А.Клёсов: «Южная Сибирь – родина будущих славян и западных европейцев. Древние сибирские города-призраки
Отдых и увлечения. Зачатие и беременность. Что подарить. Значение имени

Ваше высокопреподобие отец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Храм дмитрия солунского на благуше - островок истинной веры

Рубрика старец паисий святогорец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Представительство Православной Церкви Чешских Земель и Словакии

Святитель николай чудотворец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Николай Мишустин и Леонид Перлов — о реальных зарплатах и нагрузках учителей

Смотреть что такое "наша эпоха" в других словарях

Митрополит Антоний (Мельников) Открытое письмо священнику Александру Меню Митрополит Антоний (в миру Анатолий Сергеевич Мельников)

(заявление в школу на отказ от карты учащегося)

олег васильевич щербанюк, православный эксперт

Русская духовная миссия в Иерусалиме объяснила зачем «вскрыли Гроб Господень

BonAqua и AquaMinerale — вода из под крана

А.Клёсов: «Южная Сибирь – родина будущих славян и западных европейцев. Древние сибирские города-призраки

6 695

Согласно немцу-академику Г.Ф. Миллеру, Сибирь «ни ест зимля историческофая», и на ней всегда, вплоть до XVII века, был каменный век, что и подтверждают «историки» Сибири, как и то, что индоариев в ней никогда не было. История русского Зауралья - это рассказ о том, как его малочисленные монголоидные народы из века в век охотились, ловили рыбу, разводили оленей и лечились у шаманов. И это несмотря на то, что казаки Ермака повсюду находили русские топонимы, горы железного шлака, развалины городов, доменных печей и кузнечных горнов. Миллер, десять лет проведший в Сибири, тоже не мог их не видеть.

Почему Ватикан решил стереть Сибирь с исторической карты мира и почему его агенты-иезуиты 250 лет были заняты сочинением для её «подбрюшья», т. е. Китая, небылицы о якобы самой древней на Земле «китайской» цивилизации. Из книги Новгородова мы узнаём, что ещё в 1516 г. ректор Краковского университета и, без сомнения, иезуит и масон Матвей Меховский опубликовал брошюру «Записки о двух Сарматиях», в которой по команде из иезуитского «ЦК» вдруг заговорил о Сибири в карикатурном свете:

«В этих странах (сибирских) не пашут, не сеют… живут в шалашах из прутьев. Лесная жизнь сделала и людей похожими на зверей неразумных: одеваются они в грубые звериные шкуры, сшитые вместе, как попало, большая часть их костенеет в идолопоклонстве, поклоняясь солнцу, луне, звёздам, лесным зверям и всему, что ни попадётся».

Как видим, «артиллерийская подготовка» в преддверии исторических похорон Сибири началась ещё до «командировки» Маттео Риччи в Китай, а Г. Миллера - в Сибирь.

Это изречение, «естественно», давно извлечено на свет божий, но почему-то «специалисты» не догадались заглянуть в труды исландского поэта Снорри Стурлуссона (1179–1241), того самого, который записал исландские народные саги «Младшая Эдда» и был автором географического трактата «Круг Земной». Он побывал в Азии, т. е. в Сибирской Руси, в период очередного температурного максимума XI–XIII вв. Вот что он пишет:

«С севера на восток и до самого юга тянется часть, называемая Азией. В этой части мира всё красиво и пышно, там владения земных плодов, золото и драгоценные камни. Там находится середина земли. И потому, что сама земля там во всём и прекраснее, и лучше, люди, её населяющие, тоже выделяются всеми дарованиями: мудростью и силой, красотою и всевозможными знаниями. Вблизи середины земли был построен град, снискавший величайшую славу».

Этим градом в «середине земли» был город Камбалык, который западноевропейские картографы обозначали в верховьях Оби. Если согласно НХФ-Н, итальянский путешественник Марко Поло за Уралом не был и изучал Сибирь в библиотеках русов, то Новгородов пришёл к выводу, что Марко Поло всё-таки был в Сибири, жил в Камбалыке целых 17 лет и оставил нам очень интересные очерки. В этой «Книге…» рассказывается о том, что город Камбалык имел в окружности (по периметру) 24 мили. Для сравнения тогдашний Константинополь имел периметр 18 миль.

В Камбалыке было 12 ворот с тысячью стражников при каждом. Ежедневно в город прибывало по тысяче и более подвод с шёлком. В городе «честно трудились» 25 тысяч проституток. (В четырёхмиллионном Лондоне в 1878 г проживало 24 тысячи проституток.) Очень известный арабский путешественник Рашид-ад-дин указывает, что в 1300 г. в Камбалыке хранились архивные и другие книги за минувшие пять тысяч лет!

В середине XVII века одним из первых посланников России в Китае после установления там власти казаков-манжуров побывал молдавский философ Милеску Спафарий, служивший переводчиком Посольского приказа в МоскВс. Он писал:

«…и не токмо величиною Азия есть больше иных частей света, но и обилием всяким, что человеку надобно, наипаче же древностью превосходит все части, потому что в Азии рай сотворен был от Бога также и первозданные наши праотцы Адам и Ева тут же созданы были, и тамо род их пожил и до потопа. Тако же и после потопа из Азии разделилися все языки и жилья во иные части света: в Азии началась вера, обычаи гражданские, грады строить, письмо и учение оттуда началось… и оттого по достоинству иных частей света благороднейшая Азия есть…».

Понятно: казаки Ермака нашли Сибирь суровой, пустынной и заброшенной. Но почему в отношении Сибири не учитывается, что в ней, как и в других регионах Земли, менялись и климат, и исторические эпохи? Наличие в Сибири столь мощной городской культуры говорит о том, что ранее, при более мягком климате, в Сибири были периоды бурного расцвета. Именно из Сибири пошли мощные миграционные первопотоки ариев-индоевропейцев в Месопотамию, Средиземноморье, Малую Азию, Северное Причерноморье, Индию!

Впервые о том, что именно Сибирь является прародиной ариев-индоевропейцев, написал в середине XIX века французский аристократ граф Артюр де Гобино. После себя арии оставили мощный топонимический след и руины многочисленных городов. Последними покидали Сибирь славяне-скифы, рядом с которыми в болотах Васюганья (Западная Сибирь) проживали протогерманцы, известные, как готы.

Михайло Ломоносов о ранних славянах писал «…что они от востока из Азии в Европу, на запад в разные времена разными дорогами преселились; то же явствует из вышеописанного и следующего о россах, славенских варягах». Высказывание Михаила Васильевича - русского гения мирового уровня - вполне определённо, тем не менее, «отцом истории Сибири» считается не Ломоносов, а приезжий немец Г.Ф. Миллер.

К моменту прихода Ермака, в конце XVI века за Уралом государства русов-индоевропейцев уже не было, а были разного рода каганаты: тюркский, уйгурский, кыргизский и пр. Но история Сибири - это не только три последних столетия - она уходит в глубину десятков тысяч лет! Новгородов пишет:

«Европеоиды создали в Сибири великую северную цивилизацию, однако история этой цивилизации - это история последовательного исхода, миграции в южные и западные области Евразии. К числу народов - переселенцев из Сибири - можно отнести хеттов, пеласгов, венедов, индов, киммерийцев, скифов, кельтов, готов, славян и многие другие народы. Практически везде появление сибирских мигрантов сопровождается становлением новых центров цивилизации (Крит, Хараппа, Хеттское царство). В Сибири же от ушедших народов оставались руины городов. Эти города описывались арабскими и европейскими путешественниками и писателями, а в самые последние годы начинают обнаруживаться археологами. Таков Чичебург в Новосибирской области».

При исходе любого народа, независимо от причин, какая-то часть его остаётся хотя бы для упокоения духа предков, витающего над покидаемыми могилами. Это можно даже принять, как закон. Нам было бы весьма кстати обнаружение в Сибири таких «упёртых» русов. И они действительно находятся. Борис Годунов в конце XVI века послал в Сибирь разведку во главе с Фёдором Дьяком, который доложил:

«Там в незнаемых странах восточных полно русских людей… Каких? - А всяких… Они там давно кто торгует, кто охотится, а кто дань с самояди берёт в свою пользу воровски».

Г.Ф. Миллер также подтверждает факт наличия множества русских в доермаковской Сибири и добавляет, что у них были города: «Общим слухом подтверждается, что Сургут вместо бывшего русского городка… был построен».

Томский этнограф Галина Ивановна Пелих установила, что за десять поколений до прихода Ермака «большой массив русских людей» численностью в десять тысяч семей переселился в Сибирь в XIV веке, а до этого они жили «за Доном у тёплого моря» на реке Самаре. Их потомки до сих пор называют себя самарцами. Часть «самарцев» носят фамилию Каяловы, данной по реке Каяле.

Кроме «самарцев», продолжали, без сомнения, жить в Сибири и многие другие русские, потому как слишком огромен русский топонимический пласт Сибири, который не могла оставить лишь небольшая группа волжских русов. Пелих предполагает, что Доном самарцы называют реку Яик. Река Самара действительно существует и впадает в Волгу напротив Жигулей.

Местное монголоидное население называло не оставивших Сибирь коренных русских «паджо». Этимологию этого слова этнографу Пелих, к сожалению, установить не удалось. Ханси, манси и селькупы относились к самарцам очень хорошо за их высокие духовные качества, за «бескомпромиссную честность» и уважение к аборигенам. К казакам Ермака и пришедшим за ними русским они относились настороженно из-за их алчности и грубости.

Исконные старожильцы долго сохраняли свою древнюю культуру и говорили «комони» вместо кони, «скала» вместо береста, «веко» в значении блюдо, поднос, «камень» в значении горный хребет и т. д. В европейской России такие семантические архаизмы, как, скажем, «комони», не употреблялись уже в XV веке, во всяком случае, в Задонщине их уже нет. Не случайно этнографы отмечают, что записанные в Приобье «тексты былин обнаруживают большую близость к общему древнерусскому эпосу» и подчёркивают: «…быть может, нигде, кроме северной России, не сохранилась такая старая Русь, как в Сибири».

Друг к другу «самарцы» обращались не иначе, как «брателько», «Михалко». По сравнению с казаками Ермака и вообще с новыми поселенцами, они отличались гораздо большей силой, выносливостью, «габаритами» и энергией. Однако через три столетия произошло чудо сибирского преображения и с потомками тех, ермаковских, казаков:

«Сравнение новобранцев из России и Сибири во время русско-японской войны 1904–1905 гг. показало врачам, что европейские русские «мелки, бледны, узкогруды. Лицо в подтёках - видно, дома до службы скверно ели и росли на тяжёлой работе. Глаза застывшие… Зато сибиряки точно совсем другой породы. Рослы (на голову выше), с обветренными, здоровыми медно-красными лицами… Грудь, что твоя наковальня. А руки - не дай бог попасться в них в недобрую минуту… Они и сами про себя говорят: «Наши томские народ серьёзный, раз вдарит, а больше и не понадобится» (из воспоминаний военврача В.Н. Немировича-Данченко).

