Предсказание старца николая гурьянова про гончара. Светлый старец николай гурьянов. Чудо от иконы
Отдых и увлечения. Зачатие и беременность. Что подарить. Значение имени

Ваше высокопреподобие отец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Храм дмитрия солунского на благуше - островок истинной веры

Рубрика старец паисий святогорец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Представительство Православной Церкви Чешских Земель и Словакии

Святитель николай чудотворец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Николай Мишустин и Леонид Перлов — о реальных зарплатах и нагрузках учителей

Смотреть что такое "наша эпоха" в других словарях

Митрополит Антоний (Мельников) Открытое письмо священнику Александру Меню Митрополит Антоний (в миру Анатолий Сергеевич Мельников)

(заявление в школу на отказ от карты учащегося)

олег васильевич щербанюк, православный эксперт

Русская духовная миссия в Иерусалиме объяснила зачем «вскрыли Гроб Господень

BonAqua и AquaMinerale — вода из под крана

Предсказание старца николая гурьянова про гончара. Светлый старец николай гурьянов. Чудо от иконы

24 августа мы чтим память великого старца – протоиерея Николая Гурьянова (1909–2002). Более 40 лет старец служил в храме святителя Николая Чудотворца на острове Талабск (Залит) Псковской епархии. Будучи сам великим старцем, архимандрит Иоанн (Крестьянкин) говорил о протоиерее Николае Гурьянове, что он является «единственным по-настоящему прозорливым старцем на территории бывшего СССР».

советовал:

“Человек рожден для того, чтобы беседовать с Богом”

«Будьте всегда радостны и в самые тяжелые дни вашей жизни не забывайте благодарить Бога: благодарное сердце ни в чем не нуждается».

«Не огорчайтесь за посещение неприятностей: это спутники жизни в наших оздоровлениях».

«Верующий человек, он должен любвеобильно относиться ко всему, что его окружает. Любвеобильно!»

«Человек рожден для того, чтобы беседовать с Богом».

«Надо жалеть людей и всегда молиться: “Господи, избави их от этого вражеского помрачения”».

«Ведь это мы сейчас в гостях, а потом все пойдем домой. Но только, мои драгоценные, горе будет нам дома, если мы в гостях были да что-то нехорошее делали».

«Жить так, словно ты завтра умрешь».

«Идите и делайте добро. Всякая любовь покрывает множество грехов».

Старец в воспоминаниях современников

Игумения Пюхтицкого монастыря Варвара (Трофимова) вспоминала о старце Николае (Гурьянове): «К отцу Николаю, как к своему духовному отцу, ездили мы с матушкой Георгией (ныне игумения Горненской Иерусалимской обители) на остров ежегодно. Обычно мы ехали через Псково-Печерский монастырь. Я очень люблю эту древнюю обитель и особенно батюшку отца Иоанна (Крестьянкина). Они с отцом Николаем были очень похожи друг на друга: и почти ровесники, и говорили почти одно и то же. Разница была лишь в том, что отец Иоанн говорил прямо, а отец Николай в разговоре немного юродствовал, часто давал ответ духовной песней. Бегая славы человеческой, он ходил иногда в беретике, в маминой кофточке, в калошиках. Это мои любимые старцы!

Простота и любовь к людям, животным, растениям, ко всему, что сотворено Богом, выделяли его среди других… Когда отец Николай приехал на остров, около его домика было пустое место, напротив – кладбище с разбитой оградой и ни одного деревца. А ему так хотелось всё украсить! И он из Киева, Почаева, Вильнюса, Пюхтиц собирал растения, корни кустов и цветов и сажал на острове. Батюшка с любовью ухаживал за деревцами. Тогда еще там не было водопровода, и воду батюшка носил с озера, по 100–200 ведер. Всё сам поливал: и кусты, и цветы, и будущие деревья. Рядом с домом батюшка посадил хризантемы, георгины, гладиолусы. Теперь мы видим плоды его трудов: повсюду зазеленели туи, пихты, лиственницы. А где зелень, там и птицы. Сколько их наполнило своими голосами ранее пустой остров! Для них, для пташек Божиих, отец Николай устроил “столовую под открытым небом”. Чистой своей душою батюшка был близок всему, что сотворено десницей Божией.

Отец Николай был целибат. У нас в Вильнюсе его все знали и поминали в записочках как священноинока Николая. Я у матушки игумении Нины (Баташевой; в схиме – Варвары) спрашивала об этом, и вот что она мне рассказала. Отец Николай говорил, что, если будет угодно Господу, он примет постриг в монашество. У матушки Нины даже хранилась одежда, которую сестры сшили для пострига отца Николая. Но в войну, когда женский монастырь сильно бомбили, у матушки игумении всё сгорело, в том числе и эта одежда. Отец Николай рассудил, что на его монашество нет Божией воли, и пострига не принимал».

Всё творение было батюшке по сердцу. Он всегда внимательно смотрел, чтобы ни цветок, ни деревце не повредили

Протоиерей Иоанн Миронов , которого связывала со полувековая духовная дружба, рассказывал: «Двор скромного батюшкиного домика-келлии был словно иллюстрацией к первым главам Книги Бытия: каштаны, кипарисы и другие деревья, множество голубей на ветвях и крыше сидят плотно, как куры на насесте. Тут же воробьи и прочие мелкие пташки. А рядом с курами мирно прогуливаются кошки и собачка. И всех батюшка старался приголубить, угостить. У батюшки 28 лет прожила кошечка Липушка, совсем очеловечилась. Однажды ворону кто-то подбил камнем, так батюшка ее выходил, вылечил, и она стала совсем ручной. Каждое утро потом встречала батюшку, каркала, хлопала крыльями – здоровалась. И всё кругом – и деревца, и цветы – всё на острове жило батюшкиной заботой. Пчелки, мошки, жучки – всё ему было не чужим. Комара даже не обидит. Всё творение было батюшке по сердцу. Он всегда внимательно смотрел, чтобы ни цветок, ни деревце не повредили».

Владыка Павел (Пономарев; ныне митрополит Минский и Заславский, Патриарший экзарх всея Беларуси; в 1988–1992 годах – наместник Псково-Печерского монастыря) рассказывал такую историю: «Приехала к нам в Печоры матушка Георгия (Щукина). Оказывается, у нее был разговор со Святейшим Патриархом о возможном направлении ее в Иерусалим. И ей нужно было посоветоваться с духовником – отцом Николаем, известным старцем на острове Залит. Но попасть на остров ей не удалось: пароходы уже не ходят, а лед еще не встал… А эконом меня спрашивает: “Так благословите на вертолет?”… Позвонили в аэропорт – оказалось, вполне доступно. Через 40 минут вертолет уже был в монастыре. Прилетели – а там и приземляться-то некуда. Только что выпал снег хороший. Сели куда-то в огород. Видим: сам отец Николай идет. И матушки бегут, что-то шумят. Оказывается, после службы и трапезы все по кельям разошлись – и вдруг отец Николай стал всех звать. “Выходите, – кличет. – Матушки, к нам гости едут: матушка игумения Иерусалимская, отец-наместник с братией монастыря”. Они говорят: “Батюшка, ты в своем уме? Кто к нам едет? Пароходы не ходят. Ложись, отдыхай”. И вдруг – вертолет, шум. А ведь тогда не то что мобильников, вообще связи с островом не было. И ведь называл уже отец Николай матушку игуменией Иерусалимской, хотя о ее будущем совсем никто не знал…»

Меня удивляла его прозорливость. Он предвидел многое

Протоиерей Олег Тэор рассказывал о старце: «Батюшку я оценил с первой же встречи и очень почитал его всегда. Меня удивляла его прозорливость. Он предвидел многое и, если нужно было, говорил то, что потом сбывалось. Например, был такой случай. Отец Николай всегда помнил о смерти, о своей к ней подготовке, часто говорил на эту тему и наказывал, в чем его хоронить. Однажды он обещал одной своей духовной дочери, что она будет на его похоронах. Другая, по имени Антонина, тут же заявила: “И я буду, батюшка. Обязательно приеду”. А он так прикровенно и говорит: “Да нет, ты дома будешь”. И оказалось, что эта Антонина умерла. А та, которой было обещано присутствовать на похоронах, действительно там была. И мне батюшка говорил, что я его похороню. Так и вышло.

Сейчас я также чувствую его молитвенную поддержку. Бывает, что, когда его поминаю, мне идет помощь. Отец Николай имел и дар исцелений. Молитва его была очень действенной. Одна его духовная дочь так тяжело заболела, врачи признали рак. Она себя чувствовала очень слабо, лицо ее было бледное, прозрачное. Работала она на тяжелой работе, где ей приходилось иметь дело с вредными для ее здоровья химикатами. Врачи рекомендовали ей перейти на другую работу. Но отец Николай не благословил. Больная послушалась. Прошло уже много лет, а она, по молитвам батюшки, поправилась и живет до сих пор. Когда я сильно заболел, отец Николай тоже очень убежденно уверил меня, что Господь исцелит. И действительно, я исцелился.

Отец Николай старался привить своим чадам память о смерти

Отец Николай старался привить своим чадам память о смерти. Говорил, что если бы люди знали, что им уготовано, то они вели бы себя по-другому. Часто он для вразумления и наглядности показывал гостям икону Страшного суда, объясняя ее и напоминая о возмездии за грехи. Наставлял очень убежденно, евангельскими словами и примерами. Указывал на изображении, где и за какой грех человеку предстоит мучиться. Это многих отрезвляло и заставляло задуматься и помнить всегда о смертном часе».

