Настоящая история «28 панфиловцев». Факты и документальные сведения. Лев Михайлович Доватор. Мне сообщили, что передовую читал Сталин
Отдых и увлечения. Зачатие и беременность. Что подарить. Значение имени

Ваше высокопреподобие отец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Храм дмитрия солунского на благуше - островок истинной веры

Рубрика старец паисий святогорец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Представительство Православной Церкви Чешских Земель и Словакии

Святитель николай чудотворец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Николай Мишустин и Леонид Перлов — о реальных зарплатах и нагрузках учителей

Смотреть что такое "наша эпоха" в других словарях

Митрополит Антоний (Мельников) Открытое письмо священнику Александру Меню Митрополит Антоний (в миру Анатолий Сергеевич Мельников)

(заявление в школу на отказ от карты учащегося)

олег васильевич щербанюк, православный эксперт

Русская духовная миссия в Иерусалиме объяснила зачем «вскрыли Гроб Господень

BonAqua и AquaMinerale — вода из под крана

Настоящая история «28 панфиловцев». Факты и документальные сведения. Лев Михайлович Доватор. Мне сообщили, что передовую читал Сталин

21.11.2015 0 75504


Одним из самых известных подвигов, совершенных в годы Великой Отечественной войны, считается подвиг 28 панфиловцев - воинов гвардейской дивизии, которой командовал генерал-майор Иван Васильевич Панфилов.

С тех пор прошло почти три четверти века. И вот теперь некоторые историки начали публично утверждать, что никакого боя панфиловцев с немецкими танками 16 ноября 1941 года под Дубосеково не было, как и массового подвига гвардейцев. Все это якобы выдумано газетчиками из «Красной звезды». Где же правда?

Памятник 28 героям-панфиловцам на разъезде Дубосеково

Общепризнанная версия

События, как их изображают многочисленные книги и статьи о героях-панфиловцах, развивались так. 15 ноября 1941 года немецкие войска начали новое наступление на Москву. В некоторых местах фронт приблизился к столице на 25 километров. Наши войска оказывали фашистам ожесточенное сопротивление.

16 ноября в районе железнодорожного разъезда Дубосеково, неподалеку от Волоколамского шоссе, панфиловцы в четырехчасовом бою подбили 18 танков и остановили противника.

Все наши солдаты в том бою погибли, в том числе и политрук В.Г. Клочков, сказавший перед боем слова, ставшие знаменитыми: «Велика Россия, а отступать некуда - позади Москва!» В июле 1942 года 28 панфиловцам посмертно было присвоено звание Героев Советского Союза.

Как это было

Однако в действительности события у разъезда Дубосеково развивались несколько иначе. Уже после войны выяснилось, что несколько панфиловцев, которым было присвоено звание героя, живы, а несколько других, попавших в наградной список, в бою 16 ноября по разным причинам не участвовали.

В 1948 году Главная военная прокуратура СССР возбудила дело и провела специальное закрытое расследование. Его материалы были переданы в Политбюро ЦК. Там же решили вопрос о награждениях не пересматривать.

Попробуем на основе сохранившихся документов восстановить события тех драматических дней. 16 ноября 11-я танковая дивизия немцев атаковала позиции 1075-го стрелкового полка в районе Дубосеково. Основной удар пришелся по 2-му батальону, где было всего четыре противотанковых ружья, гранаты РПГ-40 и бутылки с зажигательной смесью.

Согласно показаниям бывшего командира полка И.В. Капрова, против 2-го батальона шло тогда 10-12 танков противника. 5-6 танков удалось уничтожить - и немцы отошли. В два часа дня противник начал сильный артиллерийский обстрел - и снова его танки пошли в атаку. На расположение полка наступало теперь свыше 50 танков. Главный удар был опять направлен на позиции 2-го батальона.

По архивным данным министерства обороны, 1075-й стрелковый полк 16 ноября уничтожил 15-16 танков и около 800 немецких солдат. Потери полка, согласно донесению командира, составили 400 человек убитыми, 100 человек ранеными, 600 человек были объявлены пропавшими без вести.

Большинство их - это тоже убитые или тяжелораненые, оказавшиеся под глубоким снегом. Больше всего досталось 4-й роте 2-го батальона. В ней к началу боя было от 120 до 140 человек, уцелело же не больше тридцати.

Немецкие танки опрокинули нашу оборону, заняли район Дубосекова, но они опоздали по крайней мере на четыре часа. Нашему командованию за это время удалось перегруппировать силы, подтянуть резервы и закрыть прорыв.

Дальше немцы на этом направлении к Москве уже не продвинулись. А 5-6 декабря началось общее контрнаступление советских войск - и к началу января 1942 года противник был отброшен от столицы на 100-250 километров.

Рождение легенды

Как же родилась легенда о 28 героях-панфиловцах? В этом тоже разбиралась военная прокуратура. Корреспондент «Красной звезды» Василий Коротеев, первый написавший о героях-панфиловцах, на следствии в 1948 году показал: «Примерно 23-24 ноября 1941 года я вместе с военным корреспондентом „Комсомольской правды" Чернышевым был в штабе 16-й армии...

При выходе из штаба армии мы встретили комиссара 8-й панфиловской дивизии Егорова, который рассказал о чрезвычайно тяжелой обстановке на фронте и сообщил, что наши люди геройски дерутся на всех участках. В частности Егоров привел пример геройского боя одной роты с немецкими танками.

На рубеж роты наступало 54 танка - и рота их задержала, часть уничтожила. Егоров сам не был участником боя, а рассказывал со слов комиссара полка... Егоров порекомендовал написать в газете о героическом бое роты с танками противника, предварительно познакомившись с полит-донесением, поступившим из полка.

В политдонесении говорилось о бое роты с танками противника и о том, что рота стояла насмерть и погибла. Но не отошла, и только два человека оказались предателями, подняли руки, чтобы сдаться немцам, но они были уничтожены нашими бойцами. В донесении не говорилось о количестве бойцов роты, погибших в этом бою, и не упоминалось их фамилий. Пробраться в полк было невозможно, и Егоров не советовал нам пытаться проникнуть в полк.

По приезде в Москву я доложил редактору газеты „Красная звезда" Ортенбергу обстановку. Рассказал о бое роты с танками противника. Ортенберг меня спросил, сколько же людей было в роте. Я ему ответил, что состав роты, видимо, был неполный, примерно человек 30-40; я сказал также, что из этих двое оказались предателями».

Очерк Коротеева о героях-панфиловцах был опубликован в «Красной звезде» 27 ноября 1941 года. В нем говорилось, что участники боя «погибли все до одного, но врага не пропустили». 28 ноября в той же газете вышла передовица под заголовком «Завещание 28 павших героев».

Ее написал литературный секретарь газеты Александр Кривицкий. 22 января 1942 года тот же Кривицкий поместил в «Красной звезде» очерк под названием «О 28 павших героях». Как очевидец или как человек, слышавший рассказы бойцов, он пишет об их личных переживаниях, о геройском поведении гвардейцев и впервые называет 28 фамилий погибших.

В апреле 1942 года командование Западного фронта обратилось к наркому обороны с ходатайством о присвоении названным в публикации воинам звания Героев Советского Союза. В июле вышел соответствующий указ президиума Верховного Совета.

Но вернемся в 1948 год. В военной прокуратуре допросили и Кривицкого.

Он, в частности, показал:

«При разговоре в ПУРе (Главном политуправлении Красной армии. - Прим, авт.) интересовались, откуда я взял слова политрука Клочкова „Россия велика, а отступать некуда - позади Москва!" Я ответил, что это выдумал я сам... В части же ощущений и действий 28 героев - это мой литературный домысел.

Я ни с кем из раненых или оставшихся в живых гвардейцев не разговаривал. Из местного населения я говорил только с мальчиком лет 14-15, который показал могилу, где похоронен Клочков».

Бывший командир 1075-го полка Илья Капров рассказал, что фамилии бойцов давал Кривицкому по памяти
капитан Гундилович. С немецкими танками 16 ноября дрался, конечно, весь полк, добавил он, и в особенности 4-я рота 2-го батальона, оказавшаяся на направлении главного удара противника.

Неполное знакомство с материалами прокурорского расследования 1948 года привело некоторых исследователей к неверным выводам, дезориентировало ряд журналистов.

В районе разъезда Дубосеково погибло больше сотни наших бойцов - русских, казахов, киргизов, узбеков. Все они достойны звания героев. В тяжелейших условиях, плохо вооруженные, гвардейцы задержали танковое наступление фашистов.

Враг так и не вышел к Волоколамскому шоссе. Подвиг был. Только вот крылья славы и исторического признания коснулись далеко не всех героев-панфиловцев. Такое часто бывает на войне.

Василий МИЦУРОВ, кандидат исторических наук

Острые споры в обществе вызвала недавняя публикация на сайте Госархива документов расследования 1948 года, связанного с военной статьей "Красной звезды" о подвиге 28 героев-панфиловцев 16 ноября 1941 года (об этом мы писали в июльском номере "Родины"). Еще тогда, по горячим следам, статья признавалась литературным вымыслом военных журналистов. Но в пылу сегодняшней полемики иные горячие головы ставят под сомнение не только детали конкретного боя, но и сотни фактов мужества, героизма, самопожертвования, проявленного бойцами, политработниками и командирами 316-й "панфиловской" стрелковой дивизии в самый тяжелый период обороны столицы - в октябре-декабре 1941 года.