Куда бы ни приходили русские после Ермака, всюду находили на местности русские названия, особенно на севере Сибири. Например, Лукоморьем называется правобережье Оби на западноевропейских картах XVII века. А на карте Г. Сансона (Рим, 1688) Лукоморьем названа земля в бассейнах рек Томи, Чулыма, Кети и частично Енисея. Кроме Лукоморья и Самарова в Приобье есть ещё реки: Кия, Кожух, Керчь (Кемеровская обл.), Ока (Иркутская обл.), Полос близ Томска и др.; сёла: Чумай, Карачарово, Златогорка, Лебяжка, Лебедяния и др.

Что мешает нам сделать вывод, что от р. Кии произошло название Киева, что через Чумай пролегал Чумацкий шлях, что со Златогоркой и Карачаровым связаны былины о русских богатырях, что сибирское Лукоморье навеяло А.С. Пушкину строки пролога к поэме «Руслан и Людмила»?

И на Дальнем Востоке с неолитических времён тоже оставлены русские топонимы: Амур, Уссури, Пидан, Манзовка, Иман, Бикин, Алчан, Кия, Ко, Тетюха, Култуха, Кхуцин и мн., мн. др.

Специалистами по топонимике установлено, что в Сибири множество топонимов объясняются на основе индоарийских, иранских, славянских и древнегерманских языков. Известный в СССР специалист по топонимике Э.М. Мурзаев писал:

«Чем больше накапливается знаний о географических названиях северной части Центральной Азии или примыкающей к ней южной части Сибири (т. е. к «полосе» Великого Турана древней Руси. - О.Г.), тем более явственно выступают индоевропейские топонимические элементы в районах, где в течение многих столетий господствовали тюркские, монгольские, самодийские и другие неиндоевропейские языки».

И это действительно так. Если бы самыми первыми насельниками Сибири были тюрки, то в здешних топонимах мы не нашли бы индоевропейских корней. Однако мнение не только Э.М. Мурзаева, но и М.В. Ломоносова, Ж. А. Гобино и др. учёных до сих пор не признаётся.

О том, что европеоиды в Сибирь переселялись из Европы, начиная с палеолита, неолита и далее в эпоху бронзы и раннего железа, «научно» доказано в монографии A.M. Малолетко «Древние народы Сибири» (Томск. Изд. ТГУ, 1999). За эту работу автор был удостоен Демидовской премии, считающейся сибирским аналогом Нобелевской премии.

Какую важную истину пытаются всем этим затушевать?

Вот что пишет Новгородов:

«…сибирская ситуация была на самом деле диаметрально противоположной: европеоиды и индоевропейцы не проникали в Сибирь на поздних этапах заселения этих холодных просторов, а рождались здесь. По-другому говоря, европеоидные гены, скорее всего, не привносились в Сибирь извне, а рождались в Сибири. Здесь в последние три миллиона лет под воздействием глобального климатического процесса концентрировались евроазиаты, здесь же «холодовые удары» приводили к генетическим адаптационным мутациям и рождению бореальной блондинистой расы, называемой арийской. Этномиграционный процесс в эпоху металла имел обратную направленность, из Сибири в Европу и в южную и юго-восточную Азию».

«Быстро размножаясь в Сибири в условиях обилия пищи, приспосабливаясь к холодным условиям, протосибиряки приобрели длинный нос для согревания воздуха, белую кожу для биохимической выработки витамина D при воздействии солнечного облучения (чтобы не развивался рахит у детей), светлую радужку глаз, длинные конечности и высокий рост для ускорения перемещения по саванне и другие европеоидные черты. Таким образом, формирование европеоидной расы в Сибири, сибирская локализация Прародины европеоидов, представляется более обоснованной фактологически и более закономерной теоретически, нежели в Европе…

Находки в Диринг-Юряхе (устье р. Лена. - О.Г.) показывают, что всё последнее трёхмиллионнолетие, то есть, по сути, весь ледниковый период, Сибирь была ареной становления человека, приобретения им расовых признаков, присущих северным расам. Кроме того, именно здесь, на севере Азии, жестокий холод три миллиона лет принуждал человека трудиться, то есть служил мощнейшим стимулом к труду. Как гениально предвидел немецкий антрополог Мориц Вагнер, именно север Азии был внетропической прародиной человечества. А север Азии - это Сибирь».

Русская культура и русский язык были тем замечательным оружием, при помощи которого русы-индоевропейцы завоевали весь мир, образовав Всемирную Протоимперию Великая Русь. А как по-другому её назвать, если в глубокой древности разговаривали и писали на русском языке во всех уголках земного шара, начиная с неолитических и даже палеолитических времён? Моё предположение о существовании в неолитические и более позднее времена Всемирной Протоимперии Великая Русь было высказано в книге «Белый Конь Апокалипсиса».

Великая=«Монгольская» империя Древней Руси, открытая коллективом учёных из МГУ под руководством академика А.Т. Фоменко, также была всемирной. Она просуществовала примерно с середины XIV до конца XVI вв., а её создание было героической, хотя и наивной попыткой вернуть былой порядок в жизни суперэтноса русов.

Здесь будет к месту заметить, что, по сведениям арабского путешественника Рашид-ад-Дина, Чингисхан был высокорослым, румянолицым, голубоглазым, с рыжим чубом и бородой человеком, т. е. ничего монгольского в расовом отношении в его облике не было и в помине. У известного из официальной истории Чингисхана была русская фамилия Темучин. Но Рашид-ад-Дин её не называет. Для него она неважна. Потому что чингисхан это не имя человека, а название должности крупного чиновника в русском царстве Сибири, ответственного за благополучие и процветание её малочисленных монголоидных народцев, ибо он ЧИН, Глаголющий Ижейных Слово ХАНам.

Где: «Ижейные» это синоним слова «русские» - ныне почти забытая характеристика-наименование русов, в совокупности несущих в себе нравственные и духовные качества по Букве Всеясветной Грамоты И-Иже. Значение остальных букв в слове «чингисхан», думаю, понятно без перевода. Русские цари вполне могли принимать на себя среди прочих и титул «чин-гисхана» как повелители и отцы-покровители малочисленных монголоидных народов Евразийского континента. Поэтому разработчики НХФ-Н абсолютны правы, называя русских царей-рюриковичей «чингисханами».

Кроме появившихся в последние десять лет даже не отдельных книг, а целой литературы по Новой Хронологии «Фоменко-Носовского», вышесказанное на наше русское счастье блестяще подтверждается результатами дешифровок академиком РАЕН Валерием Алексеевичем Чудиновым надписей, относящихся к железным и бронзовым векам, а также к мезолиту и неолиту, оказавшихся выполненными на русском языке. Вот его книги:

«Священные камни и языческие храмы древних славян» (М., «Гранд», 2004);

«Вернём этрусков Руси» (М., «Поколение», 2006);

«Русские руны» (М., «Альва-Первая», 2006),

«Вселенная русской письменности до Кирилла» (М., «Альва-Первая», 2007);

«Тайнопись на русских иконах» (М., «Альва-Первая», 2008) и др.

Если В.А. Чудинов - эпиграфист, то наш современник, писатель Юрий Дмитриевич Петухов - профессиональный историк и археолог. Презрев навязанные догмы, он поставил перед собой цель ответить на вопрос, кем же всё-таки были далёкие предки немцев и французов, ирландцев и литовцев, сербов и осетин и вообще всех индоевропейских народов?

Упорно работая в течение последних двадцати лет, он получил на него ответ:

«Они были древними русами: не русским народом в современном смысле этого слова, а суперэтносом русов, которые стали истинными творцами первоначальной истории человечества ещё десятки тысяч лет назад! От них-то и произошли славяне и греки, балты и германцы» (из аннотаций к книгам Ю.Д. Петухова). Вот книги Ю.Д. Петухова:

«Дорогами богов» (М., «Метагалактика», 1998);

Древние сибирские города-призраки – до прихода Ермака. Любопытные сведения о древних поселениях, которые существовали в Сибири и на Алтае ещё до массового прихода сюда русских людей, почему-то обделены вниманием историков, археологов и других специалистов. Сибирь – земля не историческая?

Оценку Сибири как «земли неисторической» впервые дал один из создателей пресловутой «норманнской теории» немец на русской службе Герард Миллер. В «Истории Сибири» и «Описании Кузнецкого уезда Тобольской провинции в Сибири в нынешнем его состоянии, в сентябре 1734 г.» он лишь бегло упоминает о городах, которые существовали на этой территории до прихода русских людей. К примеру, отмечает, что в Малышевской слободе (которая почти два столетия относилась к алтайским горным заводам, сейчас – в Новосибирской области), «на устье речки Нижняя Сузунка, в 8 верстах выше слободы, и возле деревни Куликовой, в 12 верстах выше предыдущего места, на Оби – можно еще видеть следы старых городов, которые были построены здесь прежними жителями этих мест, вероятно, кыргызами. Они состоят из земляных валов и глубоких рвов с выкопанными тут и там ямами, над которыми, кажется, стояли дома«.

В другом месте первый историк Сибири уточняет, что «непосредственно перед русским завоеванием этих мест ими… владели кыргызы, языческая татарская нация… То тут, то там еще находят следы старых городов и укреплений, в которых находились эти народы».

Подобный подход, когда существование древних городов на территории Сибири как бы не отрицается, но и не особенно интересует исследователей, сохраняется до настоящего времени. Подавляющее большинство отечественных историков по-прежнему разделяют оценку, данную «отцом истории Сибири» Герардом Миллером как земли неисторической, и в этой связи упорно не замечают городов, стоявших здесь за сотни, да что там! – за тысячи лет до появления Ермака. Археологи, за немногим исключением, почти не раскапывали остатки русских острогов, городов и поселений, хотя есть множество сведений об этих приметах высочайшей цивилизации народов, когда-то проживавших здесь.

Учёт сибирским городам был положен ещё в доермаковские времена. В 1552 году Иван Грозный повелел составить «Большой Чертёж» русской земли. Вскоре такая карта была создана, но во времена Смуты исчезла, а описание земель сохранилось. В 1627 году в Разрядном приказе дьяками Лихачёвым и Даниловым была завершена «Книга Большого Чертежа», в которой только на северо-западе Сибири упоминается около сотни городов.

Да, действительно, когда казаки в начале XVII века пришли в Сибирь, больших городов они уже не обнаружили. Зато небольшие крепости, называемые городками, встречались им во множестве. Так, по данным Посольского приказа, только в Приобье в конце XVII века пушным ясаком было обложено 94 города. На фундаменте прошлого

В 1940-1941 и 1945-1946 годах сотрудниками Абаканского музея под руководством Л. Евтюховой были раскопаны развалины дворца, построенного около 98 года до нашей эры, существовавшего около столетия и оставленного людьми на рубеже старой и новой эры. Величественное сооружение, как полагают, принадлежало китайскому генералу Ли Лиину. Он был наместником западных хуннских земель в Минусинской котловине. Дворец, получивший в литературе название Ташебинского, находился в центре большого города площадью в десяток гектаров. Само же строение имело 20 помещений, насчитывало 45 метров в длину и 35 – в ширину. Здание характеризует и черепичная крыша, общий вес которой составлял около пяти тонн. Удивительно, но две тысячи лет назад строителям удалось создать стропила, способные выдержать такой вес.

