три комнаты: «предбанник» и одновременно кухня и столовая на каждый день, столовая и одновременно гостиная и спальня хозяйки, и «кабинет» и одновременно мастерская и спальня хозяина.

Заключение

Все приведенные материалы говорят о том, что жизнь рабочего XIX века была довольно тяжелой, трудной и бедной. Условия труда были ужасно низкого уровня, хозяева предприятий устраивали произвол, лишали рабочих свободной жизни. Бороться за свои права у простых людей получалось лишь революционными методами. Так стали появляться профсоюзы и различные партийные организации, выступающие в защиту прав рабочего и улучшения условий его труда. Так за полтора века своего развития Международное рабочее движение превратилось в могучую силу общественного развития.

рабочий профсоюзный марксистский распорядок

Размещено на Allbest.ru

...

Подобные документы

    Условия труда и быта рабочих. Отношения рабочих с администрацией мастерских. Становление рабочего класса в г. Красноярске в 1898 – 1917 гг. и 1917 – 1928 гг. Появление профсоюза, его деятельность в 1905-1928 гг.

    курсовая работа , добавлен 02.07.2009

    Поход Ермака и присоединение Сибири к Русскому государству. Ссылка как основной поставщик рабочих. Развитие золотопромышленности в Кузбассе. Условия труда и быта, рабочих на золотых приисках. Борьба мастеровых и крестьян против феодальной эксплуатации.

    контрольная работа , добавлен 17.04.2009

    Начало крестьянских волнений и появление рабочих движений в России в начале ХХ в. Содержание петиции рабочих. Периодизация революции 1905 г. Политические партии и особенности российской многопартийности. Результаты первой русской революции 1905-1907 гг.

    презентация , добавлен 25.12.2015

    Россия накануне революции. Этапы формирования рабочего движения, создание "рабочего законодательства". Создание фабричной инспекции. Распространение марксизма и революционного движения. Создание группы "Освобождение труда". Русская социал-демократия.

    реферат , добавлен 17.10.2008

    Революция и политические партии после февраля 1917 г. Усугубление внутренней ситуации экономическим кризисом. Двоевластие и переходное состояние, влияние партий на народные массы. Образование Советов Рабочих и Солдатских депутатов. Крестьянские депутаты.

    контрольная работа , добавлен 28.03.2009

    Эпоха первоначального накопления капитала в Европе. Возникновение в XIV веке в городах Италии первых мануфактур. Последствия быстрой урбанизации и роста числа наёмных рабочих. Характерные элементы развивающегося капитализма. Создание Англией колоний.

    презентация , добавлен 15.11.2014

    Буржуазно-демократическая революция 1905-1907 гг. в России. Образование Советов рабочих, солдатских, матросских и крестьянских депутатов. Изменения в государственном строе Российской империи. Создание Российской социал-демократической рабочей партии.

    контрольная работа , добавлен 08.06.2010

    Образование первых мануфактур и их характеристика. Экономические условия для развития многочисленных отраслей промышленности в дореформенной Беларуси. Особенности вотчинной и капиталистической мануфактур. Происхождение, состав и положение рабочих.

    реферат , добавлен 23.02.2012

    Социальные особенности промышленного переворота в Европе, рост городов. Идейно-политические течения, профсоюзное движение и образование политических партий. Вторая научно-техническая революция, образование государственно-монополистического капитализма.

    контрольная работа , добавлен 29.01.2010

    Состав и социальный портрет рабочих Чувашской АССР накануне и в перестроечный период: отрасли промышленности и численность рабочих, денежные доходы на душу населения. Политическая, культурная и общественная жизнь тружеников заводов и фабрик республики.

Вам также будет интересно:

Пророчества и изречения о последних временах
Св. Ипполит Римский (†30.01.268г.) говорит: «Скорбную жизнь оплачет тогда вся земля,...
В оптиной пустыни призывают к евхаристическому общению с латинянами
Проповедь экуменизма в монастыре Оптиной Пустыни Приехали к началу Божественной Литургии в...
Во что же сложить своё добро?
Меня очень позабавила, и я подумал, а чего это у нас нет тем о том, как построить\устроить...
Комментарий оптиной пустыни
Мы с вами являемся свидетелями всеобщей апостасии, охватившей Русскую Церковь. Во главе с...
Мир живет предчувствием конца света… Тому есть множество признаков, но не следует торопить...