Простой вопрос: если не было никаких героев-панфиловцев, почему "доблестные германские войска" не смогли захватить Москву? Почему Константин Симонов, прочитав повесть Александра Бека "Волоколамское шоссе", "с удивлением и завистью почувствовал, что ее написал человек, который знает войну достоверней и точнее меня" 1 ?

"Родина" представляет исчерпывающую картину боев в районе Ширяево-Дубосеково-Петелино 16 ноября 1941 года. В материале использованы новые данные, обнаруженные нами в фонде Комиссии по истории Великой Отечественной войны при Академии наук СССР.

ПЕРВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ О ПОДВИГЕ

Она появилась вовсе не в "Красной звезде". И авторами были не Коротеев, Чернышев или , как утверждали следователи военной прокуратуры, а корреспондент газеты "Известия" Г. Иванов. В статье из действующей армии "8-я Гвардейская дивизия в боях", опубликованной 19 ноября 1941 года, он рассказал о бое одной из рот 1075-го стрелкового полка под командованием Капрова 2 . Подчеркнем: Иванов сообщал именно о стрелковой роте и не упоминал ни про 28 бойцов, ни про 18 подбитых ими немецких танков, которые появятся затем у его коллег из "Красной звезды".

По версии "Известий", рота панфиловцев подбила 9 немецких танков, из них три сгорели.

Заметим, это число не сильно расходится с той цифрой, которую называли сотрудникам Комиссии непосредственные участники событий.

Майор Балтабек Джетпысбаев:

Метайте гранаты и бутылки горючей смеси!

В ноябре 1941 года Б. Джетпысбаев был помощником командира 5-й роты 2-го батальона, 16 ноября держал оборону в районе деревни Ширяево.

Беседа с ним проходила в Алма-Ате 2 января 1947 года. Приводим выдержку из стенограммы (шрифт здесь и далее выделен автором):

"...В ночь с 15 на 16 ноября сидели с Клочковым до 2 часов ночи. Потом легли отдохнуть, готовиться к бою.

Моя рота стояла метрах в 500 от Клочкова. Клочков стоял со своей ротой 3 у самой железной дороги, я стоял левее.

Малик Габдулин командовал ротой автоматчиков.

С утра 16 ноября начали бой. К нам подошли 4 немецких танка. Два из них подбили, два вырвались. Два раза атака была. Атака была отбита.

Большинство танков пошло в район разъезда Дубосекова, где Клочков погиб . Мы видели: поворачиваются, и туда идут танки. Там шел бой.

Командиром 2-го батальона в это время был майор Решетников, комиссаром батальона был Трофимов. В этот день с утра до позднего вечера не могли прорваться немцы. Много самолетов бомбило наши позиции, танки и пехота.

Перед заходом солнца подбегает один боец связной:

Клочков погиб, туда просят помощь.

У нас людей мало осталось. Много убитых и раненых. Мы впереди отбиваем атаки, сзади, прямо к нам идет немецкий танк. Танки обошли и появились сзади.

Я говорю:

Метайте гранаты и бутылки горючей смеси, танки будем подбивать.

Но немцы голову поднять не дают, так стреляют. На танки посажены автоматчики. Из танков бьют пулеметы, и автоматы стреляют.

У нас окопы полного профиля.

Я взял одну гранату. Метров 10 до танка осталось. Нельзя голову поднять. Все равно убьет. Бросил гранату лежа. Танк продолжает идти. Я бросил вторую гранату. Получился взрыв.

Метров за 20 в окопе сидели бойцы, кричат:

Танк горит.

Все подняли головы, начали стрелять. Я голову поднял. Открылся люк. Из люка хотел выскочить танкист. В другой танк бойцы тоже бросили гранаты. Второй танк тоже загорелся.

Автомат я потерял. Я взял винтовку убитого, выстрелил в танкиста, который хотел вылезти из люка танка. Убил его.

Это происходило днем 16 ноября. У меня осталось 15 человек из 75. Остальные были убиты и ранены. Два танка сожгли. Шли четыре танка. Два подбили, два повернули обратно.

Связной принес приказ оставить рубеж и отходить, но отходить нельзя было: немцы стреляют. Вылезли по одному из окопа. Перебежали, дальше ползком.

У меня за поясом пистолет и автомат. На опушку леса подполз с остальными людьми.

Вечером пришли в полк, доложили, сколько осталось, сколько убитых, раненых [...] 4 ".

Герой Советского Союза майор Габдуллин Малик:

Их было батальон, а нас всего 13 человек

В ноябре 1941 года Г. Малик был политруком и одновременно командиром роты автоматчиков 1075-го полка.

Вы со своими автоматчиками идите в распоряжение командира 5-й стрелковой роты с задачей оказать им помощь. Если противник будет наступать, вы его танки пропустите, отсеките пехоту от танков и по пехоте сосредоточьте огонь. Когда у вас положение будет тугое, можете самостоятельно отойти, но об этом поставьте в известность командира 5-й роты младшего лейтенанта Аникина.

16 ноября 1941 г. немцы начали второе генеральное наступление на Москву. В этот день немцы начали наступать на Ширяево. В 8 часов в Морозове был слышен гул моторов. В 8.30 вышли 5 танков противника по направлению Ширяева. За ними шел батальон пехоты. Мы танки пропустили. Танки открыли огонь по Ширяеву, по той роте, которая там была. Вдруг бойцы говорят:

Товарищ политрук, немцы идут!

Подождите, пускай идут.

Когда немецкая пехота была на расстоянии 300 метров, я не разрешил открывать огонь. Когда немцы подошли на расстояние 150 метров, я даю команду - огонь! По движущейся пехоте противника мы открыли огонь из всего оружия, которое у нас было. Немцы бросились в панике. Мы выпустили по одному диску и уложили не менее ста немцев ранеными и убитыми. Они начали отходить.

В это время один из офицеров в нашем направлении выпустил вверх две ракеты. Как только ракета осветила, по этому кустарнику начала бить артиллерия и минометы. Еще одна ракета, и танки повернули в нашу сторону и начали бить тоже по этому кустарнику. В это время немецкая пехота приняла боевой порядок и начала ползком к нам подходить. Мы снова открываем огонь. Немцы быстро откатываются. Их было батальон, а нас всего 13 человек.

У нас троих легко ранило, у каждого осталось по 10-15 патронов. Положение критическое, очень критическое. Тут наступил психологический момент: во-первых, патронов мало, а у некоторых вышли совершенно, во-вторых, немцы нажимают, артиллерия долбит, мы сидим как на иголках. Танки бьют, бьют из минометов, пехота стреляет из всех видов оружия: из пулеметов, автоматов и т.д. Немцы, очевидно, думали, что в этом кустарнике находятся не 13 человек, а рота в крайнем случае. Все бойцы смотрят на меня, что делать? Правда, не спрашивают, что делать, но у всех такой вид, у всех на лицах вопрос - что делать?

Я обдумал положение. Обойти со стороны Ширяева невозможно, потому что там стоят танки и там открытая местность, обойти на восток от этого кустарника тоже нельзя, потому что открытая местность. Если идти вперед - там немцы. Очень тяжелое положение создалось для нас: так погибать и так погибать. Я говорю, что погибать нельзя, надо драться. Но как драться? Тут надо людей спасти и противнику надо какой-то урон нанести. Я командую: "Автоматчики за мной!" И по этому ручейку ползком на брюхе к Морозово, в тыл противника.

Это было в 10 часов утра. Мы вышли в огороды Морозова, а немцы бьют по этому кустарнику. Смотрим, в Ширяеве 5 две батареи минометные шестиствольные. Эти батареи по нам били. Я говорю:

У кого патроны есть, открыть огонь по этой батарее!

Открыли. В батарее всех перебили. Неожиданно для нас появились автоматчики (противника). Тут мы у них панику создали. По этой лощинке спустились вниз, где был густой лес, зашли в этот лес. У нас с собою продукты были, водка была с собою. Покушали. Выпили, пошли дальше. Со мною идут Коваленко - старший сержант и Леднев - старший сержант.

Давайте пойдем в Ширяево, посмотрим, что там такое?

Пошли в деревню. Смотрим, там немцы бегают, а наша рота отошла.

Давай найдем штаб полка и командиру полка доложим.

Приходим в штаб полка, где он раньше находился. Там немецкие танки [...]На третий день мы в одной деревне нашли своего командира полка и комиссара [...]" 6 .

Батальонный комиссар Галушко:

Полк дрался до последней возможности

Из политдонесения начальника политотдела 316-й стрелковой дивизии батальонного комиссара Галушко начальнику политотдела 16-й армии полковому комиссару Масленову 7 . Село Гусенево, 17 ноября 1941 года:

"...16.11.41 года утром в 8.00 противник раньше нас начал наступление на левом фланге нашей обороны в районе 1075 СП. Несмотря на исключительное мужество и героизм, который был проявлен личным составом 1075 СП, все же задержать наступление пр-ка в этом районе не удалось, противник занял Нелидово, Н. Никольское, вышел на Московское шоссе, занял Ядрово и Рождествено.

Линия нашей обороны проходит с Горюны-Шишкино 8 .