Архимандрит Амвросий (Юрасов) вспоминал: «Были со мной еще два человека. Одного старец легонько ударил по щеке, а потом сказал: “Батюшка, благослови”. – “Да я не батюшка!” – “Не батюшка? Да?” Прошли годы. Теперь тот человек игумен. Девушке, которая приехала с нами, вынес нотную бумагу. Она удивилась: зачем это? Она же художник. Не поет. Нот не знает. А ныне она регент в монастыре».

Протоиерей Георгий Ушаков делился: «Часто я видел, что, даже когда батюшка говорил с человеком, у него в перерыве между фразами шевелились губы. Думаю, что он был непрестанный молитвенник. Отсюда происходили и его прозорливость, и открытость к горнему миру. Во время молитвы Господь открывал ему душу человека и Свою волю о нем».

Протоиерей Владимир Степанов рассказывал: «Я жил тогда в Пскове и служил диаконом в Троицком кафедральном соборе. Рядом с собором стоит колокольня, в которой в 1970-е годы жила монахиня Архелая. Захожу однажды навестить матушку. Речь зашла об отце Николае. Она мне рассказывает, что ей было очень тяжело, и она молитвенно обращалась к батюшке: “Отец Николай! Помоги мне! Отец Николай! Помоги мне…” И так несколько раз. Утром следующего дня батюшка приезжает в Псков, приходит к матушке Архелае и с порога говорит ей: “Ну что ты меня просишь: отец Николай, помоги мне, отец Николай, помоги мне…”

Господь наградил батюшку живой верой и непрестанной молитвой. Часто было заметно, что он творит Иисусову молитву. Силу его молитвы я испытал на себе, и не раз. Один из примеров: у меня была серьезная проблема, и я зимой пешком от большака пришел по озеру к старцу. Он меня выслушал, затем встал и говорит: “Давай помолимся”. Батюшка становится на колени на своей крохотной кухоньке, я за ним тоже. Несколько минут молитвы. Встаем с колен. Отец Николай меня благословляет, и я ясно в душе ощущаю, что моей проблемы больше нет. Слава Богу!»

Священник Алексий Лихачёв вспоминал: «Батюшка мне показался немного наивным: он всё уговаривал меня ежедневно читать утренние и вечерние молитвы. А я был таким усердным студентом, что для меня странным казалось не то что молитвы не прочесть – я и Псалтирь читал неукоснительно. “Разве он не знает, что я и без всяких уговоров это делаю?” Но потом в академии я оказался в кружке молодых людей, знатоков и приверженцев греческой традиции, которые, вышучивая наше российское благочестие, иронизировали: “Без вычитки этого правила вам никак не спастись”. Так батюшка заранее меня укрепил, чтобы не поддаться. И еще: теперь, через десять лет, я настолько оказался обременен строительством храма, а также семейными трудностями и бытовыми неурядицами, что засыпаю иногда, не раздеваясь. Но слова отца Николая звучат сегодня – как укор.

Батюшкин язык надо было еще уметь понять. Он открывал людям такие глубокие вещи, да еще в нескольких словах, что их приходилось облекать в форму образов или символов, которые прояснялись постепенно, по прошествии времени, наполняясь новыми духовными смыслами и поворотами судьбы. Некая послушница, приехавшая вместе со мной на остров, стала рассказывать батюшке о нестроениях в монастыре. Он ласково прикоснулся к ее шее: “А ты крестик-то носишь?” Она вынула крестик с груди. “Вот и носи”. (У нее через год открылось душевное расстройство.)

А девушке Вале, интересовавшейся у него, можно ли ей заниматься конным спортом и танцами, отец Николай с лаской и улыбочкой говорит: “А дай-ка я тебе красочки-то добавлю”, – и берет седую прядь со своих волос и будто перекладывает ей. Она, знай, смеется. А ведь он ей намекал на горе до седины».

Врач Владимир Алексеевич Непомнящих рассказывал о старце: «Внешне он казался отрешенным от всего земного. Чувствовалось, что между нами, грешными, и старцем было громадное расстояние. Многим, подходившим под благословение, батюшка уже не отвечал на вопросы, а только молча крестообразно елеем помазывал лоб. При этом люди чувствовали, как необходимость в расспросах исчезала. Однако с теми, у кого действительно была нужда, отец Николай беседовал, отвечал им на вопросы и даже приглашал людей к себе в домик. Он отвечал не на все вопросы, а выборочно… Несомненно, старец Николай знал волю Божию и открывал ее в той мере, в какой считал необходимым».

Отец Николай благословил меня большим крестом и сказал: “Не будешь ни пить, ни курить до конца жизни твоей”. Так и вышло

Андрей Лукин вспоминал: «От юности моей я пристрастился к алкоголю, и к 26 годам понял, что без него не могу долго обходиться. Я начал искать выход, пробовал закодироваться – не помогло, только хуже стало… Стал брать обеты. Обещался пред Богом, на кресте и Евангелии, в присутствии священника о воздержании от алкоголя, сначала на полгода, потом на год и полтора. Так продолжалось шесть лет, но беда в том, что, как только наступал конец срока обета, буквально в тот же день я начинал снова пить, так как страсть подступала и невозможно было бороться с ней. И вот в 1999 году, в августе месяце, я приехал на остров Залит к отцу Николаю Гурьянову. Я подошел к нему и говорю: “Батюшка, благословите меня не пить три года и не курить год (взять обеты)”. Отец Николай благословил меня большим крестом и сказал: “Не будешь ни пить, ни курить до конца жизни твоей”. С тех пор прошло семь лет, и за это время у меня даже помысла не возникало (слава Богу!) ни выпить, ни покурить. А ведь я курил больше 20 лет.

А за два года до этого чудного события моя жена вместе со старшей дочерью ездила к отцу Николаю с вопросом о том, уходить ли мне с мирской работы и трудиться всецело в церкви или нет. Батюшка, не зная моего имени, сказал жене: “Низкий поклон Андрюшеньке, и прошу ваших молитв”. Какое у батюшки смирение – как он назвал меня, алкаша… А жене ответил: “С мирской работы уходить не надо, а регентом пусть поработает”. Так и вышло: “поработал”, через полгода, меньше, пришлось мне из регентов уйти. Еще жена спрашивала про дочь: учиться ли ей дальше, так как успехи в учебе были неважные, на что старец сказал: “Учись, учись и учись. Тройка и четверка тоже хорошие отметки”. Дочь окончила школу, среднее специальное заведение, сейчас учится в высшем, на четвертом курсе. При поступлении за основной предмет получила пять, за остальные четыре. А ведь в школе училась на тройки!»

Ольга Кормухина , известная певица, делилась: «Надо сказать, что в это время у меня были две серьезные проблемы: курение (я никак не могла бросить курить, хотя и очень хотела этого) и еще мне нравились вкусные спиртные напитки. Я, можно сказать, “кайфовала” от изысканных ликеров, ромов, вин и ничего не могла с собой сделать… Вот подходим мы к домику, видим: люди вокруг старца кучками собрались; мы к ним присоединились. А он бегает между людьми и спрашивает: “Пьешь, куришь? Пьешь, куришь? Пьешь, куришь?” А меня не спрашивает. Я думаю: “Ведь это моя проблема. А меня он не спрашивает”. Я хочу сказать, а не могу. Чувствую, что бес мне рот заткнул. Просто натурально это чувствую. У меня вены на шее надулись, а я не могу ни слова сказать. Но чувствую, что если я сейчас не скажу, то мне конец. Просто конец. И всё! Я напряглась из последних сил и взмолилась: “Господи! Помоги мне!” И тут же закричала: “Батюшка! Я пью, курю! Ненавижу себя за это!” А он как будто ждал этого, подбежал ко мне, перекрестил рот и говорит: “Всё. Больше не будешь”. И действительно, это было 19 июля 1997 года, с тех пор я не принимаю ни спиртного, ни сигарет.

Один профессор математики, русский, приехал со своим английским другом, тоже профессором математики, совершенно неверующим. И русский очень молился, чтобы тот уверовал. А англичанин имел помысел: “Если покажет мне этот старец чудо, тогда уверую”. Приехали, батюшка их встретил, завел в келью и сразу же, с первых слов говорит: “Какое же чудо тебе, сынок, показать?” Подошел к выключателю и начал щелкать: “Вот есть свет, а вот нету света. Вот есть свет, а вот нету света. Ха-ха-ха”. Посмеялись, и отец Николай отправил их домой: “Езжайте, сынки, с Богом, пока тихонько”. Англичанин тоже посмеялся: мол, какие могут быть чудеса? Ведь ученый человек. Приехали они с острова обратно на материк, а там толпа народа, милиция, рабочие какие-то провода тащат. “А что случилось-то?” – “Так три дня уже на островах света нет”. И ученый наш тут же развернул лодку обратно».

Анна Ивановна Трусова вспоминала: «Я приехала на остров вместе с моим племянником. Он защищал одного человека, на которого напали хулиганы. В результате на него пало несправедливое обвинение. Следователь давал ему две статьи. Мы поехали к старцу Николаю просить его святых молитв. Батюшка не стал спрашивать, за что, почему, только я вдруг увидела, как изменились его глаза – таких глаз я не видела ни у кого в жизни. Он ушел далеко, он не присутствовал здесь, среди нас. Я прямо-таки затрепетала от этого батюшкиного взгляда. Не знаю, сколько он так молился. Пять минут или больше, но только потом он глубоко вздохнул и сказал: “Не осудят. Оправдают”. Так за какие-то несколько минут старец вымолил человека».