Известия о сибирских городах в древности поступали от арабских путешественников. Так, на рубеже VIII-IX веков араб Тамим ибн ал-Муттаваи, путешествуя из города Тараза на реке Талас до столичного города уйгуров Орду-былык на реке Орхон, сообщил о столице царя кимаков на Иртыше. Спустя 40 дней после отправления из Тараза он прибыл в большой укреплённый город царя, окружённый возделанной землёй с деревнями. В городе 12 огромных железных ворот, много жителей, теснота, оживлённая торговля на многочисленных базарах.

Ал-Муттаваи видел разрушенный город на юго-западном Алтае, поблизости от озера Зайсан, но не смог из расспросов установить, кто и когда его построил и кем и когда он был разрушен. Богатейший рудный район, обнаруженный русскими рудознатцами в Алтайских горах в начале XVIII века, который теперь называют Рудным Алтаем, в действительности был открыт за многие века до них. Рудознатцы его лишь переоткрыли. Верным поисковым признаком служили разработки, спешно оставленные древними людьми. Кто они такие – достоверно неизвестно поныне, специалисты наравне с публицистами зовут их чудью.

Легенды о богатствах Алтайских гор были известны даже в Древней Греции. Отец истории Геродот писал об аримаспах и «грифах, стерегущих золото».

По мнению известных ученых Александра Гумбольдта, Петра Чихачева и Сергея Руденко, под аримаспами и грифами (гриппами) Геродот подразумевал население Рудного Алтая. Кроме того, Гумбольдт и Чихачев считали, что именно алтайские и уральские месторождения золотых руд были главными источниками снабжения золотом европейских скифов и греческих античных колоний.

В Алтайских горах в первом тысячелетии до нашей эры существовала богатая и яркая культура, которая была обнаружена Сергеем Руденко в 1929-1947 годах при раскопках Пазырыкских курганов. Как он полагает, цивилизация исчезла в короткий срок, возможно, в результате эпидемии, вражеского нашествия или голода. Однако когда русские оказались на юге Сибири, то обнаружили, что аборигены, в данном случае шорцы, прекрасно справляются с обработкой металлов. Недаром первый город, основанный здесь в 1618 году, был возведен на месте их городка и назван Кузнецком. Об этом свидетельствует отписка, поданная в Сибирский приказ кузнецким воеводой Гвинтовкиным.

Там, где прежде располагались поселения древних людей, были построены также Тюмень, Томск, Омск, Семипалатинск, Барнаул и многие другие сибирские города.

Например, достоверно известно, что в районе станции метро «Октябрьская» современного Новосибирска стояла большая крепость местного племени Цаттырт (по-русски – Чаты). В ней 22 июня 1589 года завершилась 16-летняя война Московского государства с ханом Кучумом. Воевода Воейков дал ему бой на месте нынешней Новосибирской ГЭС. Хан Кучум некоторое время скрывался в крепости от погони, но потом принял решение уйти, навсегда расставшись со своим Сибирским ханством. Её руины сохранились до прихода мостостроителей. А в 1912 году их описал Николай Литвинов, составитель самого первого справочника Новониколаевска. Кстати, Николай Павлович в 1924-1926 годах возглавлял Рубцовский уездный отдел здравоохранения.

Однако специалисты, как завороженные продолжая твердить о «богатейшей истории Сибири», неохотно заглядывают в глубь веков. Словно имеют дело с легендарным градом Китежем, погрузившимся в озеро… Русские аборигены

В 1999 году был обнаружен древний город, располагавшийся в Здвинском районе Новосибирской области (до 1917 года это была территория Алтая), на берегу озера Чича. Возраст поселения оказался сенсационно велик – VIII-VII века до нашей эры, то есть в гораздо более ранние времена, чем до сих пор датировалось появление в Сибири первых городов эпохи гуннов. Это подтвердило гипотезу, что сибирская цивилизация гораздо древнее, чем представлялось. Судя по проведённым раскопкам и найденным фрагментам домашней утвари, здесь жили люди почти европейской внешности. Не исключено, что Чичабург был местом пересечения путей различных народов, центром Древней Сибири.

Первое упоминание о торговом походе по Оби русских купцов отмечено 1139 годом. Тогда новгородец Андрий ходил к ее устью и привез оттуда большой груз пушнины.

Интересно для нас то, что он обнаружил в устье Оби русское поселение, в котором существовал торг, на котором, как оказалось, русские купцы давно уже обменивали свои товары на превосходные сибирские меха. Есть скупые сведения, опубликованные, в частности, в книге Леонида Кызласова «Древние города Сибири», что русские купцы в XII – начале XIII веков торговали с городами Кыргызского каганата. Удивительно, но прекрасно сохранившиеся мумии женщины и мужчины, обнаруженные в середине 1990-х годов на алтайском высокогорном плато Укок, принадлежали вовсе не к монголоидной, а к европеоидной расе. А драгоценности и изящные изделия скифского, или «звериного», стиля, вырытые бугровщиками в древних курганах Алтая, также свидетельствуют о высокой культуре проживавших здесь древних народов, их тесных связях с миром, в частности, с Передней Азией.

Неподалёку от границ Алтайского края и Казахстана археологи обнаружили большие поселения эпохи бронзы, названные ими не вполне удачно – протогородами или поселениями, претендующими на статус городов. Это неогороженные формирования, занимающие необычно большие площади – от пяти до тридцати гектаров. Например, Кент занимает 30 гектаров, Бугулы I – одиннадцать, Мыржик – три гектара. Вокруг поселения Кент в радиусе пяти километров располагались деревни Байшура, Аким-бек, Домалактас, Найза, Нарбас, Кзылтас и другие.

Описания как цветущих, так и разрушенных древнесибирских городов до Ермака можно найти у таких авторов, как Тахир Марвази, Салам ат-Тарджуман, Ибн Хордадбех, Чан Чунь, Марко Поло, Рашид-ад-Дин, Снорри Стурлуссон, Абул-Гази, Сигизмунд Герберштейн, Милеску Спафарий, Николай Витсен. До нас дошли следующие названия исчезнувших сибирских городов: Инанч (Инандж), Кары-Сайрам, Каракорум (Саркуни), Алафхин (Алакчин), Кемиджкет, Хакан Хирхир, Даранд Хирхир, Нашран Хирхир, Ордубалык, Камкамчут, Апручир, Чинхай, Кянь, Илай, Арса, Сахадруг, Ика, Кикас, Камбалык, Грустина, Серпенов (Серпонов), Кануньон, Коссин, Тером и другие.

газета «Алтайская правда», 04.02.2011

Большое количество ранее не афишируемых сибирских городов содержится в Ремезовской летописи, которую впервые публично продемонстрировал Николай Левашов.

Первые русские, по классическим взглядам на историю, пришли в Сибирь с Ермаком, в XVI веке. Однако время появления в Сибири чалдонов, по современным научным историческим данным, точно не определено. Согласно исследованиям части историков многие названия рек и поселений в Сибири имеют русские и славянские корни задолго до общепринятого завоевания Сибири Ермаком , а многие до сих пор применяемые в обиходе чалдонами слова относятся ко времени еще до XIV века.

Например, устаревшее и до сих пор применяемое чалдонами славянское слово «комони» (кони), зафиксированное в «Слове о полку Игореве» и «Задонщине», а также другие типично славянские сибирские названия рек и местностей, закрепившиеся в некоторых сибирских названиях задолго до прихода туда русского населения после 1587 года, ставят под сомнение традиционно принятую историю появления чалдонов в Сибири после ее завоевания Ермаком.

Среди чалдонов до сих пор бытуют передающиеся от предков из рода в род легенды про их жизнь в Сибири до прихода Ермака, а домашний уклад чалдонов, скорее, характерен для времен жизни славян до возникновения княжеской власти — времен славянского уклада общинного землевладения без четко выраженной централизованной власти. В связи с данными историческими исследованиями в настоящее время историками серьезно рассматривается гипотеза про славянское происхождение чалдонов от сибирских поселенцев арийского и славянского происхождения до прихода в Сибирь тюрок и монголоидных племен.

Что немудрено, поскольку летописи фиксируют появление ушкуйников вятско-новгородских на Оби в 1363 году, под начальством воевод Александра Абакуновича и Степана Ляпы. Отсюда их потомки и осваивали Сибирь задолго до Ермака. Что влекло русских в Сибирь? В первую очередь рухлядь пушная, которая в те времена ценилась на вес золота. Жить в Сибири было комфортно, враги располагались далеко, а тайга давала все необходимое для жизни. Напомним, в Сибири никогда не существовало крепостного права.

Со временем, после походов Ермака и населением Сибири сначала русскими казаками, а потом и переселенцами, чалдонами стали называть коренных русских Сибири, старожилов, а самоходами — переселенцев из всех районов Руси. Сами чалдоны выводят свое самоназвание как между Чалкой и Доном. «Человеком с Дона» в Сибири принято называть любого представителя казачьего сословия, «вольных людей»; а «людьми с реки Чалый» иносказательно называли каторжан, ссыльных и разбойников, которых также относили к «вольным людям», то есть к людям, не склонным подчиняться власти. Отсюда же и тюремное выражение чалиться, т.е. сидеть в неволе. В этом есть рациональное зерно, коренных чалдонов постоянно пополняли беглые и бывшие каторжане, остававшиеся в душе вольными людьми, в противовес к «холопам»-«самоходам». А чалдонские вольные традиции ушкуйничества и казачества находили у беглых полное приятие и понимание.

Чалдоны — со своими кодексами жизни, с любовью к воле и своими неписаными законами. У чалдонов много традиций, характерных именно для них.

До прихода в Сибирь «самоходов» из «Расеи» чалдоны ставили в Сибири дома, чем-то напоминающие малозаметные на местности насыпные землянки и блиндажи, прикопанные в землю, которые при необходимости можно было легко и быстро построить при переселении чалдонов на новое место или в местах охоты и рыбалки. В настоящее время привычку строить такие «охотничьи дома» в местах охоты и рыбалки переняли все охотники и рыбаки, включая сибирских татар, в которых принято оставлять спички, небольшие запасы еды, одежды, примитивной посуды для других охотников и рыбаков. Чалдоны, в отличие от земледельцев-самоходов, были преимущественно охотниками, рыболовами и промысловиками. Еще одной характерной чертой чалдонов является большая сибирская «чалдонская изба», состоящая из двух объединенных в один дом частей и напоминающая «гармошку», с расположенной справа возле входа за сенями женской кухней и «божницей» в дальнем, левом от входа, «красном» углу избы. Возникновение традиции постройки большой срубленной чалдонской избы связано с приходом в Сибирь Ермака и новых русских поселенцев, от которых чалдоны переняли срубы и деревянные избы.

Необычной особенностью чалдонских традиций является в настоящее время редко соблюдаемый табуированный запрет захода мужчины «на женскую половину» избы, в том числе на кухню, когда мужчине не разрешается ничего трогать на кухне, «чтобы не осквернить»: мужчина не имеет права взять на кухне даже кружку, чтобы попить воды. Что, вообще говоря, очень неудобно: хочешь пить — приходится ждать, пока кто-то из женщин нальет и подаст тебе воды, поэтому нередко возле кухни ставят бачок с водой и ковшом, чтобы мужчина без женщины мог попить.