Противник наступал в количестве 50-60 танков тяжелых и средних и довольно большое количество пехоты и автоматчиков.

1075 СП в борьбе против такого количества танков имел 2 взвода П.Т.Р. и одну противотанковую пушку. Эффективность действия П.Т.Р. против тяжелых танков пр-ка невысокая, потому что задержать движение танков пр-ка не удалось, также нет сведений о том, какое количество танков пр-ка П.Т.Р. вывел из строя.

1075 СП понес большие потери, 2 роты потеряны полностью, данные о потерях уточняются, сообщим в следующем донесении.

1075 СП дрался до последней возможности, командование полка оставило командный пункт только тогда, когда в расположении командного пункта появились танки пр-ка, атака танков пр-ка на Шишкино была дважды отбита, и наступление пр-ка приостановлено, танки пр-ка 17.11.41 г. утром направились на Голубцово. По неуточненным данным в районе 1075 СП подбито не меньше 9 танков пр-ка.

1073-й полк в результате наступления оказался разрезанным на две части, 2й батальон отошел в расположение 690 СП. 1-й батальон остался в районе Горюны.

В ночь с 16 на 17 690 и 1077 СП занимают прежние районы обороны.

Люди отходили организованно, а отдельные группы, пытавшиеся уйти подальше в тыл, были задержаны заградотрядом и направлены в свои части для занятия обороны" 9 .

Итак, по сведениям Галушко, 16 ноября на позиции, обороняемые 1075-м полком, наступало 50-60 танков противника и большое количество пехоты с автоматчиками. На весь полк имелось 2 взвода противотанковых ружей (ПТР) и одна противотанковая пушка. В ходе боя панфиловцам удалось подбить не менее 9 танков.

Если сопоставить эту информацию со статьей Г. Иванова, то очевидно: основой для публикации "Известий" стали сведения именно из этого политдонесения.

БОЕВЫЕ ЗАСЛУГИ

"Уничтожила до 9000 немецких солдат и офицеров..."

Сформированная в 1941 году Иваном Васильевичем Панфиловым 316-я стрелковая дивизия с августа того же года начала свой боевой путь под Новгородом, а в октябре была переброшена на Волоколамское направление. Ведя беспрерывные бои, в течение месяца части дивизии не только удерживали свои позиции, но стремительными контратаками разгромили 2-ю танковую, 29-ю моторизованную, 11-ю и 110-ю пехотные дивизии противника, уничтожив в общей сложности до 9000 немецких солдат и офицеров, более 80 танков и другой техники противника.

Штаб Рокоссовского - штабу Жукова:

Противник направил танки на Волоколамск и Ширяево

Копии оперативных документов штаба 16й армии были сделаны сотрудниками архива Министерства обороны СССР для Института истории АН СССР после их рассекречивания в 1954 году:

Из боевого донесения N 22 начальника штаба 316-й стрелковой дивизии в штаб 16й армии. Положение на 13.00 16 ноября 1941 г.:

"1. Пр-к 8.00 16.11. на левом фланге 316 СД повел наступление Ширяево, Петелино. К 10.00 овладел Нелидово, Петелино. В 11.00 овладел Бол. Никольское. В 11.30 пр-к оставил 5 танков в Бол. Никольское и роту пехоты, ведет наступление в р-не выс. 251,0 [...] 2. 316 СД в 13.00 16.11. на левом фланге ведет бой [...] 1075 СП - ведет бой на участке отм. 251,0. В 11.30 пр-к оставил Петелино, направив свои танки на Волоколамск и Ширяево. Авиацией бомбил КП командира полка. Потери и трофеи уточняются [...]".

16 ноября 1941 года в 23 часа 16 минут начальнику штаба Западного фронта сообщали из штаба 16й армии о ходе боя в полосе 316-й дивизии:

"...2) До пехотного полка с 24 танками противник перешел в наступление в стыке 316 СД и Доватора.

В 14.00 отбросили левый фланг 316 СД и вышли рубеж Ядрово, ст. Матренино, высота 231,5, на участке Доватора противник овладел Ширяево, Иванцево. Попытки овладеть Данилково и Сычи - отбиты..."

В 4 часа 25 минут 17 ноября из 16й армии направили в штаб Западного фронта более подробную оперсводку N 50, которая отражала ситуацию к 17 часам 16 ноября. В ней, в частности, сообщалось:

"1. [...] Одновременно свыше двух полков пехоты противника с танками перешли в наступление в стык между 316 СД и кав. группой Доватора [...]

7. 316 СД с 9.00 левофланговым 1075 СП ведет упорный бой.

Противник силою до ПП 10 с танками при поддержке бомбардировочной авиации 9.00 перешел в наступление и к 17.00 овладел рубежом Мыканино, Горюны, Матренино;

Группа автоматчиков прорвалась - Шишкино [...]".

Как видим, из штаба К.К. Рокоссовского, командующего 16й армией, в штаб Западного фронта Г.К. Жукову, командующему фронтом, поступала вполне объективная информация о состоянии и положении дел в полосе обороны 316-й панфиловской дивизии.

КСТАТИ

316-я дивизия - одна из двух в Советской Армии, названных по именам своих командиров: Василия Ивановича Чапаева (25-й стрелковая дивизия имени В. И. Чапаева) и Ивана Васильевича Панфилова

ПОВЕРКА

Панфиловцы, оборонявшие Москву

Состав 316-й стрелковой дивизии после преобразования ее в в 8-ю гвардейскую

  • 19-й гвардейский стрелковый полк
  • 23-й гвардейский стрелковый полк
  • 30-й гвардейский стрелковый полк
  • 27-й гвардейский артиллерийский полк
  • 5-й гвардейский отдельный истребительно-противотанковый дивизион
  • 13-я гвардейская зенитная артиллерийская батарея (до 20.05.1943)
  • 19-й гвардейский минометный дивизион (до 20.10.1942)
  • 15-я гвардейская разведывательная рота
  • 2-й гвардейский саперный батальон
  • 55-й (1-й) гвардейский отдельный батальон связи
  • 476-й (6-й) медико-санитарный батальон
  • 10-я гвардейская отдельная рота химзащиты
  • 478-я (3-я) автотранспортная рота
  • 606-я (4-я) полевая хлебопекарня
  • 564-й (7-й) дивизионный ветеринарный лазарет
  • 81043-я (993-я) полевая почтовая станция
  • 826-я полевая касса Госбанка

ЧИСЛЕННЫЙ СОСТАВ

16 ноября в бой вступили до 7000 бойцов

Численность "панфиловской" дивизии на момент сформирования - 11 347 человек.

К ноябрю 1941 года после двухнедельных жестоких боев под Волоколамском общие потери 316-й СД составили 50%. (Из оперативной сводки N 29 штаба 316-й дивизии за 30 октября 1941 г.)

К 16 ноября в 1075-м стрелковом полку состояло 1534 человека, в 1073-м - 1666 человек, в 1077м - 2078 человек. То есть можно полагать: вся дивизия имела порядка 6000-7000 человек (в артполку, батальонах дивизионного подчинения и в тыловых подразделениях укомплектованность должна была быть больше, чем в стрелковых полках).

КАК РОДИЛАСЬ ЛЕГЕНДА

Писатель Александр Бек:

28 брошены на произвол судьбы

В марте 1942 года писатель Александр Бек находился в панфиловской дивизии, собирая материал для своей будущей книги "Волоколамское шоссе". Просматривал он и дивизионную газету "За Родину". Вот цитата оттуда, сделанная писателем: "В жесточ[айших] боях у села Н[елидово] бойцы и командиры т. Капрова подбили 8 танков. Безотказно бьет сов. п[ротивотанковое] оружие" 11 .

А после 19 февраля 1943 года в записной книжке Бека появились откровенные размышления о панфиловцах:

"...Дали герою погибнуть. Погибшему герою прип[исали] то, чего не было. Этим оскорбили боевой коллектив. Дали ему погибнуть.

Боевая артель - выручили. Если герой погиб, печатают, жив - не печатают.Приписывают даже убитым то, что не было.

28 брошены на произвол судьбы. По мне 200 чел. Кому это делает честь? Все заражены этим. Оказывает ли это услугу? Оказывает, но медвежью" 12 .

Редактор "Красной звезды" Давид Ортенберг:

Мне сообщили, что передовую читал Сталин

Был ли злой умысел у военных журналистов, с легкой руки которых легенда о 28 героях-панфиловцев потрясла страну и стала символом героизма советских солдат? Конечно же, нет. Журналисты хотели, чтобы обезличенный подвиг целой роты (5-й или 4-й, неважно) выглядел более человечно. Но они не смогли предвидеть последствий. Передовая статья в газете зацепила за живое высшее партийное руководство страны. Редактор "Красной звезды" Д.И. Ортенберг вспоминал:

"Одним из первых позвонил мне Михаил Иванович Калинин и сказал:

Читал вашу передовую. Жаль людей - сердце болит. Правда войны тяжела, но без правды еще тяжелее. Хорошо написали о героях. Надо бы разузнать их имена. Постарайтесь. Нельзя, чтобы герои остались безымянными.

Затем мне сообщили, что передовую читал Сталин и тоже одобрительно отозвался о ней" 13 .

После этого что-то менять в официальной версии подвига было поздно.