“Батюшка, в такую стужу!.. Зачем?” – испугались матушки. “Зовут”, – тихо сказал старец

Людмила Иванова, церковный фотограф , вспоминала об одном случае: «Собрался однажды отец Николай поздним зимним вечером в сильную пургу куда-то идти. “Батюшка, в такую стужу!.. Зачем?” – испугались матушки. “Зовут”, – тихо сказал старец. И, несмотря на уговоры женщин, ушел в ночную тьму. Ветер выл лютым зверем, метель не стихала. Батюшка долго не возвращался. Бежать, искать – куда? Оставалось молиться, уповая на волю Божию. Вернулся батюшка не один. Мужика замерзшего привел. Тот заблудился в пургу, стал силы терять и даже о смерти думать. От страха взмолился угоднику Божию Николаю Чудотворцу, хотя и считал себя неверующим. Отец Николай услышал».

Игумен Роман (Загребнев) рассказывал, как они с другом приехали к старцу на остров. Друг, не имевший опыта общения со старцами, растерялся и ни о чем не спросил батюшку. И вот, когда они уже собрались уходить, отец Николай сам остановил молодого человека: «Скажи мне, разве это дело? Дома писал-писал хартию с вопросами, положил в карман и, не разрешив ни одного вопроса, уезжаешь! Разве это дело? Сейчас сядешь в “Ракету” и поплывешь, а вопросы в кармане. Ну-ка, доставай сейчас же. А то ведь поплывешь до Пскова, руку случайно сунешь в карман, сердечко-то так и екнет. Чтобы оно было спокойно, и нужда есть разрешить вопросы. Понял?!» «Упал к батюшке в ноги мой попутчик, слезы побежали из глаз, прося прощения и терпения на разрешение написанных вопросов».

Емилиан Лашин вспоминал: «Человек, с которым мне пришлось отправиться на остров Залита, недавно вышел из тюрьмы. Он рано потерял мать, а мачеха плохо обращалась с ним и его сестрой, и оба они начали воровать, и так продолжалось, пока его не посадили. Сидел он два или три раза и когда вышел, уже был очень болен туберкулезом. У него не было ни работы, ни денег, ни прописки, ни жилья, а в больницу было не устроиться. Тогда решили поехать к отцу Николаю. Это было в сентябре, в конце месяца – тяжелое для чахоточников время. Помню, в тот день у батюшки было много самого разнообразного народа… А мой “подопечный” стоял за воротами у большого камня и не решался (или уже не был в силах) войти. Батюшка едва взглянул на него и сразу окликнул по имени, сам вышел за калитку и долго-долго о чем-то разговаривал с этим человеком. А потом благословил его трижды и сказал громко: “Всё будет хорошо”. Надо ли говорить, что сразу по нашем возвращении этого человека взяли в самую лучшую клинику, будто внезапно забыв обо всех препонах и доводах, которые те же самые люди находили всего несколько дней тому назад. В этой клинике он пролежал более полугода, совершенно излечившись от страшного недуга. За это время оформили и прописку, и постоянно какимто чудным образом находились средства на лекарства, стоившие немалых денег».

Алексей Белов, известный музыкант, рассказывал: «Мы были свидетелями такого случая. Однажды на острове поднялась страшная буря и вдруг мгновенно затихла. А когда мы подошли к келье батюшки, то его келейница сказала, что шел смерч, батюшка вышел, перекрестил, и всё рассыпалось. А потом оказалось, что он мальчика от смерти спас. Этот мальчик вышел рыбачить на большой лодке, и во время смерча он мог бы погибнуть, разбиться на этой лодке.

Батюшка вообще спасал людей от смерти не один раз. Так было с нашей дочкой. В младенчестве она очень тяжело переносила высокую температуру, у нее начинались судороги. И вот однажды судороги были такие сильные, что у нее запал язык и началась асфиксия, она уже синеть начала. Тогда я про себя закричал: “Отец Николай, помоги!” И язык вернулся на место, она задышала ровно.

У монахов, с которыми мы встретились на Афоне, были фотографии старца. Все его очень почитали. Когда мы были на вечерней службе в Хиландаре, в сербском монастыре, духовник принимал у меня исповедь. Я решил ему подарить фото отца Николая, так как взял с собой целую пачку, чтобы дарить людям. Он взял фотографию, посмотрел и сказал: “Отец Николай!” Потом я узнал, что духовники некоторых афонских монастырей, в том числе отец Тихон из Хиландара, приезжали на остров к батюшке Николаю. Для меня это было поразительно. Ведь Святая Гора – центр сосредоточения монашеского опыта более тысячи лет. Можно сказать, что это “институт старчества”, здесь возросло много старцев, в том числе современных. И вот с Афона монахи ехали на какой-то далекий остров в России, чтобы увидеть святого».

Иеромонах (ныне игумен) Нестор (Кумыш), духовное чадо старца, делился: «Диаконство мое было им тоже предсказано. Перед поступлением в семинарию я, как обычно, приехал на остров, ибо тогда уже ездил регулярно, не мог уже без этого. Побеседовал со старцем, всё, что нужно было, решил. На прощание он мне говорит: “Скоро диаконом будешь”. “Когда?” – спрашиваю. “Следующим летом”, – ответил старец. С тем и уехал. Но в душе недоумение: какое диаконство, когда я еще не поступил даже в семинарию? Пошутил, может, батюшка? На деле же вышло всё по его слову. Меня, как окончившего вуз, зачислили в семинарию сразу во второй класс… По окончании второго класса мне предложили перейти в четвертый, минуя третий. Не дав никакого ответа, я уехал за город к родственникам до сентября следующего учебного года. А в начале июля неожиданно позвонили из епархиального управления с требованием немедленно явиться в город для сдачи ставленнических экзаменов и прохождения исповеди перед хиротонией.

На полном ходу у меня заклинило двигатель, и машина стала неуправляемой

Для успешного хода реставрационных работ по храму, где я служил, благотворитель, совершавший его восстановление, подарил мне машину. “Немедленно продай ее”, – категорично потребовал от меня старец, когда я поведал ему об этом. Но я не послушался и решил это сделать по окончании реставрационных работ… На полном ходу у меня заклинило двигатель, и машина стала неуправляемой. Через две-три ужасных минуты я оказался в кювете всеми четырьмя колесами вверх. По милости Божией всё обошлось благополучно, и я отделался испугом. Но с тех пор не решался нарушать или как-то переиначивать слово, сказанное старцем.

Был у меня один грех, причинявший мне немало огорчений и переживаний. Периодически я страдал рецидивами мрачной раздражительности и вспыльчивости. Трудно жить с этим христианину, так как ничто столько не отравляет существование окружающим и ничто так не унижает человеческого достоинства, как потеря самообладания. Но и борьба с этим распространенным недугом непроста. И вот однажды по приезде на остров я обратился к старцу с довольно глупым вопросом, не лишенным к тому же затаенного тщеславия. Я спросил отца Николая, что бы мне этакое особенное делать для вящего благоугождения Богу. Не глядя на меня, старец ответил: “Не скандальте”. Ух, как больно мне стало от этого слова! Я отскочил от батюшки, как будто меня обдали крутым кипятком. Его слова попали в самую точку и глубоко уязвили мое самолюбие. Но что делать? Для нашего излечения иногда нужны не сладкие пилюльки, а горькие лекарства, и отец Николай решительно употреблял их там, где это требовалось. Впоследствии – как я полагаю, не без молитвы батюшки – я обнаружил главную причину терзавшего меня недуга и освободился от него».

Протоиерей Валериан Кречетов делился: «Батюшка всё время повторял: “Всё хорошо, да, всё хорошо. Какие мы счастливые, что мы в Церкви, что мы причащаемся…” Старца спрашивали о России, а он отвечал: “Россия не умирала. Ох, как хорошо у нас. Слава Тебе, Господи. Господь не оставляет нас”».

Священник Алексий Лихачев вспоминал о последних днях жизни старца и о последней встрече с ним: «И вот я у самого дорогого человека. Снова, как в первую встречу, сижу подле ног. Только батюшка… был уже другим. Он умалился, как когда-то Господь. Он был совсем как ребеночек. Поцеловал мне руку: ты, мол, священник, а я – уже никто. Когда отдавал ему в подарок скромные святыньки, батюшка по-детски спрашивал: “А это что? Крестик?” И умиленно плакал. Я ему привез ваточку, обмакнутую в миро с иконы Царя-мученика. Он раза три переспрашивал, что это за ваточка. Попросил его поставить крестик на книге с его стихами. “Вот здесь? Здесь?” – спрашивал, пока я не показал пальцем. В послушание мне батюшка минут пять старался своей немощной рукой начертить этот крестик, рука дрожала… Я тоже стал плакать. Всего того душевного, что я знал и чего ждал, уже не было. Не было НАВСЕГДА. Явно почувствовалось, что человеческое в батюшке уже уходит. Внешне об этом говорила противоестественная бледность лица: ни кровиночки! Его плоть держалась только Духом – ради нас, по его любви и милости Божией. И только на вопросы все старец ответил. Отвечал, закрывая глаза и молясь, – и только в эти секунды я узнавал “своего батюшку”. Даже тон его становился твердым и властным».

Протоиерей Борис Николаев вспоминал: «Когда батюшка лежал в гробу, правая рука у него была настолько теплая и живая, что у меня закралась в голову мысль, не живого ли мы хороним. Дело в том, что отец Николай был близок к горнему миру. Праведники в особые минуты, особенно после Причащения Святых Христовых Таин, перестают чувствовать разницу между миром горним и миром видимым, могут временно переходить в иной мир. Отец Валериан часто в последние годы причащал батюшку и несколько раз замечал, что старец словно умирал. Дыхание останавливалось, но пульс продолжал биться. Через некоторое время отец Николай выходил из своей келейки к встревоженному отцу Валериану, келейницам и с улыбкой спрашивал: “Ну, что вы тут?”».