Право приготовления пищи, лекарственных отваров, мытья посуды и приборки на кухне у сибирских чалдонов имеет только женщина, поэтому, чтобы не допустить захода мужчины на кухню, женщина обязана накормить и напоить пришедшего мужчину, подать ему воды, если он хочет пить. Любой мужчина, попытавшийся зайти на кухню, тут же будет отруган женщинами. В свою очередь, женщина не должна пользоваться «мужскими инструментами» и заходить на хозяйственную «мужскую половину», обычно — в сарай с инструментами: брать в руки косу, молоток. Таким образом, несмотря на «равноправие» мужчин и женщин, когда не считается предосудительным, если девочки бегают вместе с пацанами рыбачить на речку и пасти скот, а женщины ходят на охоту, в чалдонских традициях заложено распределение женских и мужских семейных обязанностей по половому признаку.

В религиозной традиции у чалдонов бытовало двоеверие, сочетание христианства с язычеством, частично привнесенным ушкуйниками, частично заимствованном у коренных народов Сибири. В обиходе «красный угол» с иконами у коренных русских сибиряков часто называется «божница» — как пережиток славянских времен и времен «двоеданства», когда в красном углу стояли статуэтки «божков». Уронить икону до сих пор считается дурной приметой — «божа обидится». После установления власти русского царя в Сибири чалдонов-язычников облагали двойной данью до перехода их в христианство, впрочем, как и православных христиан староверов («кержаков»).

Антропологически и генетически чалдоны являют собой, с одной стороны, среднеарифметических русских, следствие длительного взаимосмешения коренных и беглых каторжан, казаков из разных русских земель и т.д. Однако, с другой стороны, образ жизни чалдонов предполагает их метизацию с местными племенами, хотя и не такую значительную, как, возможно, кажется людям, далеким от реалий Сибири. Тем не менее, у многих современных чалдонов, скорее всего, в материнских генах сыщутся и корни традиционных этносов Сибири. Однако, к сожалению, в настоящее время нет каких-либо исследований генетики русских коренных популяций Сибири.

Ну и, напоследок. Стереотип сибиряка известен, и очень хорошо проявляется в русском актере Егоре Позненко. В принципе, так и выглядят коренные русские сибиряки.

Есть основания предполагать, что фальсификация нашей истории началась давно, очень давно. Но начнём с Карамзина. Вот как зачинал свою «Историю государства Российского» Н.М. Карамзин: «Сия великая часть Европы и Азии, именуемая ныне Россиею, в умеренных ее климатах была искони обитаема, но дикими, во глубину невежества погруженными народами, которые не ознаменовали бытия своего никакими собственными историческими памятниками. Только в повествованиях греков и римлян сохранились известия о нашем древнем отечестве». А ведь это самые первые строки его четырёхтомника, задающие, так сказать, вектор всему его историческому труду. И это было написано в 1804 году, задолго до того, как Гегель назвал славян народом неисторическим.

Откуда такое пренебрежение к собственному народу? Только ли оттого, что он поверил учёным немцам, заложившим в предыдущем веке русскую историческую науку в крайне русофобском стиле? Только ли оттого, что Николая Михайловича «научили плохому» его друзья-масоны? Возможно, и то и другое, но главным, я полагаю, является то, что Карамзин опирался в этом вопросе на православную традицию.

Ещё в конце XI века летописец Нестор в пылу полемики с язычниками заявил, что славянские племена: древляне, северяне, вятичи, радимичи и другие, ещё не принявшие к тому времени христианство, «жили в лесе, якоже всякий зверь», жили по скотски, убивали друг друга, ели всё нечистое, умыкали девок у воды, срамословили при отцах и т.д. и т.п. Отсюда, по-видимому, и пошла православная традиция, заключающаяся в непререкаемом утверждении: культура, письменность и объединение Руси стали возможны лишь с принятием Православия.

Эту концепцию безропотно принял Карамзин, её же творчески развил, несмотря на атеистическую эпоху на дворе, советский учёный академик Д.С.Лихачёва и его школа. Лихачев, получивший Героя Соцтруда «за выдающийся вкалад в русскую культуру» писал: «Сама по себе культура не имеет начальной даты. Но если говорить об условной дате начала русской истории, то я, по своему разумению, считал бы самой обоснованной 988 год. Надо ли оттягивать юбилейные даты вглубь времен? Нужна ли нам дата двухтысячелетняя или полуторотысячелетняя? С нашими мировыми достижениями в области всех видов искусств вряд ли такая дата возвысит русскую культуру. Основное, что сделано мировым славянством для мировой культуры, сделано лишь за последнее тысячелетие. Остальное лишь предполагаемые ценности».

Любимый ученик академика Гелиан Михайлович Прохоров пошёл значительно дальше и заявил: «Русский народ создала православная культура. До крещения не было народа русского, были племена. После крещения, мы видим, племенные названия исчезают, появляется Русская земля, то есть русский народ». Заявил и пошёл получать Государственную премию. И ведь дали почему-то.

Между тем, отрицание дохристианской истории, отрицание существования самого русского народа до принятия православия, это главная фальсификация нашей истории, граничащая с преступлением против Отечества. Цена этой фальсификации – многие миллионы жизней соотечественников.

Основываясь на кажущемся отсутствии у нас глубинной истории, Гитлер посчитал Россию колоссом на глиняных ногах. Он решил, что свалить СССР с ног будет совсем нетрудно и в 1941 году напал на нашу страну. Лишь получив мощнейший «пинок под зад» он, надо думать, вполне ощутил, мощь наших «исторических ног».

Так практика, будучи критерием истины, реально показала наличие глубинных исторических, в том числе дохристианских, корней.у русского народа. Теоретически же без глубинной истории невозможно объяснить ни самого появления славян на исторической арене в VI веке, ни высочайшей культуры, которая у него к этому времени сформировалась. Ещё Егор Классен обращал внимание на то, что славяне по численности куда как превосходят все другие европейские народы, что уже в силу одной только численности можно смело говорить о большой древности славян, ибо народы не выскакивают из табакерки. При прочих равных условиях, чем выше численность народа, тем дольше он жил на земле.

Запальчивое утверждение Нестора о том, что славяне жили скотским образом разрозненными отсталыми племенами, не соответствует истине.. Норманны, не имевшие в то время городов, называли Русь Гардариками, то есть страной городов. А города – общепризнанное средоточие культуры.

Говорят, Андрей Первозванный, посетив Русь, был более всего поражён русской банной культурой, которая залог здоровья. В XI веке Анна Ярославна, выданная замуж за французского короля, умоляла отца забрать её в златоглавый Киев, потому что вонючие французские вельможи, давно принявшие христианство, не знали бань и спали на шкурах без простыней, совсем как звери.


В 907 году русский князь Олег успешно воевал под стенами Царьграда. После того, как византийцы закрыли гавань цепями, Олег поставил свои ладьи, числом 2000, на колеса и «в тачаночно-ладейном» строю под алыми парусами двинул к городу. Было отчего византийцам забояться и целовать крест в знак подчинения и верности. До крещения в Днепре и Волхове было почти столетие. В каком лесу русский народ мог набраться такой высочайшей воинской культуры? Да нет же, эта культура формировалась на протяжении тысячелетий.

А о чём свидетельствуют археологические раскопки в Великом Новгороде? Мощёные улицы, водопровод, дренажная система, обувь кожаная, с узорными аппликациями, всюду шахматные фигуры. Что-то непохоже на скотскую жизнь «в лесе, якоже всякий зверь». Опять неправ Нестор. Эта высочайшая культура городской жизни также формировалась веками и тысячелетиями жизни в городах.

Содержание знаменитых новгородских берестяных грамот совершенно недвусмысленно говорит о поголовной грамотности новгородских словен в XI – XII веках. Хозяйственные записи, деловые распоряжения, любовные записки, шутки школяров решительно свидетельствуют, что использование письменности не было прерогативой одних лишь князей и бояр, но сущей повседневностью широких народных масс. Кстати, поголовная грамотность немыслима без высочайшей книжной культуры. Куда же подевались берестяные книги, коих должно было быть неисчислимое множество? Уж не сгорели ли в кострах? И кто же эти костры разводил?

Но главный вопрос с письменностью вот в чём. Не могли же новгородцы, искупавшись в Волхове, стать поголовно грамотными. Назавтра. Поголовная грамотность также была подготовлена всей предыдущей историей. И письменность у славян существовала задолго до Кирилла, ведь он сам признавался, что до создания им славянского алфавита, получил на руки в Корсуни Евангелие, написанное русскими буквами.

Если верить Хронографу Никаноровской летописи, город Словенск, на месте которого стоит Новгород, был поставлен правнуками Скифа и Зардана Словеном и Русом в далёком 2355 году до н.э. И почему бы нам не верить нашим летописям? Почему мы не верим Помпею Трогу, написавшему во «Всемирной истории», что скифский царь Танай пошёл походом на Египет? Потому что «выйти из леса и пойти на Египет» - это немыслимо. Зато если царь Танай владел царством, простиравшимся от Алтая и Танаевой дроги, что под Томском до Фракии, то станет очевидным, что у наших предков была государственность задолго до Рождества Христова. Настолько задолго, что Помпей Трог называл наш народ самым древним на земле. Древнее Египтян.


Почему же практика, как критерий истины, не заставила марксистско-ленинских историков и филологов поверить в древность русского народа, в наличие у него глубочайших исторических корней? Потому что на смену православной доктрины пришла марксистско-ленинская. А что утверждал верный соратник и соплеменник Маркса Фридрих Энгельс (Янкель)? «Славянские народы Европы – жалкие вымирающие нации, обреченные на уничтожение. По своей сути процесс этот глубоко прогрессивен. Примитивные славяне, ничего не давшие мировой культуре, будут поглощены передовой цивилизованной германской расой. Всякие же попытки возродить славянство, исходящие из азиатской России, являются «ненаучными» и «антиисторическими». (Ф. Энгельс. «Революция и контрреволюция», 1852).

Вот так и не иначе. Всякие утверждения о древности славяно-русов «ненаучны» и «антиисторичны». Теперь наши учёные с полным правом «научности» отстаивают небытие русского народа до принятия православия. Только грош цена этой «научности», одна голимая русофобия и фальсификация нашей подлинной истории.

Откуда пошла-есть Русская земля?

Этот вопрос в новой формулировке «Кто мы, откуда мы и куда идём» с прежней силой тревожит русских людей. Если бы народы проживали на тех землях, на которых они рождались, никаких вопросов не возникало бы. Но большинство народов рождалось на одном месте, а позже переселялось на другие места проживания. Так, древние хетты пришли в Малую Азию неизвестно откуда. Древние индоарии пришли на Индостанский полуостров, а авестийские иранцы на Иранское нагорье из Евразиатского Заполярья. Прародиной древних шумеров был некий гористый остров Дильмун, располагавшийся в какой-то неизвестной акватории. Известный чешский лингвист Бедржик Грозный, прослеживая миграционный путь шумеров в Месопотамию, считал, что шумеры «спустились с Алтайских гор», а томский этнограф Галина Пелих обратила внимание на удивительное родство культуры шумеров с культурой обских селькупов. Очевидно, шумерский Дильмун принадлежал акватории Северного Ледовитого океана.