ВЗГЛЯД НЕМЦЕВ

Мы встретили "свирепое сопротивление"

Приводим выдержки из статьи канадского историка Александра Статиева "Гвардия умирает, но не сдается!". Еще раз о 28 панфиловских героях", опубликованной в 2012 году в журнале "Критика" 14 . В ней автор впервые приводит документы 2-й немецкой танковой дивизии, которая вела наступательные бои против панфиловской дивизии в ноябре 1941 года.

Как пишет Статиев, описание ключевых событий ограничивается во всех немецких документах тремя словами: "свирепое сопротивление врага" . Эта ремарка оценивает бои и в Дубосеково (его защищала рота, в которой служили 28 панфиловцев), и в Ширяево. Двумя строчками описаны утренние события 16 ноября: "Враг был слаб, но сопротивлялся упорно, используя возможности рельефа местности" 15 .

Но уже на следующее утро впечатление гитлеровцев о своем "слабом" противнике изменилось коренным образом.

Оставшиеся в живых бойцы 1075-го полка отступили к Шишкино и получили подкрепление из 6 танков. Утром 17 ноября 1я боевая группа немцев атаковала их позиции 17 танками, но не смогла взять их позиции до вечера, потому что сопротивление там возросло многократно по сравнению с 16 ноября. Часть 1-й и 3-й боевых немецких групп, усиленных всеми танками 2-й боевой группы, атаковали позиции 1073-го полка в Ченцах и Голубцово. Они планировали взять эти деревни ранним утром, но захватили их только поздно вечером после ожесточенных атак и не смогли продвинуться дальше 16 .

По версии Статиева, между 16 и 19 ноября два из трех полков 316-й панфиловской стрелковой дивизии были полностью разбиты: к 20 ноября личный состав 1077-го полка сократился до 700 человек, 1073й имел 200 человек, а 1075-й - 120 человек. (В приданном дивизии 690м стрелковом полку осталось 180 человек.) Но ценой огромных жертв панфиловской дивизии наступление немцев застопорилось. Как утверждало в боевом донесении командование дивизии, в период между 16 и 18 ноября силами 1077-го полка было уничтожено 9 немецких танков, силами 1073-го полка - 5 танков, а 1075-й полк уничтожил 4 танка за эти же дни 17 .

"Несмотря на то что 316-я стрелковая дивизия отступила 16 ноября, она избежала разгрома в последующие дни. Она уступила территорию в тяжелых боях. В связи с ее ожесточенным сопротивлением 2-я танковая дивизия не дошла 25 км до той цели 18 , которая была поставлена 18 ноября" - к такому выводу приходит в своей статье канадский исследователь.

Потери были страшные. По словам Джетпысбаева, из 75 человек 5-й роты в живых остались 15. Капров показал в 1948 году следователям военной прокуратуры, что "больше всего пострадала от атаки 4-я рота; во главе с командиром роты Гундиловичем уцелело человек 20-25, остальные все погибли". Героизм, который проявили 16-17 ноября и в последующие дни все полки 316-й (затем 8-й гвардейской) стрелковой дивизии, подтвердили опрошенные сотрудниками Комиссии командиры, политработники и рядовые бойцы.

В частности, они рассказали о подвиге 17 бойцов из 1073-го полка в районе села Мыканино и подвиге 11 саперов из 1077-го полка в районе села Строково 19 .

ДОСЛОВНО

"Дикая дивизия, солдаты которой не сдаются в плен"

Генерал-полковник Эрих Гёпнер, командовавший 4-й танковой группой, чьи ударные силы потерпели поражение в боях с 8-й гвардейской стрелковой дивизией, называет ее в своих донесениях командующему группой Центр Федору фон Боку - "дикой дивизией, воюющей в нарушение всех уставов и правил ведения боя, солдаты которой не сдаются в плен, чрезвычайно фанатичны и не боятся смерти".

ПОСЛЕСЛОВИЕ "РОДИНЫ"

Мы не будем осуждать коллег из огненного 1941 года. Самое главное, на наш взгляд: в основе публикаций военных журналистов "Красной звезды" были реальные события, происходившие 16 ноября в районе Ширяево - Дубосеково. И то реальное ожесточенное сопротивление, которое оказали наступавшим частям 2й немецкой танковой дивизии бойцы 4-й и 5-й рот 1075-го полка 316-й панфиловской дивизии. Жаль, что литературный вымысел вытеснил на второй план историческую достоверность. Но в дни, когда немцы рвались к Москве, легенда о подвиге 28 панфиловцев оказалась чрезвычайно востребованной, вселила уверенность в миллионы сердец.

А подвиг был. Но не только 16 ноября у разъезда Дубосеково, и героев было не двадцать восемь. В десятки, в сотни раз больше!

В течение 60 дней 316-я (затем 8-я гвардейская) стрелковая "панфиловская" дивизия самоотверженно оборонялась на рубежах от Волоколамска до станции Крюково. Ее не разбили немецкие танковые дивизии, и она не бежала под их натиском. Дивизия медленно отступала, цепляясь за каждую пядь подмосковной земли. Командование 316-й во главе с Иваном Панфиловым всего за три месяца превратило вчерашних ополченцев в настоящих солдат-гвардейцев. Большинство из них погибло, но они не пустили врага в Москву.

Из стенограммы беседы с Дмитрием Федоровичем Поцелуевым-Снегиным, гвардии майором, в ноябре 1941 года - командиром батареи: "Два месяца, 60 ночей и дней, мы варились в этом котле. Когда мы пришли на станцию Нахабино и подвели свои итоги, то мы поняли, что уже теперь мы солдаты в самом хорошем, настоящем смысле этого слова [...] И когда мы попали в Москву со ст. Нахабино, мы были поражены, что в Москве висели плакаты: "8-я гвардейская - защитница Москвы", по радио передавали какую-то песню. И когда случайно знакомый встречал тебя, он всех своих знакомых останавливал: "Вот, из 8-й гвардейской", и толпа возникала.

Почему? Должно быть, честно говоря, хорошо дрались. Под Москвой совсем не думали, что дрались хорошо, а просто мы не могли по-иному" 21 .

1. Цит. по: Бек А.А. Волоколамское шоссе. Тетралогия. М., 2014. С. 539.
2. Статья Г. Иванова была полностью опубликована нами. См.: Дроздов К. Героев было не только двадцать восемь: // Родина. 2012. N 5. С. 7.
3. Далее по всему тексту курсив наш.
4. Научный архив (НА) ИРИ РАН. Ф. 2. Разд. 1. Оп. 28. Д. 27. Л. 4-4об.
5. Правильно - в Морозово.
6. НА ИРИ РАН. Ф.2. Разд. IV. Оп. 1. Дело на Героя Советского Союза Габдуллина Малика. Л. 8-9.
7. Политдонесение подписано за Галушко другим лицом, подпись неразборчива.
8. Эта фраза зачеркнута.
9. Сегодня это политдонесение (копия из ЦАМО) находится в одной из витрин музея панфиловцев в с. Нелидово.
10. Пехотного полка.
11. По всей видимости, эта строчка из передовицы или статьи из дивизионной газеты "За Родину" за ноябрь-декабрь 1941 г. См.: XX век. Писатель и война. Архивные материалы Отдела рукописей ИМЛИ РАН. М., 2010. С. 171.
12. Там же. С. 201.
13. Ортенберг Д. И. Июнь-декабрь сорок первого: рассказ-хроника. М.: 1984. С. 283-284.
14. См.: Statiev. A. "La Garde meurt mais ne se rend pas!" Once again on the 28 Panfilov Heroes // Kritika: Explorations in Russian and Eurasian History. 13. 4. Fall 2012. P. 769-798. Пер. с англ. Д.Д. Лотаревой.
15. Ibidem. P. 776.
16. Ibidem.
17. Здесь А. Статиев ссылается на боевое донесение N 25 от 20 ноября 1941 г. начальника штаба 316-й сд Серебрякова. При этом, по его мнению, неизвестно, сколько танков было уничтожено артиллерией 316-й сд, а также кто конкретно уничтожил эти танки: пехота, артиллерия или приданные им танки. Таким образом, получается, что 18 немецких танков было уничтожено всеми тремя полками дивизии за 16-18 ноября, а не 28 панфиловцами в бою у разъезда Дубосеково, как об этом потом написали журналисты "Красной звезды".
18. Имеется в виду взятие Москвы.
19. Подробнее см.: Дроздов К.С. Указ. соч. // Родина. 2012. N 7.
20. Не случайно, что 3 политрука из панфиловской дивизии - В. Клочков, П. Вихрев и М. Габдуллин - за бои под Москвой были удостоены звания Героя Советского Союза, причем первые два посмертно.
21. НА ИРИ РАН. Ф. 2. Раздел I. Оп. 28. Д. 32. Л. 8-9 об.

В редакцию «Новосибирские новости» пришло письмо от Юрия Шишкова, заслуженного работника Российской Федерации, главного конструктора «Новосибирского государственного проектного института». Юрий Андреевич уже давно интересуется темой подвигов героев Великой Отечественной войны. «Новосибирские новости» публикуют текст письма-расследования на тему подвига панфиловцев.