“Не плачьте! Теперь отец Николай у Престола Небесного за нас молится”

Иерей (ныне протоиерей) Алексий Николин вспоминал о похоронах старца: «Было 40 служащих священников, два владыки: архиепископ Псковский и Великолукский Евсевий и Никон, епископ Екатеринбургский на покое… Вначале прощалось священство, потом пошли миряне. Прибыли монахи Псково-Печерского монастыря, архимандрит Тихон (Шевкунов)… приехал со своим хором. Хор Сретенского монастыря пел отпевание… Когда закончилось отпевание, подняли гроб, обнесли вокруг храма с каноном “Волною морскою” и понесли на кладбище».

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) утешал скорбящих: «Не плачьте! Теперь отец Николай у Престола Небесного за нас молится».

Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас!

Со дня кончины известного старца митрофорного протоиерея Николая Гурьянова прошло 13 лет. Он скончался на 93 году жизни 24 августа 2002 года. Старец Николай сподобился многих даров Духа Святого, среди них - дары прозорливости, исцеления, чудотворений. Со всей России к старцу приезжали на остров Залит верующие люди, нуждающиеся в духовном совете, в молитвенной помощи.

Николай Гурьянов — один из наиболее почитаемых старцев Русской православной церкви конца XX - начала XXI веков. Многочисленные изреченные им пророчества сбылись еще при его жизни — предсказания о свержении в России коммунизма, канонизации Николая II, гибели атомных подводных лодок «Комсомолец» и «Курск» и многих других, чему он стал свидетелем еще при жизни.

Старец Николай Гурьянов за исповедание веры переносил притеснения от властей, тюремные и лагерные заключения и ссылки. После того, как его выгнали из института за выступление против закрытия храмов, он ушел служить в церковь и за это был арестован. Сначала было заключение в «Крестах», потом — ссылка в лагерь под Киевом, а затем - поселение в Сыктывкаре, в Заполярье прокладывал железную дорогу. Военные годы он провел в Прибалтике. Там же принял сан священника, затем переехал на рыбацкий остров Талабск, где и провел остаток жизни.

Благодаря молитвам старца, у людей отступали болезни, появлялся музыкальный слух, просветлялся ум в познании трудных предметов во время учебы, совершенствовались профессиональные навыки, устраивались житейские недоумения, а нередко определялся дальнейший жизненный путь.

Семья и детство

Николай Гурьянов родился в купеческой семье. Отец, Алексей Иванович Гурьянов, был регентом церковного хора, скончался в 1914. Старший брат, Михаил Алексеевич Гурьянов, преподавал в Санкт-Петербургской консерватории; младшие братья, Пётр и Анатолий, также обладали музыкальными способностями.

Все трое братьев погибли на войне. Мать, Екатерина Стефановна Гурьянова, долгие годы помогала своему сыну в его трудах, скончалась 23 мая 1969, похоронена на кладбище острова Залит.

С детства Николай прислуживал в алтаре в храме Михаила Архангела. В детстве приход посетил митрополит Вениамин (Казанский). Отец Николай так вспоминал об этом событии: «Я мальчишкой совсем ещё был. Владыка служил, а я посох ему держал. Потом он меня обнял, поцеловал и говорит: „Какой ты счастливый, что с Господом…“».

Учитель, заключённый, священник

Николай Гурьянов окончил Гатчинский педагогический техникум, учился в Ленинградском педагогическом институте, откуда был исключён за выступление против закрытия одного из храмов. В 1929–1931 преподавал математику, физику и биологию в школе, служил псаломщиком в Тосно.

Затем был псаломщиком в Свято-Никольском храме села Ремда Середкинского района Ленинградской (теперь Псковской) области. Был арестован, находился в ленинградской тюрьме «Кресты», отбывал заключение в лагере в Сыктывкаре Коми АССР. После освобождения не смог получить прописку в Ленинграде и преподавал в сельских школах Тосненского района Ленинградской области.

Во время Великой Отечественной войны не был мобилизован в Красную армию, так как покалечил ноги на тяжёлых работах в лагерях. Находился на оккупированной территории. 8 февраля 1942 был рукоположен (целибатом, то есть в безбрачном состоянии) в сан диакона митрополитом Сергием (Воскресенским), находившимся в юрисдикции Московской Патриархии.

С 15 февраля 1942 - священник. В 1942 окончил богословские курсы, служил священником в Свято-Троицком женском монастыре в Риге (до 28 апреля 1942). Затем, до 16 мая 1943 являлся уставщиком в Свято-Духовском монастыре в Вильнюсе.

«Талабский старец»

С 1958 о.Николай стал служить в Псковской епархии, был назначен настоятелем храма св. Николая на острове Талабск (Залита) на Псковском озере, являлся им бессменно до самой кончины.

В 70-е годы к отцу Николаю на остров стали приезжать люди со всей страны - его начали почитать, как старца. Его называли «Талабским» или «Залитским» (по прежнему названию острова, который был переименован в советское время в память о большевистском активисте Залите) старцем.

Домик отца Николая Гурьянова

Не только церковные люди тянулись к нему, но и падшие души, чувствуя тепло его сердца. Некогда забытый всеми, порой, он не знал ни минуты покоя от посетителей, и чуждый мирской славе только потихоньку сетовал: «Ах, если бы вы в церковь так бежали, как за мной бегаете!». Его духовные дары не могли остаться незамеченными: он называл незнакомых людей по имени, приоткрывал забытые грехи, предупреждал о возможных опасностях, наставлял, помогал изменить жизнь, устроить ее на началах христианских, вымаливал тяжелобольных.

Существует рассказ о том, что о.Николая спросили: «К Вам за Вашу жизнь приходили тысячи людей, Вы всматривались внимательно в их души. Скажите, что Вас больше всего беспокоит в душах современных людей - какой грех, какая страсть? Что для нас сейчас наиболее опасно?». На это он ответил: «Безверие» , и на уточняющий вопрос - «Даже у христиан» - ответил: «Да, даже, у православных христиан. Кому Церковь не Мать, тому Бог не Отец». По мнению о.Николая, верующий человек должен любвеобильно относиться ко всему, что его окружает.

Сохранились свидетельства того, что по молитвам батюшки, ему открывалась судьба людей, пропавших без вести. В 90-е гг. известный на всю страну Печерский старец - архимандрит Иоанн (Крестьянкин) свидетельствовал об отце Николае, что он является «единственным, по-настоящему, прозорливым старцем на территории бывшего СССР». Он знал произволение Божие о человеке, многих направлял по кратчайшему пути, ведущему ко спасению.

В 1988 протоиерей Николай Гурьянов был награждён митрой и правом служения с открытыми Царскими Вратами до «Херувимской». В 1992 удостоен права служения литургии с открытыми Царскими Вратами до «Отче наш» - высшего церковного отличия для протоиерея (исключая крайне редкий сан протопресвитера).

О. Николай пользовался известностью как в России, так и среди православных людей за её пределами. Так, в канадской провинции Саскачеван на берегу лесного озера по его благословению был основан скит.

Известностью и любовью старец пользовался также у творческой молодёжи и интеллигенции: за благословением на творчество к нему на остров приезжали Константин Кинчев, Ольга Кормухина, Алексей Белов и многие другие. Кроме того старец стал прототипом героя фильма «Остров», где главную роль сыграл рок-поэт и музыкант Пётр Мамонов.

В похоронах о.Николая на острове Талабск (Залит) участвовали более 3 тысяч православных верующих. Многие почитатели посещают могилу старца. Учреждено Общество ревнителей памяти праведного Николая Псковоезерского (Николая Гурьянова).

Наставления протоиерея Николая Гурьянова

Батюшка вообще говорил мало, видимо он был от природы молчалив, потому его редкие высказывания были афористичными – в одной фразе заключалась целая жизненная программа. Потому так ярко запоминалось все, сказанное старцем.

1. «Наша жизнь благословенная… Дар Божий… Мы имеем в себе сокровище – душу. Если сбережем ее в этом временном мире, куда пришли как странники –наследуем Жизнь Вечную.»

2. «Ищи чистоты. Не слушай худое и грязное ни о ком … Не останавливайся на недобром помысле… Неправды беги… Правду говорить никогда не бойся, только с молитвой и, прежде, проси благословения у Господа.»

3. «Жить нужно не только для себя … Старайтесь тихонечко молиться за всех… Никого не отталкивайте и не унижайте.»

4. «Наши мысли и слова имеют великую силу на окружающий мир. Молитесь со слезами за всех – больных, слабых, грешников, за тех, о ком некому помолиться.»

5. «Не будьте слишком строгими. Чрезмерная строгость опасна. Она останавливает душу только на внешнем подвиге, не давая глубины. Будьте мягче, не гоняйтесь за внешними правилами. Мысленно беседуйте с Господом и святыми. Старайтесь не учительствовать, а мягко подсказывать друг другу, подправлять. Будьте проще и искреннее. Мир ведь такой Божий… Посмотрите кругом – все творение благодарит Господа. И вы так живите – в мире с Богом.»

6. «Послушание… Оно начинается в раннем детстве. С послушания родителям. Это нам первые уроки от Господа.»

7. «Помни, что все люди немощны и бывают несправедливы . Учитесь прощать, не обижаться. Лучше отойти от причиняющих вам зло – насильно мил не будешь… Не ищи друзей среди людей. Ищи их на Небе – среди святых. Они никогда не оставят и не предадут.»

8. Веруйте в Господа, несомненно. Сам Господь живет в нашем сердце и Его не нужно искать где-то там… далеко.»

9. «Будьте всегда радостны, и в самые тяжелые дни вашей жизни не забывайте благодарить Бога: благодарное сердце ни в чем не нуждается».