Скифы, превосходившие древностью самих египтян, как об этом утверждал современник императора Августа римский историк Помпей Трог, создали гигантскую империю, простиравшуюся от Манчжурии до Карпат. Скифы не единожды вторгались в Египет, один из походов, согласно Трогу, возглавлял скифский царь по имени Танай. Сибиряку имя Танай скажет о многом. Вот ведь и сына татарского князя Тояна, попросившегося под могучую руку русского царя, звали Танаем, и старинная дорога под Томском носит название Танаевой. А что до Алтая, то там, по сообщению Л.Н. Гумилёва, этих Танаев среди тюркских ханов было «пруд пруди». Но вот главное: античные географы помещали древнюю Скифию на берега Карского моря, называя его Скифским океаном.

Здесь же на берегах Скифского океана, согласно древнегреческим мифам и некоторым учёным того времени, размещалась легендарная Гиперборея, которую многие современные исследователи ассоциируют с прародиной человечества.

После венедов, киммерийцев, скифов и сармат, этим же путём из Сибири в Европу надвигались волны всё новых завоевателей и переселенцев. В их числе аланы, готы, гунны, авары, савиры, хазары, булгары, печенеги, половцы, наконец, ордынцы. В числе переселенцев из Сибири в Восточную Европу были и славяне. Они переселялись не одноразово, но шли «порционно» в составе гуннов, аваров, савиров и других, в том числе более древних, народов. Это, конечно, гипотеза, но за нею стоит определённая аргументация и она даёт определённый ответ на вопрос, откуда мы.

В книге «Сибирское Лукоморье» я привожу обоснование Сибирской Руси по китайским, иранским, арабским, испанским, германским, русским церковным источникам и другим данным. Объём статьи не позволяет мне привести все эти аргументы. Скажу лишь, что китайцы называли издревле проживавших по-соседству русских усунями. Есть основания предполагать, что знаменитая Срединная империя в середине Евразии была создана именно ими. Персы называли Сибирскую Русь Артанией (Арсанией). Столица Артании город Арса показан на средневековой карте Сансона чуть южнее Телецкого озера. Арабы называли её «Руссия-тюрк». В актах самых первых Вселенских соборов в IV – V веках упоминается Томитанская епархия в Скифии. Томитанская – по области Томеон на реке Тане. Таной персы и самаркандцы называли реку Томь.


Русские люди называли Сибирскую Русь Лукоморьем.

Сибирское Лукоморье

Если бы народы проживали на тех землях, на которых они рождались, их окружали бы одни родные и вполне понятные названия. На самом деле всё, всегда и везде совсем не так. Например, в Восточно-Сибирское море впадает река Индигирка. Индусы и посейчас горы называют «гири». Получается, - индийские горы. И откуда бы им здесь взяться, если индийцы никогда не жили на берегу Северного Ледовитого океана?

Ну а возьмём Таймыр. Ведь наблюдается то же самое и гораздо более того. Например, в реку Пясина справа впадает река Тарея, а у множества таймырских речек есть формант тари: Нюнькараку-тари, Малахайтари, Баруситари, Сюдавейтари и т.д. Тарея и тари – это ни что иное, как дарья – иранское и индоарийское «река», вода. (Вспомним среднеазиатские Сырдарья, Амударья, Карадарья). Замена «д» на «т» происходит в результате более позднего тюрскского влияния, о чём писал томский лингвист профессор А.П. Дульзон. Речки с формантом тари встречаются практически на всём Таймыре, стало быть, здесь когда-то проживали индоарии и иранцы. Ещё одна Таймырская река с индийской принадлежностью – это Хантайка. Русские люди в Мангазее называли местный народ хантайской самоядью, а на карте тобольского митрополита Корнелиуса (1673) эта самоядь названа гиндинской или гиндийской, то есть Хантайка по сути есть Индийка.

Собственно, в индоарийских Ведах покинутая прародина и описывается как земля, соответствующая таймырскому Заполярью: стосуточная продолжительность тёмного времени года, очень высокое стояние Полярной звезды, суточные круги, которые пишут светила вокруг неё; горы, которые протягиваются с запада на восток; северные сияния.

Потомки индоариев эвенки до сих пор живут на Таймыре и носят фамилию Елогиры – жители Еловых гор.

Иранцы в отличие от индоариев называли горы хара, например, горы Бырранга в Прародине, которые индоарии называли Меру, иранцы называли Хара Березайти, по-видимому, Берёзовые горы. В этой связи привлекают внимание знакомые каждому норильчанину горы Еловый камень – Хараелах. Выходит, отсюда, с гор Хараелах повёл на юг свой народ Йима?!

Нам же крайне важно понять вот что. При переселениях, утверждают историки, никогда не уходят все до последнего человека. Обычно на новые земли отправляются партии молодых энергичных людей, способные к активному воспроизводству, но всё же меньшая часть народа. Большинство остаётся. Остаётся стволовое этническое образование. Преемниками «ствола» являются русские. И, следовательно, топонимия Прародины должна изобиловать русскими названиями, или переработанными русскими топонимами. Но ведь именно такую картину мы и наблюдаем на Таймыре.

Известно, что придя в Сибирь, казаки столкнулись с тем, что названия рек, гор, болот и т.п. звучали в устах местных жителей как-то очень уж по-русски. На Западном Алтае и на севере Сибири местами встречались вообще одни только русские топонимы. Так, на реках Хете, Котуе и Хатанге на чертеже Семёна Ремезова «Поморие Туруханское» (конец XVII века) показаны одни лишь русские названия: Боярско, Романово, Медцово, Медведево, Сладково, Даурско, Ессейко, Жданово, Крестово и т.п. Разумеется, можно думать, что эти названия дали русские казаки-первопроходцы в XVII веке. Но вот ведь какая закавыка! Часть безусловно русских названий присутствует на Западноевропейских картах XVI века (карты Меркатора, Гондиуса, Герберштейна, Сансона и др): Лукоморье, Грустина, Серпонов, Тером и т.д. Карты эти были выкуплены в Москве у жадных до взяток чиновников, а составлялись они русскими людьми, не то первопроходцами, не то аборигенами. Важно, что эти названия доермаковы, что русские жили в Сибири до начала XVII века. И, следовательно, часть безупречно русских топонимов в Сибири являются доермаковыми.

На Таймыре много русских топонимов. Река Казак-Яха, р. Таловая, р. Рыбная, оз. Глубокое, г. Медвежка, г. Сундук, р. Росомаха. Но очень трудно вычленить, какие объекты получили название в XVII веке и позже, а какие сохранились с древнейших времён. Логично предположить, что более древние топонимы в большей степени переработаны ненцами, эвенками, нганасанами, долганами, юкагирами и другими местными народами. Такие топонимы здесь есть. Например, правый приток реки Таз называется Луцеяха (в скобках – Русская река). Хорошо, что на карте дан перевод, а то в этой Луцеяхе нипочём не узнать русскую реку. Ещё два безупречно русских гидронима – Нюча-Хетта в бассейне Надыма – Русская Хетта и Нюччадхоляк – правый приток реки Попигай. Нюча, - так якуты доныне называют русских. В паспорте моей жены, получавшей его в Якутии, в графе национальность написано «нууча».

Это также мыс Оружило на севере оз.Пясино, река Джангы (Деньги) в горах Хараелах, оз. Гудке, гора Гудчиха. Несомненная переработанность этих топонимов свидетельствует, что они очень древние. Эти названия давались географическим объектам сразу после ухода индоариев и иранцев, а может быть ещё в их бытность в этих местах. А ведь это как минимум второе тысячелетие до н.э.

На юге Западной Сибири также много весьма показательных русских топонимов. Рядом с Томском есть река Порос и село Поросино на ней. Это название происходит не от порося, а от Поросья. Если бы такая река впадала в Днепр, весь мир бы знал, что именно отсюда начиналась русская земля. Есть здесь гора Бояры, местность Шуя. А на реке Кие (не отсюда ли название Киева) есть село Чумай (Чумацкий шлях), село Карачарово, река Смородина, село Златогорка.

В XVI веке в Западной Европе был опубликован ряд географических карт, включавших территорию Западной Сибири. На этих картах, отражающих доермаково состояние Сибири, показаны сибирские города с названиями Грустина, Серпонов, Коссин, Тером. Фонетически и семантически эти названия близки русскому языку, особенно Серпонов – город сербский новый, Тером – попросту терем. Русскость этих городов подтверждается текстовым пояснением на карте И.Гондиуса, где рядом с Грустиной написано по латыни «urbs frigutus ad quality Tartari et Rutheni confluent», что означает «в этом холодном городе живут совместно татары и русские» или «в этот холодный город стекаются татары и русские».

Наличие русских топонимов на рассматриваемых картах свидетельствует, что русские в Сибири жили «до Ермака».

Особое значение среди рассматриваемых топонимов имеет «Лукоморье». Этот топоним встречается на всех упомянутых картах. Этим названием поименована обширная территория правобережья Оби. На некоторых картах Лукоморье обозначено в бассейне р. Коссин, впадающей в Студеное море за Обью. На других оно показано на правобережье Оби на 60-й параллели. Из перечисленных карт наиболее близка к современности карта французского географа Г.Сансона, опубликованная в Риме в 1688 г. На ней показаны реки Томь, Чулым, Кеть и Енисей. Лукоморьем на этой карте названа обширная территория от Томи до Енисея на широте 56-57 градусов. На карте Гондиуса Лукоморьем названо Приобье в районе Нарыма.

Большинство исследователей считает термин Лукоморье исконно русским, характеризующим излучину морского берега. О том же говорит и сказочная традиция, свидетельствующая, что 30 прекрасных витязей выходили все-таки из морских волн.

Вместе с тем, не исключено, что термин «Лукоморье» имеет совсем иную этимологию. Её предложил томский краевед А.А. Локтюшин, полагавший, что термин надо выводить из глубочайшей индоевропейской древности, из санскрита. Лока, согласно версии Александра Андреевича, означает «локализацию», а мара, морена – «смерть». Получается страна умерших, страна предков, суть - прародина. Нетрудно видеть, что обе эти трактовки легко совмещаются, если допустить, что прародина формировалась в излучине арктического берега, а позже переселяющийся народ перенёс этоттопоним на сибирское сухопутье.

Одно из самых ранних упоминаний сибирского Лукоморья мы находим у Сигизмунда Герберштейна в «Записках о Московитских делах». Герберштейн писал, что Лукоморье расположено в Лукоморских горах за Обью близ реки Тахнин (Таз). При этом он приводил весьма любопытную подробность о лукоморцах: они-де впадают в зимнюю спячку с ноября по март. Это свидетельствует как минимум о том, что Лукоморье представлялось русским людям страной необычной, удивительной, полной чудес, по-другому говоря, Лукоморье представлялось страной незнаемой, этот топоним не мог быть принесен из европейской России.

Однако самое раннее упоминание «Лукоморья» мы находим в «Задонщине». Этот памятник древнерусской литературы посвящен битве Дмитрия Донского с ордынским темником Мамаем на Куликовом поле в 1380 году. Общепризнанно, что литературное произведение написано вскоре после сражения. На последних страницах «Задонщины» говорится, что татары после поражения бежали в Лукоморье «…Тут рассыпались поганые в смятении и побежали непроторенными дорогами в лукоморье…». Мамаева орда состояла из восточных татар, пришедших с Волги и из-за Волги из Западной Сибири. Например, улус Тохтамыша, занявшего вскоре золотоордынский трон, - вот он, за рекой Томью, почти напротив Томска, – село Тахтамышево.