Вместо предисловия

Максим Жаров, автор публикации, озаглавленной «Кривицкого за этот миф надо было отправить в ГУЛАГ» Лента. Ру (12 июля 2015) задал вопрос историку Алексею Исаеву: «...два года назад Вы разбирались в этой истории, участвовали в дискуссиях. Вы говорили тогда, что дело о 28 панфиловцах надо подтверждать или опровергать на основании не только наших, но и немецких документов. Какие-то немецкие документы есть о том бое у разъезда Дубосеково?»

«Да, они существуют. Эти документы говорят, что немцы проехали через Дубосеково, особо ничего не заметив. Никакие люди, которые выбили у них 18 танков, в этих документах не упоминаются... мы о них ничего не знаем, в том числе, из-за утраты документов и гибели участников этих боев».

Ответы на этот и многие другие возможные вопросы по затронутой теме изложены в прилагаемой статье.

Из 28 панфиловцев погибли не все, 6 остались в живых. Не понятно, почему их свидетельства не были приняты во внимание, например, стенограмма беседы с Васильевым И. Р., принятая в основе данной статьи. То же других участников боя. Разве такое забывается?


По их сведениям, позиции панфиловцев были трижды атакованы врагом, причем дважды немцы отходили, неся потери в живой силе и технике. А по данным историка А. Исаева они проехали мимо, «ничего не заметив».

Где логика и правда? Допустим, возможно предположение, что количество подбитых танков могло быть завышенным (особенно в последней танковой атаке), хотя это не меняет сути дела, так как в то же время участниками боя подтверждено, что в ходе первой атаки немецкие танки, встретив упорное сопротивление панфиловцев, повернули назад. Спрашивается тогда, почему так произошло, и сколько из 20 танков надо было уничтожить, чтобы заставить оставшиеся танки отступить, не выполнив приказ.

Самое главное - бой у Дубосекова был. Если бы его действительно не было, на танкоопасном направлении это было бы преступлением.

Список воинов 2-го взвода, представленных к званию Героев Советского Союза, был составлен командиром 4-й роты капитаном П. М. Гундиловичем (который был награжден тремя боевыми орденами, погиб 10 апреля 1942 года). Учитывая отсутствие точных сведений и давность по времени, при составлении этого списка возможны отдельные неточности и даже ошибки, но умышленная фальсификация того, что в действительности боя у разъезда Дубосеково не было (и что он был выдуман) исключена.

Очень важно сказать при этом, что подвиг панфиловцев 2-го взвода был символичен в том смысле, что занимая позиции на переднем крае обороны, они не отступили, сражаясь до последнего. Другие панфиловцы 1075-го полка (особенно 4-й роты 2-го батальона) и всей дивизии тоже мужественно сражались как герои, многие из них погибли, но оставшиеся в живых под натиском врага вынуждены были отступить. Впоследствии они также получили за этот бой награды. Но представлять всех к званию героев (например, полностью 4-ую роту численностью 140 человек) было нереально.


Командир 8-й гвардейской стрелковой дивизии гвардии генерал-майор И.В. Панфилов (слева) в расположении штаба дивизии в деревне Гусенево (Западный фронт, ноябрь, 1941 г.). Фото: politikus.ru

Основной довод на период представления: по имеющейся информации считалось, что у разъезда Дубосеково все 28 панфиловцев 2-го взвода погибли и поэтому награждаются посмертно.

Оставшиеся в живых старший сержант Васильев И. Р. и старшина Шемякин Г. М. после соответствующей проверки получили звезду Героя Советского Союза. Также красноармеец Шадрин И. Д. после проверки в сентябре 1942 года. Красноармеец Тимофеев Д. Ф. прошел проверку, но не успел получить награду, так как умер в 1947 году.

Информацию о показаниях полковника И. В. Капрова и работе прокурорской бригады, разговоре с маршалом Г. К. Жуковым можно найти в статье академика РАН Г. А. Куманева, опубликованной на сайте Кр. ru 22 июля 2015 года. Почему «члены прокурорской бригады ставили перед собой одну цель - развенчать подвиг 28 панфиловцев» для меня лично, как, очевидно, многих других остался загадкой.

Под Москвой. Октябрь 1941-го

В конце октября 1941 года в ходе наступления на Москву немецкие войска вышли на ближние подступы к нашей столице, в результате чего сложилась реальная угроза ее полного окружения и захвата врагом. Обе стороны готовились к решающей схватке. Из отдаленных районов страны (Сибири, Дальнего Востока, Средней Азии и др.) срочно перебрасывались на фронт под Москву новые воинские формирования.


Битва под Москвой. Фото: istmira.com

В ходе боев на Волоколамском направлении немецкие войска также понесли тяжелые потери и, нуждаясь в пополнении резервами, по состоянию на 2 ноября 1941 года перешли временно к обороне, а затем в новое наступление в середине ноября. Над страной нависла смертельная опасность.

Как показали дальнейшие военные действия, разгром немецко-фашистских войск под Москвой во многом зависел от высокого морального духа наших воинов и массового проявления ими героизма, о чем идет речь в данной статье на примерах боя панфиловцев у разъезда Дубосеково, а также подвигов других героев.

Дубосеково. Ноябрь 1941-го

Здесь, у разъезда Дубосеково, в 7 км юго-восточнее Волоколамска, 75 лет тому назад 16 ноября 1941 года в ходе битвы за Москву небольшая группа наших воинов, всего лишь один взвод 4-ой роты второго батальона 1075-го полка 316-й стрелковой дивизии генерал-майора И. В. Панфилова совершила легендарный подвиг, вошедший в историю Великой Отечественной войны, ставший примером мужества и стойкости.

Важно, наверное, также учитывать, что в первой половине ноября 1941 года (где-то около двух недель тому назад) 4 рота только что вышла к Волоколамску из окружения. Ротой командовал старший лейтенант П. Гундилович. Взводом - политрук роты В. Клочков и сержант Добробабин. Личный состав взвода известен поименно, также как и биографии воинов, погибших в бою 16 ноября или оставшихся в живых.

Надо сказать, что описание этого боя и участие в нем некоторых героев-панфиловцев средствами массовой информации и следственными органами, привлеченными для выявления достоверности событий того времени, трактовалось по-разному. В 2011 году в одной из газет была опубликована статья, в которой утверждалось, что

«...не было 28 героических панфиловцев, ... никакого боя у разъезда Дубосеково не было...».

Еще ранее в выписке из архивных материалов послевоенных лет, в 1948 году в частности, отмечалось, что нет оперативных документов о подвиге и гибели 28 панфиловцев.

Так на войне тоже случалось, тем более обстановка на фронте была очень сложная, тяжелая. Накануне был отдан и зачитан в войсках приказ о нашем контрнаступлении на этом участке фронта, что совпало с началом второго наступления немецко-фашистских войск на Москву. Ежедневно на фронте гибли тысячи людей.

Насколько серьезным было положение свидетельствует тот факт, что командир 316-ой стрелковой дивизии, генерал-майор И. В. Панфилов, тоже погиб в бою через 2 дня.


Карта боевых действий на ближних подступах к Москве в ноябре 1941 г.

Через 7 лет в ходе расследования в 1948 году бывший командир полка, полковник И. В. Капров, очевидно, под давлением комиссии прокуратуры, действительно мог сказать, что в этот день он лично находился на другом участке и данными о ходе боя взвода у разъезда Дубосеково не располагает.

Но все же необходимо отметить, что оперативные карты с описанием боевых действий на левом фланге 316-ой стрелковой дивизии были изданы в книге «Разгром немецких войск под Москвой» (Московская операция Западного фронта 16 ноября 1941-31 января 1942 г. г.). 4.1./ под главной редакцией маршала Советского Союза Б. М. Шапошникова, М., 1943. с.42-43.

Указанный труд, изданный еще в годы войны, с предисловием А. В. Жаворонкова переиздан в 2006 году издательством Главархива Москвы, 535 страниц.

Есть там и описание боя героев-панфиловцев у разъезда Дубосеково.

Полк занимал оборону на рубеже высоты 251.0, Петелино, разъезд Дубосеково. В книге говорится о гибели политрука Клочкова и сержанта Добробабина.

Наверное, тогда и особенно теперь не столь уж важно точное количество его участников, кто из них и сколько уничтожил вражеских автоматчиков и сжег танков, кто и какие слова в эти минуты говорил своим боевым товарищам. Важно, что бой у Дубосеково был, герои-панфиловцы стояли до последнего на смерть, враг был задержан на 4 часа.

Из 28 представленных к званию Героев Советского Союза 22 воина погибли смертью храбрых в бою, 6 других, как оказалось в последствии, раненые, контуженные (в том числе, сержант Добробабин) остались в живых, что было неизвестно при издании указа о награждении в июле 1942 года и публикации вышеуказанной книги.


Отступление немецкой армии от Москвы (декабрь 1941 г.) Боевая техника, брошенная гитлеровцами на подмосковных дорогах. Фото: politikus.ru

Не повезло связному политрука Клочкова, участнику боя 16 ноября 1941 года, красноармейцу 2-го взвода Кожубергенову Даниилу Александровичу в присуждении звания героя. Случилось так, что он остался жив, но по ошибке в указе был назван другой Кожубергенов Аскар, хотя сослуживцы по роте подтвердили участие Даниила Кожубергенова в этом бою (см. Куманев Г. А. «Подвиг и подлог»: стр.145-147).