10. «Пекись о своем мире душевном , вот и в мире будет порядок».

11. «Положитесь, дорогие мои, на волю Божию , и все будет так, как вам нужно».

12. «Никогда не снимайте крестик . Читайте утренние и вечерние молитвы обязательно».

13. «Можно спасаться и в семье и в монастыре , только живи свято мирной жизнью».

14. «Ходи в храм и веруй Господу. Кому Церковь не мать, тому Бог не отец. Смирение и молитва – главная. Одна черная одежда – еще не смирение».

Старец в воспоминаниях современников

Игумения Пюхтицкого монастыря Варвара (Трофимова) вспоминала о старце Николае (Гурьянове): «К отцу Николаю, как к своему духовному отцу, ездили мы с матушкой Георгией (ныне игумения Горненской Иерусалимской обители) на остров ежегодно. Обычно мы ехали через Псково-Печерский монастырь. Я очень люблю эту древнюю обитель и особенно батюшку отца Иоанна (Крестьянкина). Они с отцом Николаем были очень похожи друг на друга: и почти ровесники, и говорили почти одно и то же. Разница была лишь в том, что отец Иоанн говорил прямо, а отец Николай в разговоре немного юродствовал, часто давал ответ духовной песней. Бегая славы человеческой, он ходил иногда в беретике, в маминой кофточке, в калошиках. Это мои любимые старцы!

Простота и любовь к людям, животным, растениям, ко всему, что сотворено Богом, выделяли его среди других… Когда отец Николай приехал на остров, около его домика было пустое место, напротив – кладбище с разбитой оградой и ни одного деревца. А ему так хотелось всё украсить! И он из Киева, Почаева, Вильнюса, Пюхтиц собирал растения, корни кустов и цветов и сажал на острове. Батюшка с любовью ухаживал за деревцами. Тогда еще там не было водопровода, и воду батюшка носил с озера, по 100–200 ведер. Всё сам поливал: и кусты, и цветы, и будущие деревья. Рядом с домом батюшка посадил хризантемы, георгины, гладиолусы. Теперь мы видим плоды его трудов: повсюду зазеленели туи, пихты, лиственницы. А где зелень, там и птицы. Сколько их наполнило своими голосами ранее пустой остров! Для них, для пташек Божиих, отец Николай устроил “столовую под открытым небом”. Чистой своей душою батюшка был близок всему, что сотворено десницей Божией.

Отец Николай был целибат. У нас в Вильнюсе его все знали и поминали в записочках как священноинока Николая. Я у матушки игумении Нины (Баташевой; в схиме – Варвары) спрашивала об этом, и вот что она мне рассказала. Отец Николай говорил, что, если будет угодно Господу, он примет постриг в монашество. У матушки Нины даже хранилась одежда, которую сестры сшили для пострига отца Николая. Но в войну, когда женский монастырь сильно бомбили, у матушки игумении всё сгорело, в том числе и эта одежда. Отец Николай рассудил, что на его монашество нет Божией воли, и пострига не принимал».

Протоиерей Иоанн Миронов, которого связывала со старцем Николаем полувековая духовная дружба, рассказывал: «Двор скромного батюшкиного домика-келлии был словно иллюстрацией к первым главам Книги Бытия: каштаны, кипарисы и другие деревья, множество голубей на ветвях и крыше сидят плотно, как куры на насесте. Тут же воробьи и прочие мелкие пташки. А рядом с курами мирно прогуливаются кошки и собачка. И всех батюшка старался приголубить, угостить. У батюшки 28 лет прожила кошечка Липушка, совсем очеловечилась. Однажды ворону кто-то подбил камнем, так батюшка ее выходил, вылечил, и она стала совсем ручной. Каждое утро потом встречала батюшку, каркала, хлопала крыльями – здоровалась. И всё кругом – и деревца, и цветы – всё на острове жило батюшкиной заботой. Пчелки, мошки, жучки – всё ему было не чужим. Комара даже не обидит. Всё творение было батюшке по сердцу. Он всегда внимательно смотрел, чтобы ни цветок, ни деревце не повредили».

Владыка Павел (Пономарев; ныне митрополит Минский и Заславский, Патриарший экзарх всея Беларуси; в 1988–1992 годах – наместник Псково-Печерского монастыря) рассказывал такую историю: «Приехала к нам в Печоры матушка Георгия (Щукина). Оказывается, у нее был разговор со Святейшим Патриархом о возможном направлении ее в Иерусалим. И ей нужно было посоветоваться с духовником – отцом Николаем, известным старцем на острове Залит. Но попасть на остров ей не удалось: пароходы уже не ходят, а лед еще не встал… А эконом меня спрашивает: “Так благословите на вертолет?”… Позвонили в аэропорт – оказалось, вполне доступно. Через 40 минут вертолет уже был в монастыре. Прилетели – а там и приземляться-то некуда. Только что выпал снег хороший. Сели куда-то в огород. Видим: сам отец Николай идет. И матушки бегут, что-то шумят. Оказывается, после службы и трапезы все по кельям разошлись – и вдруг отец Николай стал всех звать. “Выходите, – кличет. – Матушки, к нам гости едут: матушка игумения Иерусалимская, отец-наместник с братией монастыря”. Они говорят: “Батюшка, ты в своем уме? Кто к нам едет? Пароходы не ходят. Ложись, отдыхай”. И вдруг – вертолет, шум. А ведь тогда не то что мобильников, вообще связи с островом не было. И ведь называл уже отец Николай матушку игуменией Иерусалимской, хотя о ее будущем совсем никто не знал…»

Протоиерей Олег Тэор рассказывал о старце: «Батюшку я оценил с первой же встречи и очень почитал его всегда. Меня удивляла его прозорливость. Он предвидел многое и, если нужно было, говорил то, что потом сбывалось. Например, был такой случай. Отец Николай всегда помнил о смерти, о своей к ней подготовке, часто говорил на эту тему и наказывал, в чем его хоронить. Однажды он обещал одной своей духовной дочери, что она будет на его похоронах. Другая, по имени Антонина, тут же заявила: “И я буду, батюшка. Обязательно приеду”. А он так прикровенно и говорит: “Да нет, ты дома будешь”. И оказалось, что эта Антонина умерла. А та, которой было обещано присутствовать на похоронах, действительно там была. И мне батюшка говорил, что я его похороню. Так и вышло.

Сейчас я также чувствую его молитвенную поддержку. Бывает, что, когда его поминаю, мне идет помощь. Отец Николай имел и дар исцелений. Молитва его была очень действенной. Одна его духовная дочь так тяжело заболела, врачи признали рак. Она себя чувствовала очень слабо, лицо ее было бледное, прозрачное. Работала она на тяжелой работе, где ей приходилось иметь дело с вредными для ее здоровья химикатами. Врачи рекомендовали ей перейти на другую работу. Но отец Николай не благословил. Больная послушалась. Прошло уже много лет, а она, по молитвам батюшки, поправилась и живет до сих пор. Когда я сильно заболел, отец Николай тоже очень убежденно уверил меня, что Господь исцелит. И действительно, я исцелился.

Отец Николай старался привить своим чадам память о смерти. Говорил, что если бы люди знали, что им уготовано, то они вели бы себя по-другому. Часто он для вразумления и наглядности показывал гостям икону Страшного суда, объясняя ее и напоминая о возмездии за грехи. Наставлял очень убежденно, евангельскими словами и примерами. Указывал на изображении, где и за какой грех человеку предстоит мучиться. Это многих отрезвляло и заставляло задуматься и помнить всегда о смертном часе».

Архимандрит Амвросий (Юрасов) вспоминал: «Были со мной еще два человека. Одного старец легонько ударил по щеке, а потом сказал: “Батюшка, благослови”. – “Да я не батюшка!” – “Не батюшка? Да?” Прошли годы. Теперь тот человек игумен. Девушке, которая приехала с нами, вынес нотную бумагу. Она удивилась: зачем это? Она же художник. Не поет. Нот не знает. А ныне она регент в монастыре».

Протоиерей Георгий Ушаков делился: «Часто я видел, что, даже когда батюшка говорил с человеком, у него в перерыве между фразами шевелились губы. Думаю, что он был непрестанный молитвенник. Отсюда происходили и его прозорливость, и открытость к горнему миру. Во время молитвы Господь открывал ему душу человека и Свою волю о нем».

Протоиерей Владимир Степанов рассказывал: «Я жил тогда в Пскове и служил диаконом в Троицком кафедральном соборе. Рядом с собором стоит колокольня, в которой в 1970-е годы жила монахиня Архелая. Захожу однажды навестить матушку. Речь зашла об отце Николае. Она мне рассказывает, что ей было очень тяжело, и она молитвенно обращалась к батюшке: “Отец Николай! Помоги мне! Отец Николай! Помоги мне…” И так несколько раз. Утром следующего дня батюшка приезжает в Псков, приходит к матушке Архелае и с порога говорит ей: “Ну что ты меня просишь: отец Николай, помоги мне, отец Николай, помоги мне…”

Господь наградил батюшку живой верой и непрестанной молитвой. Часто было заметно, что он творит Иисусову молитву. Силу его молитвы я испытал на себе, и не раз. Один из примеров: у меня была серьезная проблема, и я зимой пешком от большака пришел по озеру к старцу. Он меня выслушал, затем встал и говорит: “Давай помолимся”. Батюшка становится на колени на своей крохотной кухоньке, я за ним тоже. Несколько минут молитвы. Встаем с колен. Отец Николай меня благословляет, и я ясно в душе ощущаю, что моей проблемы больше нет. Слава Богу!»