Именно сюда приходил в 1391 году «железный хромец» Тимур чтобы наказать Тохтамыша за вероломство. И попутно разрушил здесь русский город Карасу (Грасиону) на реке Тан (Томь). А за 37 лет до Тимура и за 16 лет до Куликовской битвы в Томском Лукоморье, возможно, побывали новгородские ушкуйники. От них в «Задонщину» могло попасть понятие «Лукоморья». Известно, что в 1364 году ушкуйники из Новгорода, руководимые воеводами Степаном Ляпой и Александром Абакумовичем, большим отрядом пришли на Обь. Здесь отряд разделился на части. Одна половина спустилась по Оби до берега Студеного моря, другая поднялась вверх по Оби. Вот эти-то «верхние» ушкуйники вполне могли собрать сведения и о Лукоморье, и о Грустине, а может быть и посетить их.

Будучи людьми наблюдательными, новгородцы составляли чертежи посещаемых ими земель. «Едва ли, - пишет в «Трудах по истории науки в России» академик В.И Вернадский, - можно было давать географические описания наших летописей без чертежей и карт…Главные и наиболее сохранные данные о чертежной работе как раз касаются северных областей, где сохранились навыки и влияние древнего Новгорода. Отсюда они перешли и в Сибирь».

В 1497 году в Москве был создан так называемый «Старый чертеж», впоследствии куда-то подевавшийся. Известно, что им пользовались С. Герберштейн и А.Дженкинсон. Можно уверенно говорить, что вся западноевропейская средневековая картография базировалась на этой карте. Можно также быть уверенными в том, что материалы новгородских ушкуйников 1364 года были учтены в этом чертеже. Таким образом, сведения о русских городах в Сибири, о сибирском Лукоморье относятся как минимум к XIV веку, а может быть и к более ранним временам. История Сибири, в которой жили русские люди, существовала русская городская цивилизация до XIV века, представляется чрезвычайно интересной.

Славянская прародина

Почему Древняя Русь располагалась в Сибири? Потому что на севере Сибири располагалась прародина человечества, а Сибирская Русь является правопреемницей прародины. В книге «Сибирская Прародина» я привожу доказательства тому, что прародина шумеров, хеттов, индоариев, иранцев, финно-угров, германцев, славян располагалась на Таймыре.

Таймыр – это тайный мир, учитывая сакральную корневую основу прародины – скрытый, сокровенный, секретный и употребляя кальку этой основы – тайный, а Меру, это ни что иное как Мир. Современный Таймыр как географическое понятие охватывает территорию от Енисейского залива на западе до Хатангского залива на востоке и от берега Северного Ледовитого океана на севере до посёлка Таймыр на южном берегу Хантайского озера. Впрочем, южная граница Таймыра открыта для дискуссий.

Прародина на севере Таймыра сформировалась вполне закономерно. Это было климатически обусловлено тем, что на протяжении всего ледникового периода (около 3 млн лет) холодолюбивые животные и охотившиеся на них представители рода человеческого из-за глубины снежного покрова в Европе вынуждены были мигрировать в малоснежную Сибирь. По окончании Ледникового периода около 12 тысяч лет назад холодолюбивые животные двинулись на север догонять отступающую холодную зону и вследствие этого севернее гор Бырранга произошла гигантская концентрация мамонтов и человеков. Эта первоконцентрация и запустила социогенез, что привело к взрывному формированию первой цивилизации.

Однако вскоре вследствие перенаселённости население заняло всю территорию Таймыра, а позже все азиатское арктическое побережье. Продолжавшееся взрывное увеличение численности народонаселения приводило к отделению и уходу на новые места жительства вычленившихся народов. Выше уже говорилось о том, что оставшиеся в Арктике топонимы свидетельствуют, что из прародины ушли хетты, индоарии, иранцы.

Выселялись из прародины и готы. Их принято считать германцами, хотя ранние отечественные историки возражали против этого, относя готов к славянам. Готы на пяти кораблях отправились с острова Скандза и выселились на берегу Гыданского залива, названного ими Готискандза или Коданиска.

Стволовым этническим образованием прародины, от которого отделялись народы, уходя на новые земли, и который оставался на священных землях матерей и отцов были славяне. Славяне – стволовые хранители языка, священных гимнов, обрядов, традиций, смыслозадающих ценностей, особенно правды, то есть всего того, что мы называем культурой прародины. Стволовым образованием славянства является русский народ (это к вопросу «кто мы?)».

У «ствола» особое, отеческое отношение к «ветвям», поэтому в Российской не был уничтожен ни один малый народ (вспомним для сравнения, что американцы сделали с индейцами и как англосаксы относились к индусам в своей колонии). Ровно поэтому и Советский союз держался жизненными соками русских людей, да ещё прикармливал весь соцлагерь.

В русских былинах часто упоминаются некие Святые горы, давшие имя самому Святогору. Возможно, именно эти Святые горы можно рассматривать в качестве славянской прародины? Подтверждение этому предположению мы находим в старинных македонских песнях.

Почти полтора столетия назад на Балканах в македонской провинции Болгарии замечательным этнографом Стефаном Ильичем Верковичем было записано огромное количество старинных македонских песен. Веркович был боснийским сербом, панславистом, хорошо знал помакский (македонский) язык. В 1860 г. он выпустил в Белграде сборник «Народне песме Македонски булгара». Всего им было собрано 1515 песен, сказаний и преданий общим объёмом 300 000 строк. С 1862 по 1881 незначительная часть этого собрания (около одной десятой) была им опубликована. Французские лингвисты, детально изучавшие в конце XIX века Индиоарийские Веды, проявили интерес к материалам, собранным Верковичем. В 1871 году Французское министерство народного просвещения поручило Огюсту Дозону, консулу в Филиппополе, владевшему южнославянскими наречиями, удостовериться в подлинности и архаичности македонских песен. Дозон вынужден был признать македонские песни безусловно подлинными. Более того, он сам записал и опубликовал во Франции прелюбопытную македонскую песню об Александре и коне его Буцефале. Работой Верковича заинтересовался российский император Александр II. Второй том «Веды славян» был издан при финансовой и организационной поддержке Александра. Убийство террористами царя-реформатора положило начало замалчиванию результатов работы Верковича, опередившего знаменитого Тилака, и надолго, если не навсегда, отодвинуло признание Славянской Прародины в Арктике.

Главнейшим утверждением «Веды славян» является утверждение о том, что Славянская прародина располагалась совсем не там, где проживали славяне в конце XIX века. В Ведах убедительно говорится об исходе предков славян с Крайнего севера из Северной прародины, которая македонцами называлась Край-землёй. Край-земля была действительно на краю Евразиатского материка близ Черного, то есть покрытого мраком, моря, в которое впадали два Белых (покрытых льдом и снегом) Дуная. В Край-земле зима и лето длились по полгода, что свидетельствует как минимум о заполярных условиях этой земли.

Весьма важно то, что в «Славянских Ведах» имеются упоминания топонимов и «героев», весьма схожих фонетически с путоранскими топонимами.

Во-первых, в «Ведах» упоминается некий дракон, живущий в горном озере и не пропускающий людей через горное ущелье и озеро. Дракона называли Сурова Ламия. Неподалёку от Норильска в горном ущелье плато Путорана есть озеро, называемое Лама. Очень может статься, что озеро Лама близ Норильска названо в честь Суровой Ламии.

Во-вторых, в Край-земле, согласно «Ведам», упоминается Чета-край, (Чета-земля, она же Читайская земля). Русский переводчик «Славянских Вед» Александр Игоревич Асов считает возможным называть эту Читайскую землю Китайской землёй. В данном случае речь идёт совсем не о Китае. На средневековой карте Витсена (XVII век) рекой Китаем назывался Енисей, а Китайской землей считалось междуречье Оби и Енисея. Южнее озера Лама в Путоранских горах расположено озеро Хета. На современных картах подпись возле этого озера дублируется в скобках названием Кита. Весь север Сибири между Обью и Енисеем и восточнее характеризуется обилием хеттских гидронимов. Переход «х» в «к» (Хатанга – Катанга, Хетта – Кета) в результате тюркизации очень характерен для Сибири и не только для Сибири.

В-третьих, частью Край-земли является Харапское поле. В Харапской земле близ двух Белых Дунаев находилась страна Правды (Шерние-земля). На юге плато Путорана есть река Горбиачин. С учётом закономерного буквоперехода («г» - «х», «п» - «б»), при наличии форманта «чин», Горбиачин проясняет локализацию Харапского поля и страны Правды. Кстати, к севре от плато есть река Горбита с тем же набором согласных, но без форманта «чин».

В-четвёртых, в «Ведах» говорится о том, что рядом с Харапским полем жили дивьи люди. Они не пахали землю, не сеяли, не занимались никаким производительным трудом, жили грабежом и были по сути дикарями, пещерными троглодитами. Дивы, дивьи люди известны из русских летописей и славянского фольклора. Этих волосатых гигантов использовали в битвах в качестве несокрушимых богатырей. Об этом писал Низами в поэме «Искендер-намэ». В Булгаре арабские путешественники видели их видящими на цепи. Едигею татары подарили двух диких волосатых людей, пойманных в Сибири на горе Арбус.

На Востоке дивов называли дэвами. Профессолр Б.Ф. Поршнев, доктор исторических наук и доктор философии, считал дивов-дэвов реликтовыми гоминоидами, неандертальцами, дожившими до нашего времени. В настоящее время их называют снежными людьми. Ханты снежных человеков называют «маигики», что позволяет предполагать в них легендарных гогов и магогов. Низами как раз описывал их как диких волосатых гигантов, нападавших на людские поселения и грабивших их. Обнаружение гог-магоговской гидронимии в горах Путорана позвлляет считать, что дивьи люди из Славянских Вед жили именно здесь.

Резюмируя вышеописанные совпадения Путоранской топонимики с топонимикой «Славянских Вед» можно предполагать неслучайность этих совпадений. С некоторой долей уверенности можно утверждать, что Славянская Прародина, Край-земля – это Таймыр. Таким образом, существование Славянского полюса, декларированное краеведом из Игарки Александром Тощевым, находит подтверждение.

Македонский в горах Путорана

Александра в его Восточном походе сопровождали учёные греки. Для определения долготы местности они измеряли расстояния между пунктами с помощью мерного шнура. А широту, они её называли «климатом», определяли по высоте солнца над горизонтом. Измерения проводились в полдень в дни солнцестояния.

Одно измерение показало: дерево высотой 30 м (70 локтей) отбросило тень на 90 м (3 плетра). Высота солнца над горизонтом составило 20 градусов, что соответствует широте 47 градусов. Это северный берег Каспия, Арала, Балхаша, южная граница Сибири. Второе измерение показало длину тени около 900 м (пять стадиев), то есть было сделано не южнее Ханты-Мансийска. Вот между этими параллелями и проходил подлинный маршрут Александра.

В устье реки, по которой Александр сплавился к океану, он обнаружил вместо дельты громадный морской лиман. Зимуя здесь и ужасно страдая от холода, армия Александра сожгла большую часть кораблей.

Из племён на его пути встречались аримаспы, самый северный народ, упоминавшийся Геродотом на пути из грек в Гиперборею близ Риппейских гор. Встречались катаи, жившие на Алтае, встречались сабараки. Здесь же сатрапом был поставлен Сибиртий из местных царей. Если у сабараков «а» поменять на «и», как у Сибиртия, получатся классические сибиряки.