Что еще очень важно учитывать? Как пишет Куманев Г. А. в ЦАМО имеется документ от 18 мая 1942 года, где указаны 28 героев Панфиловской дивизии, павших 16 ноября 1941 года у разъезда Дубосеково, представленных к правительственной награде. Почему об этом не сообщают средства массовой информации, сомневающиеся в достоверности подвига героев-панфиловцев?

Как же так, ведь есть свидетельства очевидцев, непосредственных участников боя у разъезда Дубосеково. Причем, рассказанные не после войны, а, в зависимости от обстоятельств, сразу же или всего лишь через год. Уже спустя несколько дней об этом рассказал рядовой Иван Натаров, тяжело раненный и умерший в медсанбате, а через год - рядовой Илларион Васильев, позднее - другие очевидцы.

В статье используется информация на основе стенограммы беседы с ним. Как можно не верить ему, сибиряку? Отдельные выдержки из указанной стенограммы от 22 декабря 1942 года с рядовым Васильевым Илларионом Романовичем (родился в 1910 году в селе Мунгат, ныне Крапивинского района Кемеровской области) со ссылкой на архивные источники, опубликованные в книге А. М. Самсонова «Великая битва под Москвой. 1941-1942», Изд-во Академии наук СССР, М., 1958 (стр.134-136) приведены ниже, причем данные из рассказа И. Васильева, хотя и не полностью, но практически без изменений. Автором в данной статье изложены имеющиеся сведения об инженерной подготовке позиций к обороне, о ходе боя с отражением вражеских атак и кратко о судьбе наших воинов (с использованием публикаций разных авторов, в том числе своих, в газете «Трудовая правда») .


Подразделение 82-й мотострелковой дивизии 5-й армии Западного фронта ведёт наступление на последние опорные пункты врага в Можайске (январь 1942 г.). Фото:politikus.ru

Успешные действия взвода на новом рубеже обороны у разъезда Дубосеково были обусловлены следующим: их было немного, но это были «обстрелянные», уже опытные и храбрые воины, выжившие в предыдущих смертельных схватках с врагом. Удачно выбрав позицию по обе стороны дороги, ведущей к разъезду, они надежно закрепились на рубеже. Несмотря на то, что уже был ноябрь месяц, буквально зарылись в землю, вырыв окопы, не поленились, как говорится, закрыть их местами шпалами в два наката.

Во многих статьях об этом даже не упоминается, также, впрочем, как и о встрече с немецкими автоматчиками в начале боя, офицере-парламентере и других деталях, рассказанных очевидцем. Вряд ли такое можно забыть или исказить преднамеренно, тем более, что в тот период упреков к оставшимся в живых панфиловцам еще не было.

Вот как об этом рассказал сам И. Васильев (здесь и далее сохранена дословно запись его воспоминаний) .

«Приказали окопаться около разъезда Дубосеково. Окопались... Взяли лошадей и сани и давай шпалы возить, укрепления делать. У нас с правого фланга была ложбинка, а с левого фланга - луг большой, который подходил к линии железной дороги. Дорога как раз шла из деревни Жданово... Мы на этой дороге окопались и укрепились. Два ряда шпал накатником накатали, замаскировались».

Ранним утром 16 ноября после сильного налета авиации и бомбежки, не причинившей им особого вреда, они были атакованы ротой немецких автоматчиков, шедших по полю в полный рост как на прогулку, причем, без поддержки танков. Шли, используя скрытые подступы местности, со стороны левого фланга наших позиций, которые защищались основными силами взвода. Взойдя перед позициями на бугор стали видны как на «ладони».

Судя по всему, немцы шли без разведки и элементарно «напоролись» на наши позиции. По команде сержанта Добробабина прицельным огнем, неожиданным для врага, были практически расстреляны в упор. Атака захлебнулась, немцы бежали обратно, оставив на поле боя убитых и раненых.

Вспоминает И. Васильев. «Наши воины подпустили врага совсем близко, и только тогда помощник командира взвода сержант Дуброварин (правильно Добробабин) дал команду. Мы по автоматчикам огонь открыли... Автоматчиков мы отбили. Тут у нас недолгая схватка была. Уничтожили человек до 80. Там не до счету, считать не приходилось (по другим данным уничтожено 70 автоматчиков).

После этой атаки политрук Клочков подобрался к нашим окопам, стал разговаривать. Он поздоровался с нами.

Как выдержали схватку?

Ничего, выдержали.

Мы думали, что, отбив атаку автоматчиков, нам придется продвигаться вперед. Но команды вперед нам не дали».

Такое начало во многом способствовало в дальнейшем успешной борьбе с немецкими танками. Их было очень много для взвода, но танкам надо было втянуться в узкую горловину по дороге к разъезду между железнодорожными насыпями и позициями взвода для выхода на Волоколамское шоссе. И сделать это они смогли, как оказалось, только с большими потерями и задержкой по времени.

При отражении атаки автоматчиков боем руководил сержант И. Добробабин, а последующих двух танковых атак политрук В. Клочков, который дал приказ бойцам приготовить противотанковые гранаты, связки гранат и бутылки с зажигательной смесью, а также построиться в цепь друг за другом. Ведя непрерывное наблюдение за продвижением вражеских танков и ходом боя, он в необходимых случаях давал команды бойцам о броске из окопа и подрыве танков. В такой обстановке не выполнить приказ было просто невозможно.


Политрук Клочков заметил колонну танков. Говорит: «Движутся танки, придется еще схватку терпеть нам здесь».

«Ничего,- говорит политрук,- сумеем отбить атаку»...

«Танки стали продвигаться по направлению к нашим окопам, продвинулись совсем близко... Офицер вылез из танка и закричал: «Рус, сдавайтесь в плен!» Тут сразу в него несколько залпов положили». В этот момент среди воинов обнаружился трус, который вышел из окопа, «поднял руки кверху, ударился в панику. Когда мы ехали на фронт, то мы говорили, что паникерам и трусам нет на советской земле места, их должна карать своя же рука...».

«Стрелял в него я сам лично»,- добавляет И. Р. Васильев.


Начался бой с гитлеровскими танками. «С правого фланга били из противотанкового ружья, а у нас не было противотанкового ружья. Приходилось выскакивать из окопа. Команду политрук подавал... под танки связки гранат подбрасывать... На экипажи бросали бутылки с горючим. Что там рвалось, не знаю, только здоровые взрывы были в танках».

«Мы эту атаку отбили, 15 танков уничтожили (по официальным данным 14) . Танков 5 отступили в обратную сторону за дер. Жданово»...

По воспоминаниям И. Добробабина (в записи 1989 года, показанной по телевидению 20 ноября 2016 года) применение бутылок с зажигательной смесью было весьма эффективным. В этом бою он лично поджег несколько танков. После этого боя была небольшая передышка, минут в 30. И снова политрук Клочков заметил приближение противника - вторую партию танков.

«Товарищи,- сказал он,- наверное, помирать нам здесь придется во славу Родины»...

Танки стали приближаться к нам совсем близко «... «Из окопа выскакиваешь, бежишь, зубы стиснув. Думаешь - все равно: помирать так помирать, бить так бить. С таким настроением выскакивали из окопов и шли».

«В этой последней атаке, - рассказывал И. Р. Васильев, - я два танка подорвал. Я помню, что бросил связку гранат. Тут меня ранило»...

Описывая ход боя, надо сказать, что перед немецкими танкистами тоже была задача не из простых. Когда они заехали на бугор, то увидели перед собой многие десятки тел своих солдат, среди которых могли быть и раненые. Надо было лавировать между ними либо давить. Уничтожить наших защитников они не смогли или не имели на это времени, на предложение о сдаче в плен наши ответили огнем, у фашистов был приказ, и танки пошли вперед. (В бою дорога каждая минута, за танковой колонной шли другие войска).

Результаты боя известны. Оставшиеся в живых после первой атаки наши воины, во второй уничтожили еще 4 танка. Итого всего было уничтожено 18 танков.

Комсомольской правдой 15 сентября 2011 года было опубликовано письмо в эту газету маршала Советского Союза Д. Т. Язова под заголовком «Маршал Дмитрий Язов: 28 героев-панфиловцев - выдумка? А кто же тогда немцев остановил?» Вряд ли можно сказать об этом лучше.

«Бой этих героев у разъезда Дубосеково явился не только подвигом мужества; он имел крупное тактическое значение, так как задержал продвижение немцев на много часов, дал возможность другим нашим частям занять более удобные позиции и т. д.». («Разгром немецко-фашистских войск под Москвой», 2006 г., стр.45).

Много лет тому назад о подвиге героев-панфиловцев узнала вся страна благодаря инициативе военных корреспондентов. Память о них и других героях в битве за Москву жива до сих пор.

16 ноября 1941 года войска вермахта перешли ко второй - решающей - стадии наступления на Москву. Они находились примерно в 80 км от столицы - еще в октябре были взяты Калуга, Можайск и подмосковный Боровск. Для решающего наступления на Москву была развернута 51-я дивизия - эти части должны были разбить фланги советской обороны и окружить город. Под Волоколамском 16 ноября перешла в наступление 2-я танковая дивизия немецкой группы армий «Центр». На пути у нее оказался разъезд Дубосеково, который защищали бойцы 1075-го стрелкового полка 316-й стрелковой дивизии, которая очень скоро станет известна как панфиловская.