Священник Алексий Лихачёв вспоминал: «Батюшка мне показался немного наивным: он всё уговаривал меня ежедневно читать утренние и вечерние молитвы. А я был таким усердным студентом, что для меня странным казалось не то что молитвы не прочесть – я и Псалтирь читал неукоснительно. “Разве он не знает, что я и без всяких уговоров это делаю?” Но потом в академии я оказался в кружке молодых людей, знатоков и приверженцев греческой традиции, которые, вышучивая наше российское благочестие, иронизировали: “Без вычитки этого правила вам никак не спастись”. Так батюшка заранее меня укрепил, чтобы не поддаться. И еще: теперь, через десять лет, я настолько оказался обременен строительством храма, а также семейными трудностями и бытовыми неурядицами, что засыпаю иногда, не раздеваясь. Но слова отца Николая звучат сегодня – как укор.

Батюшкин язык надо было еще уметь понять. Он открывал людям такие глубокие вещи, да еще в нескольких словах, что их приходилось облекать в форму образов или символов, которые прояснялись постепенно, по прошествии времени, наполняясь новыми духовными смыслами и поворотами судьбы. Некая послушница, приехавшая вместе со мной на остров, стала рассказывать батюшке о нестроениях в монастыре. Он ласково прикоснулся к ее шее: “А ты крестик-то носишь?” Она вынула крестик с груди. “Вот и носи”. (У нее через год открылось душевное расстройство.)

А девушке Вале, интересовавшейся у него, можно ли ей заниматься конным спортом и танцами, отец Николай с лаской и улыбочкой говорит: “А дай-ка я тебе красочки-то добавлю”, – и берет седую прядь со своих волос и будто перекладывает ей. Она, знай, смеется. А ведь он ей намекал на горе до седины».


Врач Владимир Алексеевич Непомнящих рассказывал о старце: «Внешне он казался отрешенным от всего земного. Чувствовалось, что между нами, грешными, и старцем было громадное расстояние. Многим, подходившим под благословение, батюшка уже не отвечал на вопросы, а только молча крестообразно елеем помазывал лоб. При этом люди чувствовали, как необходимость в расспросах исчезала. Однако с теми, у кого действительно была нужда, отец Николай беседовал, отвечал им на вопросы и даже приглашал людей к себе в домик. Он отвечал не на все вопросы, а выборочно… Несомненно, старец Николай знал волю Божию и открывал ее в той мере, в какой считал необходимым».

Андрей Лукин вспоминал: «От юности моей я пристрастился к алкоголю, и к 26 годам понял, что без него не могу долго обходиться. Я начал искать выход, пробовал закодироваться – не помогло, только хуже стало… Стал брать обеты. Обещался пред Богом, на кресте и Евангелии, в присутствии священника о воздержании от алкоголя, сначала на полгода, потом на год и полтора. Так продолжалось шесть лет, но беда в том, что, как только наступал конец срока обета, буквально в тот же день я начинал снова пить, так как страсть подступала и невозможно было бороться с ней. И вот в 1999 году, в августе месяце, я приехал на остров Залит к отцу Николаю Гурьянову. Я подошел к нему и говорю: “Батюшка, благословите меня не пить три года и не курить год (взять обеты)”. Отец Николай благословил меня большим крестом и сказал: “Не будешь ни пить, ни курить до конца жизни твоей”. С тех пор прошло семь лет, и за это время у меня даже помысла не возникало (слава Богу!) ни выпить, ни покурить. А ведь я курил больше 20 лет.

А за два года до этого чудного события моя жена вместе со старшей дочерью ездила к отцу Николаю с вопросом о том, уходить ли мне с мирской работы и трудиться всецело в церкви или нет. Батюшка, не зная моего имени, сказал жене: “Низкий поклон Андрюшеньке, и прошу ваших молитв”. Какое у батюшки смирение – как он назвал меня, алкаша… А жене ответил: “С мирской работы уходить не надо, а регентом пусть поработает”. Так и вышло: “поработал”, через полгода, меньше, пришлось мне из регентов уйти. Еще жена спрашивала про дочь: учиться ли ей дальше, так как успехи в учебе были неважные, на что старец сказал: “Учись, учись и учись. Тройка и четверка тоже хорошие отметки”. Дочь окончила школу, среднее специальное заведение, сейчас учится в высшем, на четвертом курсе. При поступлении за основной предмет получила пять, за остальные четыре. А ведь в школе училась на тройки!»


Ольга Кормухина, известная певица, делилась: «Надо сказать, что в это время у меня были две серьезные проблемы: курение (я никак не могла бросить курить, хотя и очень хотела этого) и еще мне нравились вкусные спиртные напитки. Я, можно сказать, “кайфовала” от изысканных ликеров, ромов, вин и ничего не могла с собой сделать… Вот подходим мы к домику, видим: люди вокруг старца кучками собрались; мы к ним присоединились. А он бегает между людьми и спрашивает: “Пьешь, куришь? Пьешь, куришь? Пьешь, куришь?” А меня не спрашивает. Я думаю: “Ведь это моя проблема. А меня он не спрашивает”. Я хочу сказать, а не могу. Чувствую, что бес мне рот заткнул. Просто натурально это чувствую. У меня вены на шее надулись, а я не могу ни слова сказать. Но чувствую, что если я сейчас не скажу, то мне конец. Просто конец. И всё! Я напряглась из последних сил и взмолилась: “Господи! Помоги мне!” И тут же закричала: “Батюшка! Я пью, курю! Ненавижу себя за это!” А он как будто ждал этого, подбежал ко мне, перекрестил рот и говорит: “Всё. Больше не будешь”. И действительно, это было 19 июля 1997 года, с тех пор я не принимаю ни спиртного, ни сигарет.

Один профессор математики, русский, приехал со своим английским другом, тоже профессором математики, совершенно неверующим . И русский очень молился, чтобы тот уверовал. А англичанин имел помысел: “Если покажет мне этот старец чудо, тогда уверую”. Приехали, батюшка их встретил, завел в келью и сразу же, с первых слов говорит: “Какое же чудо тебе, сынок, показать?” Подошел к выключателю и начал щелкать: “Вот есть свет, а вот нету света. Вот есть свет, а вот нету света. Ха-ха-ха”. Посмеялись, и отец Николай отправил их домой: “Езжайте, сынки, с Богом, пока тихонько”. Англичанин тоже посмеялся: мол, какие могут быть чудеса? Ведь ученый человек. Приехали они с острова обратно на материк, а там толпа народа, милиция, рабочие какие-то провода тащат. “А что случилось-то?” – “Так три дня уже на островах света нет”. И ученый наш тут же развернул лодку обратно».

Анна Ивановна Трусова вспоминала: «Я приехала на остров вместе с моим племянником. Он защищал одного человека, на которого напали хулиганы. В результате на него пало несправедливое обвинение. Следователь давал ему две статьи. Мы поехали к старцу Николаю просить его святых молитв. Батюшка не стал спрашивать, за что, почему, только я вдруг увидела, как изменились его глаза – таких глаз я не видела ни у кого в жизни. Он ушел далеко, он не присутствовал здесь, среди нас. Я прямо-таки затрепетала от этого батюшкиного взгляда. Не знаю, сколько он так молился. Пять минут или больше, но только потом он глубоко вздохнул и сказал: “Не осудят. Оправдают”. Так за какие-то несколько минут старец вымолил человека».

Людмила Иванова, церковный фотограф, вспоминала об одном случае: «Собрался однажды отец Николай поздним зимним вечером в сильную пургу куда-то идти. “Батюшка, в такую стужу!.. Зачем?” – испугались матушки. “Зовут”, – тихо сказал старец. И, несмотря на уговоры женщин, ушел в ночную тьму. Ветер выл лютым зверем, метель не стихала. Батюшка долго не возвращался. Бежать, искать – куда? Оставалось молиться, уповая на волю Божию. Вернулся батюшка не один. Мужика замерзшего привел. Тот заблудился в пургу, стал силы терять и даже о смерти думать. От страха взмолился угоднику Божию Николаю Чудотворцу, хотя и считал себя неверующим. Отец Николай услышал».

Игумен Роман (Загребнев) рассказывал, как они с другом приехали к старцу на остров. Друг, не имевший опыта общения со старцами, растерялся и ни о чем не спросил батюшку. И вот, когда они уже собрались уходить, отец Николай сам остановил молодого человека: «Скажи мне, разве это дело? Дома писал-писал хартию с вопросами, положил в карман и, не разрешив ни одного вопроса, уезжаешь! Разве это дело? Сейчас сядешь в “Ракету” и поплывешь, а вопросы в кармане. Ну-ка, доставай сейчас же. А то ведь поплывешь до Пскова, руку случайно сунешь в карман, сердечко-то так и екнет. Чтобы оно было спокойно, и нужда есть разрешить вопросы. Понял?!» «Упал к батюшке в ноги мой попутчик, слезы побежали из глаз, прося прощения и терпения на разрешение написанных вопросов».

Емилиан Лашин вспоминал: «Человек, с которым мне пришлось отправиться на остров Залита, недавно вышел из тюрьмы. Он рано потерял мать, а мачеха плохо обращалась с ним и его сестрой, и оба они начали воровать, и так продолжалось, пока его не посадили. Сидел он два или три раза и когда вышел, уже был очень болен туберкулезом. У него не было ни работы, ни денег, ни прописки, ни жилья, а в больницу было не устроиться. Тогда решили поехать к отцу Николаю. Это было в сентябре, в конце месяца – тяжелое для чахоточников время.