Словом, можно уверенно говорить, что Александр вместо Индостанского полуострова на самом деле был в Сибири. Получается, что в затянувшемся споре историков с поэтами Востока относительно маршрута Александра, правы оказались поэты.

Что же влекло Александра в Сибирь? Тщеславие? Жажда власти? Стремление завладеть всем золотом мира? Перспектива достичь бессмертия, как предполагал В.Н. Дёмин? Знания, сконцентрированные в прародине? Или все эти причины вместе?

Теперь к вышеперечисленному прибавилось ещё одно веское соображение. Александр ведь был македонцем, то есть славянином. 23 века тому назад македонцы гораздо лучше помнили свои священные песни и Александр, несомненно, слышал их. Более того, в те времена славяне ещё помнили, где располагается их прародина и как до неё добираться. Вот и пришёл Александр Македонский именно сюда, в горы Путорана.

Но вместо того, чтобы поклониться могилам предков, припасть к отеческим гробам, Александр, завоеватель по природе, припёрся в Прародину с оружием. Ему сильно хотелось превзойти Семирамиду и Кира, которые едва унесли отсюда ноги. Семирамида убежала, имея живыми всего 20 воинов, а с Киром спаслись всего семеро».

Диодор сообщает, что Александр разделил армию на три части. Во главе одной он поставил Птолемея, поручив ему опустошать побережье. Леонната с той же целью он послал вглубь страны, предгорья и горную область стал разорять сам. Всюду пылали пожары, шли грабежи и убийства, количество убитых исчислялось десятками тысяч. По-видимому, от тех боёв неподалёку от Норильска сохранилось много «военных» топонимов: река Батайка и на ней местность Войнаяр, река Убойная, мыс Оружило, реки Могильная и Покойницкая.

Славяне использовали для обороны неприступные горы Путорана, на плоских вершинах которых накапливалось до тридцати тысяч обороняющихся. Две горы из нескольких (Аорн и Согдийскую скалу) Александр захватил, одну благодаря предательству, другую взяли штурмом македонские юноши-альпинисты, поднявшись по скальной стенке, где их не ждали. Упавших со скалы не могли найти в снегу, так глубок он был. Ещё одну вершину называли скалой Хориена. В Путорана есть река и водопад Орон, а также река Хоронен. По слухам, идущим от рыбаков и охотников, в 70-е годы прошлого века река Хоронен выносила большое количество черепов.

Была зима. Войско Александра замерзало. Воевать с морозами Александр не умел. Войско его бежало, подобно тому, как бежала армия Наполеона из якобы побеждённой Москвы. Даже потери у них были совершенно одинаковыми. Наполеон на острове Святой Елены жаловался: «Я рассчитывал, что буду сражаться с людьми, что разобью русскую армию. Но я не смог победить пожары, морозы, голод и смерть». .

Курций Руф живописует паническое бегство и нравственное разложение войска Александра очень красочно: «Самое большее время года лежат там столь чрезвычайные снега, что почти нигде не приметно никакого следа птиц или бы какого другого зверя. Вечная мгла покрывает небо, и день столь уподобляется ночи, что едва можно различить ближайшие предметы.

Войско, заведенное в сии пространные пустыни, где совершенно не было никакой человеческой помощи, претерпевало все бедствия: голод, стужа, чрезмерная усталость и отчаяние овладело всеми. Множество погибли в непроходимых снегах, во время страшенных морозов множество ознобило ноги. И лишились зрения: другие удрученные усталостью упадали на лед, и, оставшись без движения, от морозу цепенели, и после уже не могли подняться».

«Нельзя было без урона в людях ни оставаться на месте, ни продвигаться вперед – в лагере их угнетал голод, в пути еще больше болезни. Однако на дороге оставалось не так много трупов, как чуть живых, умирающих людей. Идти за всеми не могли даже легко больные, так как движение отряда всё ускорялось; людям казалось, что чем скорее они будут продвигаться вперед, тем ближе будут к своему спасению. Поэтому отстающие просили о помощи знакомых и незнакомых. Но не было вьючного скота, чтобы их везти, а солдаты сами едва тащили свое оружие, и у них перед глазами стояли ужасы предстоящих бедствий. Поэтому они даже не оглядывались на частые оклики своих людей: сострадание заглушалось чувством страха».

Курций Руф сильно удивлялся, каким же это образом позор Александра обратился в славу? Но армия не прстила Александру этого поражения, стали зреть заговоры и в конце концов он был отравлен.

Победители принудили Александра разоружиться. Оружие, согласно ненецким легендам, было закопано близ озера Туручедо, неподалёку от села Потапова. Кроме того, в качестве контрибуции Александру было велено «запереть в горе» гогов и магогов, построив против них Медные Ворота, что Александр и выполнил. Поскольку дивьи люди (гоги и магоги) согласно «Славянским Ведам» жили в пещерах, Александр ставил Ворота в портале главного тоннеля, по которому выходили на поверхность дивьи люди. Тоннельные топонимы на плато Путорана имеются: это горы Тонель, озеро Тонель, река Тонель и упоминавшаяся выше река Тонельгагочар. Веды указывают, что в Святых горах было очень много пещер, оборудованных воротами, закрывавшимися на замки. Одну из полубогинь, заведовавшую в Прародине открыванием и закрыванием замков на воротах семидесяти тоннелей-пещер звали Груздина. Очень может статься, что напоминанием именно об этой полубогине служит город Грустина, присутствующий на всех средневековых картах Западной Сибири.

Финны, венгры и ханты могли бы обратить внимание на идеальное совпадение названий реки Тоннель в горах Путорана и реки Туонела из Калевалы. Может быть, здесь же была и финно-угорская прародина и мир мёртвых?


Славянские летописи о Македонском

Славянские летописи полны сообщений о посещении Александром Македонским нашей земли.

В Лаврентьевской летописи под годом 6604 (1096 или 1097), можно прочитать, что Александр Македонский посещал берега Северного Ледовитого океана и здесь «заклепал в горе» злобных гогов и магогов.

Вот этот текст дословно: «Теперь же хочу поведать, о чем слышал 4 года назад и что рассказал мне Гюрята Рогович новгородец, говоря так: «Послал я отрока своего в Печору, к людям, которые дань дают Новгороду. И пришел отрок мой к ним, а оттуда пошел в землю Югорскую, Югра же – это люди, а язык их непонятен, и соседят они с самоядью в северных странах. Югра же сказала отроку моему: «Дивное мы нашли чудо, о котором не слыхали раньше, а началось это еще три года назад; есть горы, заходят они к заливу морскому, высота у них как до неба, и в горах тех стоит клик великий и говор, и секут гору, стремясь высечься из нее; и в горе той просечено оконце малое, и оттуда говорят, но не понять языка их, но показывают на железо и машут руками, прося железа; и если кто даст им нож или секиру, они взамен дают меха. Путь же до тех гор непроходим из-за пропастей, снега и леса, потому и не всегда доходим до них; идет он и дальше на север». Я же сказал Гюряте: «Это люди, заключенные <в горах> Александром, царем Македонским», как говорит о них Мефодий Патарский: «Александр, царь Македонский, дошел в восточные страны до моря, до так называемого Солнечного места, и увидел там людей нечистых из племени Иафета, и нечистоту их видел: ели они скверну всякую, комаров и мух, кошек, змей, и мертвецов не погребали, но поедали их, и женские выкидыши, и скотов всяких нечистых. Увидев это Александр убоялся, как бы не размножились они и не осквернили землю, и загнал их в северные страны в горы высокие; и по Божию повелению окружили их горы великие, только не сошлись горы на 12 локтей, и тут воздвиглись ворота медные и помазались сунклитом; и если кто захочет их взять, не сможет, ни огнем не сможет сжечь, ибо свойство сунклита таково: ни огонь его не может спалить, ни железо его не берет. В последние же дни выйдут 8 колен из пустыни Етривской, выйдут и эти скверные народы, что живут в горах северных по велению Божию»».

Человек, записавший и прокомментировавший рассказ Гюряты Роговича, - ни кто иной, как Владимир Мономах. Его «Поучение» включено в Лаврентьевскую летопись и, в свою очередь, включает цитируемый рассказ. Получается следующее: Сам Великий князь киевский Владимир Мономах в своем «Поучении» вразумляет новгородца Гюряту Роговича в том, что Александр Македонский посещал Югру и берега Северного Ледовитого океана.

Другим русским правителем, считавшим, что А. Македонский посещал Русь, был сам Пётр Великий. Осматривая гигантские ископаемые кости в селе Костёнки близ Воронежа, Пётр заявил, что это останки боевых слонов Александра Македонского. Позже выяснилось, что кости принадлежали мамонтам, а не слонам. Но Пётр остался при своём убеждении: А.Македонский был на Танаисе.

И.В. Щеглов в «Хронологическом перечне важнейших данных из истории Сибири», изданной в Сургуте в 1993 году, приводит сообщение о походе новгородцев под предводительством Улеба в 1032 году к построенным Александром Железным воротам. Этот поход окончился неудачно, так как новгородцы были побиты юграми, «и вспять мало их возвратишася, но многи там погибоша».

В.Н. Татищев, ссылаясь на Иоакимову летопись, писал, что «во времена Александра Македонского княжили у словен 3 князя: первый Великосан, второй – Асан, третий Авенхасан. И послал Александр Македонский к князьям словенским грамоту, желая владеть словенским народом». Историки даже не комментируют это сообщение, объявляя Иоакимову летопись выдумкой Татищева, в то время, как Никаноровская летопись, Мазуринский летописец, Чешская хроника, Мартин Бельский в «Хронике всего мира» цитируют грамоту, жалованную Александром народу славянскому.

Польская «Хроника» краковского епископа Викентия Кадлубека равно как «Чешская хроника» (1348 год) утверждают о связях славян с Александром Македонским.

Причём в польской «Великой хронике» говорится о том, что некий мастер златотканного дела хитростью принудил Александра Македонского покинуть их землю, за что поляки дали этому хитровану имя Лёшека и избрали королем. Я не знаю, когда поляки начали избирать королей, помнится, евреи писали, что в середине девятого века один выдающийся представитель их племени отказался стать первым польским королём. Я не знаю также, где жили предки поляков в эпоху Александра Великого, скорее всего они «въехали» в Восточную Европу вместе с основным славянским миграционным потоком. В таком случае польская прародина могла располагаться на севере Сибири, там же, где славянская прародина.

Почему же мы не обращаем на слова Мономаха и Петра никакого внимания? Только ли потому, что заморские историки считали по-другому? И почему мы немцам и грекам верим больше, чем своим князьям и императорам? Думаю, это потому, что наша история фальсифицирована и эта фальсификация въелась в плоть и кровь отечественных историков. По сути, и сделана она руками наших истоиков-русофобов.

Странная какая-то компания подбирается: Нестор, Байер, Шлёцер, Карамзин, Гегель, Энгельс, Гитлер, Лихачёв, Прохоров, отечественные историки-норманисты и современные православные миссионеры (недавно в ходе дискуссии «Традиционная культура: православие или язычество?» из уст миссионера Максима Степаненко услышал, что русского народа до принятия Православия не было. Хотелось бы знать, это позиция всей патриархии?). Почему говорить о древности славяно-русов ненаучно и антиисторично, разве это наносит ущерб нашим интересам? Героическая история нашего народа – предмет нашего величия и гордости. Мы гордимся победой над Гитлером, Наполеоном, почему же нам не гордиться нашей победой над Александром Македонским?