В этот день бойцы дивизии примут бой, который положит начало истории 28 героев-панфиловцев - впервые описанная на страницах «Красной Звезды», их история впоследствии не раз сыграет свою роль в подъеме боевого духа солдат. В том числе в дни немецкого наступления под Сталинградом. Позднее часть информации, сообщенной журналистами «Красной Звезды» в своей передовице, будет оспорена, а история о подвиге 28 героев-панфиловцев станет одним из самых обсуждаемых эпизодов Великой Отечественной войны. Однако сколько бы ни велись споры вокруг первых публикаций, поставить под сомнение сам факт подвига бойцов-панфиловцев в бою у разъезда Дубосеково - нельзя. Можно лишь предположить, что героев в тот день могло оказаться много больше известных 28.

Решающий удар

В конце октября был завершен второй этап немецкого наступления на Москву - советские части были разбиты под Вязьмой, немцы вышли к Москве, 15 октября столица была объявлена на осадном положении, 7 ноября на Красной площади состоялся военный парад, который по своей значимости был приравнен к военной операции, - большая часть соединений прямо с площади ушла на фронт. Немцы к тому моменту находились на расстоянии 80–100 км от Москвы, бои велись на ближних подступах к столице.

После небольшой передышки вермахт вновь перешел в наступление 15, 16 и 17 ноября, чтобы прорваться к Москве и закончить кампанию до конца 1941 года. Двумя ударами - на Клин–Рогачево и Тулу–Каширу - планировалось рассечь фланги советской обороны. Москву обороняли резервные части, дивизии, уже измотанные в боях, и сводные соединения выпускников военных училищ - в это же время к столице для планировавшегося в начале декабря контрнаступления уже стягивались новые резервы. Но бросить их в бой до начала контрнаступления командование не могло.

16 ноября немецкая 2-я танковая дивизия перешла в наступление под Волоколамском, чтобы расчистить путь для намеченного на 18 ноября наступления 5-го армейского корпуса. Одним из первых на ее пути оказался разъезд Дубосеково, который обороняла растянутая почти на 20 км, только оправившаяся от боев 316-я стрелковая дивизия под командованием генерал-майора Ивана Панфилова.

Очерк «Красной Звезды»

27 ноября 1941 года в газете «Красная Звезда» появился очерк военного корреспондента Коротеева, в котором рассказывалось о подвиге бойцов, принявших бой у разъезда Дубосеково: погибших, но не пропустивших немцев к Москве. На следующий день, 28 ноября, в газете им была посвящена передовица «Завещание 28 павших героев», написанная литературным секретарем газеты Кривицким - впервые в печати было упомянуто, что речь идет о панфиловцах и указано их число - 28 человек. Однако фамилий погибших бойцов названо не было. Они были указаны в очерке Кривицкого «О 28 павших героях», опубликованном «Красной Звездой» 22 января 1942 года - к этому моменту войска Калининского фронта после ряда одержанных в начале месяца успехов остановились подо Ржевом, столкнувшись с ожесточенным сопротивлением немецких частей. Упорные, кровопролитные и изматывающие бои здесь продлятся до марта следующего года.

По сведениям журналистов, после начала наступления немецких войск 16 ноября бойцы 4-й роты 2-го батальона 1075-го стрелкового полка в течение четырех часов вели бой с вражескими танками, уничтожив при этом 18 машин. Все они погибли. Именно благодаря этим публикациям получила широкую известность фраза погибшего в тот день политрука Клочкова: «Велика Россия, а отступать некуда - позади Москва». После публикаций в «Красной Звезде» все 28 человек были представлены к званию Героя Советского Союза, об их подвиге была издана книга. По воспоминаниям многих фронтовиков подвиг 28 бойцов сыграл «исключительную мобилизующую» роль в целом ряде крупных сражений Великой Отечественной - включая Сталинград и Курскую дугу.

Неожиданный арест

Однако уже после войны, в 1948 году, в Харьковской области был арестован попавший во время войны в немецкий плен бывший военнослужащий Добробабин. В ходе ареста при нем была обнаружена книга, в которой описывался подвиг панфиловцев и, в частности, указывалось и его имя как одного из погибших участников боя. По инициативе Главной военной прокуратуры СССР было проведено расследование, в ходе которого выяснилось, что еще несколько человек, считавшихся погибшими в бою у разъезда Дубосеково, на самом деле выжили, а описание столкновения, приведенное журналистами, не имеет прямых документальных подтверждений - при этом сам факт боя под сомнение не ставился.

Кривицкий и Коротеев, авторы материалов в «Красной Звезде», в ходе проверки сначала заявили, что основывались только на устных рассказах однополчан погибших и своих коллег, военных корреспондентов, но ни с кем, кто мог наверняка знать о подробностях боя, знакомы не были. Позднее Кривицкий заявил, что был вынужден дать эти показания под давлением. Военная прокуратура заключила, что история в том виде, в каком она была представлена в «Красной Звезде», является художественным вымыслом журналистов - однако как именно в тот день бойцы панфиловской дивизии остановили наступление немецких танков, еще предстояло установить.

«Героями были тысячи»

Сам факт ведения тяжелых оборонительных боев на участке обороны 4-й роты во время немецкого наступления на Москву ни до, ни после этой проверки под сомнение не ставился. Напротив, история бойцов панфиловской дивизии - редкий случай, когда число героев могло только увеличиваться.

Так, многие из тех, кто в тот или иной момент оспаривали общеизвестную версию описания подвига панфиловцев, указывали на то, что журналисты недооценили мужество других бойцов того же соединения.

«Массовый героизм, проявленный у разъезда Дубосеково, подменен стойкостью лишь «группы» или «взвода». Существование такого подразделения документы военных архивов не подтверждают. Они свидетельствуют об ином - героями были тысячи», - отмечает исследователь подвига генерал-майор в отставке Василий Максимович Малкин.

Тем не менее в бою 16 ноября, если верить воспоминаниям участников, именно та самая, 4-я рота, которой, согласно материалам «Красной Звезды», принадлежали бойцы, действительно приняла на себя наибольший удар. Об этом в том числе заявил полковник Илья Васильевич Капров, командовавший 1075-м полком в дни немецкого наступления под Москвой. Однако, по его словам, рота к началу боя была укомплектована полностью, а значит, навстречу смерти пошли более чем 28 бойцов.

«В бою больше всех пострадала 4-я рота Гундиловича. Уцелело всего 20–25 человек во главе с ротным из 140 человек. Остальные роты пострадали меньше. В 4-й стрелковой роте погибло больше 100 человек. Рота дралась героически», - вспоминал позднее полковник Илья Васильевич Капров.

«Отступать некуда»

Когда прокуратура после войны начала проверку сведений, указанных в «Красной Звезде», литературный секретарь газеты Кривицкий заявил, что вошедшая в историю фраза «Велика Россия, а отступать некуда - позади Москва» не имеет документального подтверждения и является плодом его художественного вымысла.

Однако целый ряд свидетелей - включая бойцов панфиловской дивизии - и документальных источников (в первую очередь писем, адресованных жене) подтверждают, что вошедшая в историю фраза или, по крайней мере, очень ей созвучная в тот день политруком Клочковым, скорее всего, действительно была произнесена.

30-летний Василий Клочков, осенью 1941 года неоднократно писавший родным об особом чувстве ответственности за Москву и обращавшийся к бойцам с похожими словами со страниц дивизионной газеты, оказался среди тех героев первых публикаций о подвиге панфиловцев, чья гибель в бою с немецкими танками у разъезда Дубосеково 16 ноября 1941 года не подвергалась сомнению никогда. Его тело после боя было опознано бойцами дивизии и предано земле местными жителями. Как и остальные, он был награжден званием Героя Советского Союза посмертно.

У деревни Крюково

И как бы ни сложилась на самом деле история панфиловских бойцов - было ли их 28, 100 или тысячи, - именно силами в том числе измотанной в боях панфиловской дивизии к 20 ноября на Волоколамском направлении было остановлено наступление двух танковых и одной пехотной дивизии вермахта.

Бойцы знаменитой 4-й роты и их однополчане вмешались в планы командующего наступавшей на Москву группой армий «Центр» Фон Бока. Столкнувшись с их упорным сопротивлением, он вынужден был перебросить всю 4-ю танковую группу на Ленинградское шоссе. Где, по иронии фронтовой судьбы, в районе деревни Крюково ее части вновь встретились с оттянутыми в этом направлении силами панфиловской дивизии и ее 4-й роты. Наступление в районе Крюково советскими войсками было остановлено.

Ровно 75 лет назад, 16 ноября 1941 г. у разъезда Дубосеково прошел бой, хорошо известный советским людям. В постсоветский период в рамках «борьбы с мифами» стали «складываться» мнения, что никакого боя у Дубосеково не было вообще, а немцы его «проехали и не заметили» (с). Да, и в наших документах (которые известны, на минуточку!) боевых частей нет никого упоминания о бое у Дубосеково...

Однако, в последнее время стали вводиться в оборот немецкие документы, связанные со сражением на этом направлении, в частности журналы боевых действий дивизий (ЖБД) непосредственно ведших бой в районе разъезда. Предлагается немецкий взгляд, в основном со стороны 2-й тд - противника 1075-го стрелкового полка, оборонявшегося у разъезда, к которому и принадлежала 4-я рота политрука Василия Клочкова.