Помню, в тот день у батюшки было много самого разнообразного народа… А мой “подопечный” стоял за воротами у большого камня и не решался (или уже не был в силах) войти. Батюшка едва взглянул на него и сразу окликнул по имени, сам вышел за калитку и долго-долго о чем-то разговаривал с этим человеком. А потом благословил его трижды и сказал громко: “Всё будет хорошо”. Надо ли говорить, что сразу по нашем возвращении этого человека взяли в самую лучшую клинику, будто внезапно забыв обо всех препонах и доводах, которые те же самые люди находили всего несколько дней тому назад. В этой клинике он пролежал более полугода, совершенно излечившись от страшного недуга. За это время оформили и прописку, и постоянно какимто чудным образом находились средства на лекарства, стоившие немалых денег».


Алексей Белов, известный музыкант, рассказывал : «Мы были свидетелями такого случая. Однажды на острове поднялась страшная буря и вдруг мгновенно затихла. А когда мы подошли к келье батюшки, то его келейница сказала, что шел смерч, батюшка вышел, перекрестил, и всё рассыпалось. А потом оказалось, что он мальчика от смерти спас. Этот мальчик вышел рыбачить на большой лодке, и во время смерча он мог бы погибнуть, разбиться на этой лодке.

Батюшка вообще спасал людей от смерти не один раз. Так было с нашей дочкой. В младенчестве она очень тяжело переносила высокую температуру, у нее начинались судороги. И вот однажды судороги были такие сильные, что у нее запал язык и началась асфиксия, она уже синеть начала. Тогда я про себя закричал: “Отец Николай, помоги!” И язык вернулся на место, она задышала ровно.

У монахов, с которыми мы встретились на Афоне, были фотографии старца. Все его очень почитали. Когда мы были на вечерней службе в Хиландаре, в сербском монастыре, духовник принимал у меня исповедь. Я решил ему подарить фото отца Николая, так как взял с собой целую пачку, чтобы дарить людям. Он взял фотографию, посмотрел и сказал: “Отец Николай!” Потом я узнал, что духовники некоторых афонских монастырей, в том числе отец Тихон из Хиландара, приезжали на остров к батюшке Николаю. Для меня это было поразительно. Ведь Святая Гора – центр сосредоточения монашеского опыта более тысячи лет. Можно сказать, что это “институт старчества”, здесь возросло много старцев, в том числе современных. И вот с Афона монахи ехали на какой-то далекий остров в России, чтобы увидеть святого».

Иеромонах (ныне игумен) Нестор (Кумыш), духовное чадо старца, делился: «Диаконство мое было им тоже предсказано. Перед поступлением в семинарию я, как обычно, приехал на остров, ибо тогда уже ездил регулярно, не мог уже без этого. Побеседовал со старцем, всё, что нужно было, решил. На прощание он мне говорит: “Скоро диаконом будешь”. “Когда?” – спрашиваю. “Следующим летом”, – ответил старец. С тем и уехал. Но в душе недоумение: какое диаконство, когда я еще не поступил даже в семинарию? Пошутил, может, батюшка? На деле же вышло всё по его слову. Меня, как окончившего вуз, зачислили в семинарию сразу во второй класс…

По окончании второго класса мне предложили перейти в четвертый, минуя третий. Не дав никакого ответа, я уехал за город к родственникам до сентября следующего учебного года. А в начале июля неожиданно позвонили из епархиального управления с требованием немедленно явиться в город для сдачи ставленнических экзаменов и прохождения исповеди перед хиротонией.

Для успешного хода реставрационных работ по храму, где я служил, благотворитель, совершавший его восстановление, подарил мне машину. “Немедленно продай ее”, – категорично потребовал от меня старец, когда я поведал ему об этом. Но я не послушался и решил это сделать по окончании реставрационных работ… На полном ходу у меня заклинило двигатель, и машина стала неуправляемой. Через две-три ужасных минуты я оказался в кювете всеми четырьмя колесами вверх. По милости Божией всё обошлось благополучно, и я отделался испугом. Но с тех пор не решался нарушать или как-то переиначивать слово, сказанное старцем.

Был у меня один грех, причинявший мне немало огорчений и переживаний. Периодически я страдал рецидивами мрачной раздражительности и вспыльчивости. Трудно жить с этим христианину, так как ничто столько не отравляет существование окружающим и ничто так не унижает человеческого достоинства, как потеря самообладания. Но и борьба с этим распространенным недугом непроста. И вот однажды по приезде на остров я обратился к старцу с довольно глупым вопросом, не лишенным к тому же затаенного тщеславия. Я спросил отца Николая, что бы мне этакое особенное делать для вящего благоугождения Богу. Не глядя на меня, старец ответил: “Не скандальте”. Ух, как больно мне стало от этого слова! Я отскочил от батюшки, как будто меня обдали крутым кипятком. Его слова попали в самую точку и глубоко уязвили мое самолюбие. Но что делать? Для нашего излечения иногда нужны не сладкие пилюльки, а горькие лекарства, и отец Николай решительно употреблял их там, где это требовалось. Впоследствии – как я полагаю, не без молитвы батюшки – я обнаружил главную причину терзавшего меня недуга и освободился от него».


Протоиерей Валериан Кречетов делился: «Батюшка всё время повторял: “Всё хорошо, да, всё хорошо. Какие мы счастливые, что мы в Церкви, что мы причащаемся…” Старца спрашивали о России, а он отвечал: “Россия не умирала. Ох, как хорошо у нас. Слава Тебе, Господи. Господь не оставляет нас”».

Священник Алексий Лихачев вспоминал о последних днях жизни старца и о последней встрече с ним: «И вот я у самого дорогого человека. Снова, как в первую встречу, сижу подле ног. Только батюшка… был уже другим. Он умалился, как когда-то Господь. Он был совсем как ребеночек. Поцеловал мне руку: ты, мол, священник, а я – уже никто. Когда отдавал ему в подарок скромные святыньки, батюшка по-детски спрашивал: “А это что? Крестик?” И умиленно плакал. Я ему привез ваточку, обмакнутую в миро с иконы Царя-мученика. Он раза три переспрашивал, что это за ваточка. Попросил его поставить крестик на книге с его стихами. “Вот здесь? Здесь?” – спрашивал, пока я не показал пальцем. В послушание мне батюшка минут пять старался своей немощной рукой начертить этот крестик, рука дрожала… Я тоже стал плакать. Всего того душевного, что я знал и чего ждал, уже не было. Не было НАВСЕГДА. Явно почувствовалось, что человеческое в батюшке уже уходит. Внешне об этом говорила противоестественная бледность лица: ни кровиночки! Его плоть держалась только Духом – ради нас, по его любви и милости Божией. И только на вопросы все старец ответил. Отвечал, закрывая глаза и молясь, – и только в эти секунды я узнавал “своего батюшку”. Даже тон его становился твердым и властным».

Протоиерей Борис Николаев вспоминал: «Когда батюшка лежал в гробу, правая рука у него была настолько теплая и живая, что у меня закралась в голову мысль, не живого ли мы хороним. Дело в том, что отец Николай был близок к горнему миру. Праведники в особые минуты, особенно после Причащения Святых Христовых Таин, перестают чувствовать разницу между миром горним и миром видимым, могут временно переходить в иной мир. Отец Валериан часто в последние годы причащал батюшку и несколько раз замечал, что старец словно умирал. Дыхание останавливалось, но пульс продолжал биться. Через некоторое время отец Николай выходил из своей келейки к встревоженному отцу Валериану, келейницам и с улыбкой спрашивал: “Ну, что вы тут?”».

Иерей (ныне протоиерей) Алексий Николин вспоминал о похоронах старца: «Было 40 служащих священников, два владыки: архиепископ Псковский и Великолукский Евсевий и Никон, епископ Екатеринбургский на покое… Вначале прощалось священство, потом пошли миряне. Прибыли монахи Псково-Печерского монастыря, архимандрит Тихон (Шевкунов)… приехал со своим хором. Хор Сретенского монастыря пел отпевание… Когда закончилось отпевание, подняли гроб, обнесли вокруг храма с каноном “Волною морскою” и понесли на кладбище».

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) утешал скорбящих: «Не плачьте! Теперь отец Николай у Престола Небесного за нас молится».

Это событие, произошло несколько лет назад, но и сегодня не проходит и дня, чтобы я н е вспомнил о нем, о пророческих словах всеми любимого, недавно почившем о Бозе старца о. Николая Гурьянова о следующем после Б.Ельцина правителе России. А было это так.

В сентябре 1997 года с небольшой группой паломников после завершения престольного праздника в Псковском Снетогорском женском монастыре Рождества Пресвятой Богородицы я отправился на о.Талабск (Залита) к известному всему Православному миру старцу протоиерею Николаю за духовной помощью и советом. В то время я ожидал переезда из Магадана в Санкт-Петербург всей своей семьи, долго писал и не

Присоединяйтесь к нашей группе

мог закончить книгу, а потому, по совету людей, направился к батюшке, чтобы узнать, когда мне ждать своих родных. Каждый из нас паломников надеялся от батюшки узнать о наболевшем, а потому группа собралась быстро, и мы, не теряя времени, отправились в путь.

Быстро темнело, погода портилась, подул пронизывающий ветер с дождем, и на озере поднялись волны. Лодку, в которой мы плыли буквально подбрасывало на волнах. Мы усердно молились, прося у Бога прощения за прегрешения, считая такую погоду укором нам и испытанием. Но вот лодка причалила к берегу, мы вступили на остров и начали поиск ночлега. К батюшке идти было конечно поздно, да и погода не вселяла надежд, на встречу с ним. Многие из нас за эту ночь осмыслили свои вопросы, от некоторых суетных и нелепых отказались, но другие стали более лаконичными и сердечными.