Введение

Сибирь с древнейших времён находится в центре исторического процесса, хотя в письменных источниках это отражено не вполне явно. Считается, что коль Сибирь географически лежит в стороне от центров средиземноморского культурного круга, далеко от древних цивилизаций Востока, значит и от мировых исторических событий Сибирь далека. Такое положение вещей, представляющее Сибирь краем неисторическим, окраиной земли, не соответствует истине.

Сибирь - древнейший центр культуры, это этногенетический котёл народов мира. Миграции сибирского населения в древности и в средневековье обеспечили, по большому счёту, весь ход исторического процесса современной цивилизации. Издревле Западную Сибирь называли Индией, страной великих рек, с берегов сибирских рек и их многочисленных притоков распространялся свет человеческой цивилизации.

В начале нашего исследования необходимо отметить, что данная работа лежит в русле теории «Сибирской прародины индоевропейских народов», заявленной и обоснованной Н.С. Новгородовым. Настоящая работа призвана несколько расширить доказательную базу теории Новгородова. Для более детального ознакомления с разработками Н.С.Новгородова отсылаем читателя к изданным уже неоднократно работам: «Томское Лукоморье» и «Сибирская прародина» (novgorodov.tomsk.ru).

Одной из задач, которые будут рассматриваться в настоящем исследовании, является доказательство того, что Сибирь это доисторическая Индия (India Superior, Верхняя Индия), страна, которая дала своё имя Индии современной. Её в древних источниках называли Семиречьем (Хапта-Хинду), Верхней Индией (India Superior), страной исседонов (есседонов, эсседонов, синдонов), Серикой, Тартарией и, наконец, Сибирью (страной рек и болот). Удивительно, что название, которое носило Сибирь в древности, многократно проиллюстрировано и на средневековых картах и в письменных сообщениях. Однако в научный и общеобразовательный оборот это положение до сих пор не введено.

Предваряя наше исследование, отметим, что топонимика, имеющая родственное происхождение, оставлена родственными же народами. При миграциях значительных групп населения происходит трассирование их движения посредством именования природных объектов именами родного языка, причём, часто сходным объектам давались одни и те же имена. Отсюда следует, что если мы видим на карте две реки с одним именем, то на берегах этих рек, пусть далёких друг от друга, проживало и/или теперь проживает родственное (в языковом отношении) население. Это замечание относится и к именованию Сибири Индией.

Основная часть настоящей работы посвящена генезису славянских племён. Как известно, в славистике нет ещё общепринятой и вполне обоснованной теории становления славянского мира. Наши исследования, надеюсь, послужат решению этой задачи.

1. Сибирская славистика

Если принимать утверждённые в исторической науке воззрения, то становление славянства выглядит следующим образом. В конце I-го тыс. до н.э. - начале I-го тыс.н.э. на территории между Прибалтикой и Северным Причерноморьем, занятой в основном прабалтами и восточно-иранскими племенами скифов и сарматов формируются славянские племена. Славяне - молодой этнос, сформирован благодаря смешению балтов, финнов и скифов-сарматов. Собственно славяне обнаруживают своё существование уже где-то в V-VI веках н.э., появившись из болот Припяти. Эти представления не соответствует действительному ходу истории. Потому здесь будет представлена более жизнеутверждающая картина становления суперэтноса славян.
Впервые о славянах начали говорить так называемые, письменные народы (греки, римляне, персы, арабы) задолго до первых веков н.э. Тогда были озвучены на-звания славянских племён: антов, венедов, склавинов. Ещё Геродот писал о них в своей «Истории». Но всё по порядку, сначала кратко ознакомимся с некоторыми работами отечественных авторов, писавших о славянах и их древности.

Первым, кого необходимо упомянуть здесь, это великий сын нашего отечества Василий Маркович Флоринский, создатель и попечитель сибирской высшей школы, автор замечательного труда «Первобытные славяне по памятникам их доисторической жизни. Опыт славянской археологии», Томск, 1894 г. В своей работе мы не раз будем опираться на исследования В.М. Флоринского. Сейчас же приведём важнейшие выводы, сделанные им на основании археологических данных и сопоставления артефактов различных территорий, веков и культур. Обращаю внимание, выводы сделаны Флоринским на основании археологических данных, а это не «словеса» и не толкование перетолкованных толмачами сообщений старины. Перетолкованные переводы, в чём мы не раз убедимся, сыграли плохую шутку в истории России. Итак, выводы В.М. Флоринского, цитируем.

«…Поразительное сходство сибирских, пермских, болгарских, великорусских, южнославянских и балтийско-славянских доисторических древностей ясно говорит за единство бытовых начал на всём этом обширном пространстве и за высокое, сравнительно, и оригинальное развитие народной жизни в отдалённые доисторические времена. Для объяснения этих данных многие находят позволительным рисовать в своём воображении какой-то мифический золотой век финских народностей, о котором не сохранилось никаких следов не только в преданиях, но даже в лексическом составе их языка. Столь же неосновательна и другая теория «выморочных цивилизаций», т.е. предположений о каких-то неизвестных народах, совершенно исчезнувших с лица земли. Разделять такие гипотезы значит умышленно устранять всякую попытку дать доисторическим древностям логическое и живое объяснение.

…Археология нам ясно рисует полное тождество древнесибирской, болгарской и вообще славянской культуры: те же земляные курганные могилы, одинаковые прибрежные городища с полуокруглым очертанием, нередко двойственных и тройственных валов, ту же керамику, те же орудия и украшения и военное оружие как по ту, так и по сю сторону Урала. Кому могли принадлежать эти бесчисленные рудные копи, эти искусные и своеобразные поделки и отливки из бронзы, золота, серебра, эти бронзовые серпы и прочие орудия земледелия, плотничного, скорняжного ремёсел, эти следы широкого судоходства по рекам и осёдлой жизни в городах?

Только у одних славян в их начальной истории мы встречаем продолжение тех же привычек и того же искусства, какие видим в древнем курганном царстве, только у них, а не у финно-татарских народов. Сибирские древности курганной эпохи суть следы древнеславянской культуры».

Удивительный вывод на основе материалов, детально исследованных в многотомном труде, где приводится множество изображений археологических находок, образцов различных памятников.

В.М. Флоринский в своей работе ссылается на целый ряд учёных XIX века, которые, занимаясь археологией и историей скифов, гуннов, болгар и славян, приходят к тому же выводу, - это всё славянские народы. Среди них следует упомянуть имена: В.В. Григорьева, Ю.И. Венелина, И.Е. Забелина и Д.И. Иловайского.

Дмитрий Иванович Иловайский - это имя, о котором говорить следует в особом порядке. Его работы во многом обосновывают становление славистики. В его работах (Начало Руси) живым, доступным и понятным стилем однозначно обосновывается славянство болгар (Дунайских и Волжских), и славянство, в основном, гуннов.

В ХХ веке тема славянства древних сибирских народов была крайне непопулярной. Лишь с конца ХХ века начали появляться работы в этом направлении. Сегодня темы древности славянского племени, внетропической (сибирской, северной) прародины человека, тема дальнейшего развития академических исторических построений становятся всё более востребованные исследователями.

Наиболее близки к теме настоящей публикации из современных, это работы Н.С. Новгородова, О.М. Гусева и Н.И. Васильевой, на них и остановимся.
Книга Олега Михайловича Гусева «Белый конь апокалипсиса» С.Пб-г, 2000, очень многоплановая. Кроме авторской гипотезы происхождения человека и разбора процессов расо-образования книга содержит краткое изложение истории возникновения империи Великая Русь. На территории Евросибири от Балкан до Тихого океана существовала империя славян. Автор, первым среди пишущих сегодня об истории славян, говорит о Восточной Сибири и о Дальнем Востоке, как о территориях издревле принадлежащих нашим предкам.
Книга Н.И. Васильевой в соавторстве с Ю.Д. Петуховым «Евразийская империя скифов» (М.: Вече, 2007. - 400 с) повествует о существовании в древности огромной империи скифов. Пространства, которые входили в эту империю - от Дуная до Китая, и от Индии до Заполярья. Наследники скифской империи - сегодняшние жители России. Собрав большой мате¬риал, авторы убедительно показали, что причерноморские скифы и скифо-сибирские племена суть предки славян.

Работы Н.С. Новгородова «Сибирская прародина», «Томское Лукоморье» рассказывают о Сибирской прародине человечества; в эпоху голоценового климатического оптимума здесь сконцентрировалось тогдашнее евроазиатское народонаселение. Великий исход, наступивший после резкого похолодания, сделал историю Сибири последовательностью миграций. Предки индоариев, иранцев, шумерийцев, египтян, галлов, скифов, славян, германцев и других народов, переселяясь из прародины на места нового проживания, надолго останавливались в лесостепной зоне Сибири.

Н.С. Новгородов в своей основательной работе подробно рассматривает памятники археологических культур Сибири, историю государственных образований. Во всех этих памятниках, оставленных бывшими насельниками Сибири, автор выделил присутствие шумерийского, индоарийского, скифского, хетто-хуритского, германского следов. Эти следы определены в виде лингвистических, археологических, исторических (письменных) составляющих. Обосновал Новгородов в своих работах и историческое существования Сибирской Руси - Артании.
В русле этих построений томский учёный написал и опубликовал работу о сибирском походе Александра Македонского. Удивительный факт посещения войском Македонского северных широт Сибири (поход в Индию), доказан на основании многих исторических (письменных) материалов. Данная работа Николая Сергеевича и послужила исходным толчком для исследования и детализации материалов по Сибирской Индии (India Superior).

Таким образом, наши исследования не новы и не единичны сегодня. Более того, существует целый пласт материалов устного и письменного народного творчества, свидетельствующий в пользу сибирской бытности славян (праславян) в Индии (в Сибирской Индии). Здесь мы лишь упомянем эти памятники древности: «Веда славян. Болгарские народные песни» собранные и изданные Стефаном Ильичом Верковичем; Влесова Книга; сказки, былины, предания славян и народов Поволжья, Урала, Сибири. Это огромный, удивительный пласт знаний до сих пор ещё не разработанный славистикой.

Таким образом, сибирская славистика имеет более чем достаточные основания для существования, развития и утверждения. Дальнейший материал - тому свидетельство.

Вам также будет интересно:

Пророчества и изречения о последних временах
Св. Ипполит Римский (†30.01.268г.) говорит: «Скорбную жизнь оплачет тогда вся земля,...
В оптиной пустыни призывают к евхаристическому общению с латинянами
Проповедь экуменизма в монастыре Оптиной Пустыни Приехали к началу Божественной Литургии в...
Во что же сложить своё добро?
Меня очень позабавила, и я подумал, а чего это у нас нет тем о том, как построить\устроить...
Комментарий оптиной пустыни
Мы с вами являемся свидетелями всеобщей апостасии, охватившей Русскую Церковь. Во главе с...
Мир живет предчувствием конца света… Тому есть множество признаков, но не следует торопить...