Почему Дубосеково? Дело в том, что тут железная дорога идет по довольно пересеченной местности - то по насыпи, то в выемке (см. карту), которые образуют естественные препятствия для движения бронетехники врага. Среди немногих «ровных мест», на которых танки могут пересечь «железку», и был разъезд Дубосеково. Да, на немецких картах такое название действительно отсутствует: там просто нет никого населенного пункта - два ряда рельс, две стрелки и станция 3-го класса на 1908 год, чего там отмечать?

Из ЖБД 2-й тд немцев за 16.11.1941:
6.30 Начало наступления.
С 7.00 поддержка штурмовой авиации.
...
8.00 Донесение 74-го артполка (A.R.74): Морозово и Ширяево заняты боевой группой 1. Сопротивление противника довольно слабое.

У Ширяево было только боевое охранение, так что занять его было не трудно. Во 2-й тд немцев перед наступлением были сформированы три «боевые группы». Из них первая была основной ударной силой и имела в своем составе в том числе батальон танков 3-го танкового полка.


Из ЖБД 2-й тд:
9.13 Боевая группа 1 достигает Петелинки.
10.12 Боевая группа 1 достигает окраины леса 1 км севернее Петелинки.

Теперь, если взглянуть на карту, то кажется действительно, что немцы проехали Дубосеково и не заметили,


Однако читаем дальше ЖБД:

13.30 промежуточная сводка в V армейский корпус: Боевая группа 1 ведет бой с противником, который упорно обороняется на лесных опушках южнее шоссе, по линии севернее Ширяево-1,5 км южнее Петелинки .

Та самая запись в ЖБД:



Оказывается после пяти часов боя немцы так и не преодолели позиций 4-й и 5-й рот 1075-го СП, а «1,5 км южнее Петелино (Петелинки)» - это и есть разъезд Дубосеково, которого, как помним, нет на немецкой карте. Более того в промежуточных выводах далее в ЖБД написано:

Впечатление: южнее шоссе не слишком сильный противник упорно обороняется , используя лесные массивы.

То есть вопреки современным мифами, о том, что никакого подвига у Дубосеково не было, немцы заметили там «панфиловцев», причем еще как!

Что же произошло, и почему продвинувшись уже за Петелино (Петелинки) справа от 4-й роты противник застревает перед «линией Ширяево - 1,5 км южнее Петелинки»?

Ответ частично дает беседа с одним из «панфиловцев», участником боя - Б.Джетпысбаевым (стенограмма 2 января 1947 года). Почему его мнение нам интересно? Джетпысбаев был неграмотным, газет не читал, о том, что писали про «подвиг 28 панфиловцев», ничего не знал, - фактически его воспоминания оказались свободны от «фантомов» пропаганды и мнения других участников боя.

Джетпысбаев: «Моя рота стояла метрах в 500 от Клочкова. Клочков стоял со своей ротой у самой железной дороги, я стоял левее. С утра 16 ноября начали бой. К нам подошли 4 немецких танка. Два из них подбили, два вырвались. Атака была отбита. Большинство танков пошло к разъезду Дубосекова... Мы видели: поворачиваются, и туда идут танки. Там шел бой…»

То есть, столкнувшись с обороной 5-й роты вдоль опушки леса, усиленной завалами и минно-взрывными заграждениями (опять из ЖБД - «10.30 Донесение 74-го артполка (A.R.74): Передовая линия боевой группы 1 по окраине леса 300 м севернее Ширяево. В лесу неприятель. Дозоры разведывают дорогу » ), немцы из 1-й БГ стали постепенно «сдвигать» свои усилия все левее - сначала к разъезду («к Клочкову» - 4-й роте). А прорыв обороны немцам удалось сделать на участке 6-й роты, - ее позиции были фактически в чистом поле уже за железной дорогой, - просто идеальное место для основной массы танков 1-й БГ немцев. Остатки 6-й роты после атаки по свидетельству командира 1075-го СП Капрова отошли за насыпь железной дороги.


После этого три роты 2-го батальона фактически оказались в «мешке», имея в тылу только лес без дорог, трудно проходимый зимой. Такая изоляция от основных сил, по-видимому, и привела к тому, что в наших документах - в дивизии и выше, какие-либо данные о бое у Дубосеково отсутствуют. Информацию просто невозможно было «подать на верх». А потом будет просто некому...

Далее в дело вступает 3-я боевая группа 2-й тд немцев. В ее составе рота танков, а также артиллерия, в том числе «новинка сезона» - шестиствольные реактивные минометы Цитата из ЖБД за 14.11.1941 о постановке задачи:
Боевая группа 3 следует за боевой группой 2 и зачищает местность до расположения боевой группы 1.

То есть, БГ 3 наносит удар вдоль оставшейся обороны 1075-го полка, «зачищая» тех, кто выжил.
Из ЖБД 2-й тд:
13.30 промежуточная сводка в V армейский корпус: ... Боевая группа 3 своим правым флангом зачищает местность западнее Нелидово-Никольское.


Далее 3-я БГ должна была ударить по остаткам 2-го батальона 1075-го полка.
Вот как это вспоминает Джетпысбаев: «Перед заходом солнца подбегает один боец связной: — Клочков погиб, туда просят помощь. У нас людей мало осталось. Много убитых и раненых. Мы впереди отбиваем атаки, сзади, прямо к нам идет немецкий танк. Танки обошли и появились сзади …»

Действительно, 3-я БГ наносила удар уже в тыл 5-й роты Джетпысбаева, а позиции 4-й роты, видно, «сворачивались».

До какого времени еще держались «панфиловцы» у Дубосеково? Джетпысбаев говорит, до «захода солнца». Косвенно это подтверждают соседи «панфиловцев» слева - 50 конная дивизия корпуса Доватора. Вот цитата из воспоминаний о ее боевом пути (бой идет за уже знакомое нам село Морозово, которое немцы якобы заняли еще утром):
«Несмотря на то, что уже почти стемнело , атаки продолжались с неослабевающей силой. Вражеские цепи надвигались на наши позиции, откатывались назад, перестраивались, пополнялись и снова устремлялись вперед. К грохоту артиллерийской канонады присоединились новые, еще не знакомые конникам звуки — гитлеровцы ввели в действие шестиствольные минометы » * .


Батарея шестиствольных минометов где-то зимой

Дело в том, что шестиствольные минометы у 2-й тд были только в составе 3-й БГ, а 5-я тд немцев, с которой в основном сражались конники Доватора, их не применяла - такое (шум стрельбы «скрипух»), видать, не забудешь!

Из этих фактов можно сделать вывод, что сопротивление у Дубосеково продолжалось практически весь световой день и только к заходу солнца немцам удалось «свернуть» там оборону 2-го батальона 1075-го полка. Фактически бой закончился гибелью всех трех рот: по свидетельству Капрова в 4-й роте из 140 человек погибли 100, по свидетельству Джетпысбаева из 75 человек его 5-й роты из боя вышли только 15.

В результате, в 19.00 вынужден был оставить свой КП за Дубосеково командир 1075-го сп Капров, успев только передать по радио: «Окружен. Обороняют только КП»!


Через несколько дней от всего полка останется всего 120 человек...

PS . Сейчас «разоблачители мифа о 28» отошли на запасные позиции: теперь бой описывается одной фразой: «Немцы задачу дня выполнили». Типа, «чихали все губернии на твою музыку»(с)

В советское время был такой детский анекдот:
Солдат молится в окопе: «Господи, сделай из меня Героя Советского Союза».
- ОК! - сказал Господь. И оказался солдат один с двумя гранатами против трех танков!

О ком был этот анекдот - тогда было ясно. Вот также и полк Капрова со средствами усиления - две пушки, которые нельзя даже перевозить - их сгрузили и оставили у следующей за Дубосеков станцией, да выделили аж 20 бронебойных снарядов (этак на штук 80 немецких танков), да дали аж взвод противотанковых ружей с коэффициентом стойкости, ну, по максимому - 0,3, и со всем этим «богатством» оставили под танковой дивизией немцев, под бомбежки полсотни «юнкерсов» и обстрелы «скрипух». На целый день.

А потом скажут: «Ну, какой это подвиг? Немцы-то задачу выполнили».

PSS. Фактура честно сперта с ЖЖ dms_mk1 .
________
* - О 50-й квд (Севрюгов Сергей Николаевич, Так это было... Записки кавалериста (1941-1945)

Вам также будет интересно:

Пророчества и изречения о последних временах
Св. Ипполит Римский (†30.01.268г.) говорит: «Скорбную жизнь оплачет тогда вся земля,...
В оптиной пустыни призывают к евхаристическому общению с латинянами
Проповедь экуменизма в монастыре Оптиной Пустыни Приехали к началу Божественной Литургии в...
Во что же сложить своё добро?
Меня очень позабавила, и я подумал, а чего это у нас нет тем о том, как построить\устроить...
Комментарий оптиной пустыни
Мы с вами являемся свидетелями всеобщей апостасии, охватившей Русскую Церковь. Во главе с...
Мир живет предчувствием конца света… Тому есть множество признаков, но не следует торопить...