Ранним утром 23 или 24 сентября 1997 года, точно уже не помню, нас встречала совсем другая погода - ясное, удивительно чистое небо, полное безветрие и прекрасный восход солнца. Мы, помолясь и поблагодарив Бога за все, отправились к батюшке к его домику. Там уже стояли паломники, некоторые только подходили к заветной калитке. Как нам сказали опытные паломники, батюшка уже встал и молится перед выходом к вновь прибывшим. Мы вошли во дворик, и стали ждать, наблюдая за всем происходящим вокруг. Вдруг, все как бы ожило: на крышу дома слетелись голуби, а через несколько минут к воротам калитки подошла …белая лошадь, остановилась, высунув голову за ограду и как бы ожидая батюшку для приветствия…

Нас было человек десять, многие были у старца впервые, и, конечно, мы познакомились друг с другом, запомнив все происходящее вокруг нас до мелочей.

И вот дверь в домик открылась, и батюшка вышел к нам для благословения и помазывания маслом. Поочередно мы с волнением и трепетом подходили к нему, кратко рассказывали о себе: кто и откуда, и спрашивали о своем.

Я тоже спросил, когда мне ждать своих с Севера, на что батюшка ответил: «Скоро. Скоро приедут». Получив благословение для написания книги и совет «поспешая, не спеши», я отошел в сторону. И только одна женщина спросила батюшку не о своем, личном, а о всех нас. Ответы батюшки я не забуду никогда.

— Батюшка Николай, кто будет после Ельцина? Чего нам ждать?

— После будет военный.

— Скоро ли?

— …Власть его будет погонная. Но век его мал, да и он сам. Будут гонения, на черноризцев и церковь. Власть будет как при коммунистах и Политбюро.

— А после будет Царь Православный.

— А мы доживем, батюшка?

— Вы-то- да.

После этих слов отец Николай благословил женщину. Вслед за ней каждый из нас, стоящих с замиранием сердца в стороне и слышавших слова старца, еще раз подошли к нему и благословились на обратную дорогу.

Признаюсь Вам, что главное, что я запомнил из слов старца - новый президент будет военным. На кого мы в то время только не думали. Руцкой, Лебедь, кто-то другой? Но проходил год-другой, а все они оставались не удел. Со временем слова отца Николая стали забываться, но 31 декабря 1999 года в 15 часов дня, наблюдая по ТВ «отречение» Ельцина, я как будто очнулся от сна. Удивительно то, что в этот день я был в гостях у еще одного паломника, моего давнего друга, который также был свидетелем слов батюшки. Вместе мы и припомнили в деталях эти пророческие, исполнившиеся в точности слова отца Николая. Даже слово «пого(а)нная», как бы образное и двусмысленное, тотчас стало понятным, а теперь и вовсе открылось.

Родные мои с севера действительно, как и сказал о. Николай, приехали скоро, через 2 месяца после паломничества к дорогому батюшке. Да и книгу я до сих пор не закончил. А в скором времени ограничился и приезд паломников к батюшке. А ранее ведь к нему во множестве и депутаты из Москвы, и военные, и чиновники за советом и благословением прибывали.

О «погонном» правителе я стал расспрашивать дальше. В то время, когда он уже стал исполняющим обязанности президента, я отправился к одному очень известному и прозорливому игумену, и теперь живущему на покое в древнейшем на Руси монастыре. Сказанное игуменом потрясло меня еще больше потому, что в точности соответствовало характеристике нового правителя, данной ему почившим старцем Николаем. Я услышал много нового, о чем мне было сказано один на один в келии монастыря с большими и не понятными мне тогда предосторожностями. Теперь мне ясно, почему игумен был так осторожен и просил не называть его имени где бы то ни было.

Александр Рожинцев,

Апокалипсис – это конец света?

Апокалипсис-англ. Apocalypto от греч. - открывать, обнаруживать; разоблачать.
Перевод не дает ни единого намека на конец света.
И чтобы понять для чего нужен этот миф, надо найти ответы многие вопросы.
Что такое страх?
Какое воздействие оказывает страх на человека?
Как страх о «конце света» рождает в умах человека фобию под названием "а после меня хоть потом"?
Почему мы, позабыв наказ наших предков « умирать, собрался, а рожь сей» провоцируем ажиотажный спрос, сметая все, насколько позволяет кошелек?

Кто извлекает максимальную выгоду от внушения человеку догмы, «а завтра может и не быть» ?
И ответив на эти вопросы, мы получим ответ, кто на самом деле больше всех боится этого страшного неизвестного зверя по имени "Апокалипсис".
Попытаемся определить, что такое страх.
Страх - внутреннее состояние, обусловленное грозящим реальным или предполагаемым бедствием. С точки зрения психологии - это стресс.

Эустресс- «стресс, вызванный положительными эмоциями» и «несильный стресс, мобилизующий организм», «кайф» (любовь, секс, алкоголь, наркотики, курение и другие положительные эмоции)
Дистресс - это негативный тип стресса, с которым организм не в силах справиться. Он разрушает здоровье человека и может привести к тяжелым заболеваниям.(измена, смена партнера, развод, похмелье, наркотическая ломка, кашель курильщика и масса других отрицательных эмоций)
Человек тратит свою энергию быстрее, чем производит и умирает при его полном истощении. (Факторы провоцирующие возникновение стресса у человека - социальная несправедливость, бесперспективность, преступность, наркомания, пьянство, курение, проституция, голод, холод, неуверенность в себе, в своих силах и в своем будущем, болевое воздействие и т.д.).
Социальная несправедливость, бесперспективность, беззаконье с которой сталкивается человек в обществе, приводят к мысли безысходности его существования, и чтобы убежать от действительности начинает употреблять алкоголь и наркотики. Или другой случай, человек после трудной трудовой недели или прочих трудностей идет оттянуться и расслабиться (выпивка, травка, девочки, шашлыки и т.д.) наивно полагая, что получают этого приятный терапевтический эффект. Получаем замкнутое кольцо, убегая от проблемы, человек провоцирует образование новых.
Нет в стране социальной справедливости, нет мотивации, нет перспективы роста человека, нет будущего у детей, нет прироста населения, нет будущего у государства.
Сейчас мы понимаем страх – это инструмент управления человеком, коллективом, народами, государствами.
А статистические данные о населении России говорят сами за себя.
Я хочу напомнить афоризм генералиссимуса Александра Суворова,- « Самый короткий и верный путь человека к победе над страхом- это смело смотреть в глаза опасности, не ждать ее, а идти ей навстречу».

Предсказания Нострадамуса на 2011 год.
Что миру открылось - есть Неба Цветы,
И в смертности нету, какой то нужды,
Что было сокрыто - теперь будет ясно,
Пророки приходят, как станет опасно.

Победа Пророчества Землю спасает,
И Слово Наследника мир потрясает,
Он - Главный Судья, Он народ не обманет,
А книга покойного (Ностр.) собранной станет.

В чтении успех, содержанье раскрыто,
Увидено в книге, что было сокрыто,
Там прятались данные Сына Пророка,
Чтоб не был отслежен Он ранее срока.

С опекой Весталок война замирает,
Слияние Дам беды все покоряет,
Конец и Начало, Оракул возвышен,
Теперь Он из прошлого многими слышен.

Два смысла: поминки и свадьбу представил,
Войну усыпляет, а праздник оставил,
Дама, народ, сатана почти скован,
Завет всеми принят и всем растолкован.

Вера была, - значит, быть и надежде,
А зло губит зло, убивая, как прежде,
Кто правильно внял - забывает о горе,
Князья меж собою давно уже в ссоре.

Бывает, что люди - пустые создания,
Но начался штурм на границе сознанья,
Кто - то Посланье прочтет и завоет,
Другой же, в Пророчестве - Чудо откроет.

Силу Любви примет поздняя ДАМА,
Уйдет от известности, шума и гама,
Вестник Великий не хочет на трон,
Угроз людям власти не сделает Он.

Древний возвышен, Союзы, веселье,
Враг же - не спит, варит мертвое зелье,
Каверзный слух или сплетня пускается,
Светом Небесным то зло разрушается.
Пояснение: В катренах за шифровано имя Вестника, а может кто-то уже докопался..

Предсказания монаха Раньо Неро (14 век)

В Северной Стране Гипербореев (так называли Русь в древности) появится новая универсальная религия Огня и Света … Религия Солнца (Огня и Света) в 21 веке познает победоносное шествие, и опору себе она обретёт в северной Стране Гипербореев, где она будет явлена в своём новом качестве…

Древнее пророчество монаха Авеля о Будущем России

«В далёком будущем Россией будет править Избранник Божий и имя его троекратно суждено в истории православной России, а на голове его Благословение Бога,… Но его имя будет сокрыто до времени … . Велика при нём станет Россия, она вернётся к истокам древней жизни своей, великая судьба предначертана России …»

Пояснение: а на голове его Благословение Бога.- Родимое пятно или шрам от травмы виде знака, буквы.

Предсказание Парацельса

Есть один народ, который Геродот называл гипербореями - прародителями всех народов и всех земных цивилизаций - ариями, что означает «благородные». Нынешнее название исконной земли этого древнего народа - Московия. Гипербореи в своей бурной будущей истории познают много - и страшный упадок с великим множеством всевозможных бедствий и мощный великий расцвет с великим множеством всевозможных благ, который наступит уже в начале 21-го века, т.е. ещё до 2040 года.

Ясновидящий Эдгар Кейси предрекал:

«Не успеет ещё закончиться 20-й век, как в СССР наступит крах коммунизма, но Россию, освободившуюся от коммунизма ждёт не прогресс, а очень тяжёлый кризис. Однако, уже после 2010 года прежний СССР возродится, но возродится уже в новом виде. Именно Россия возглавит возродившуюся цивилизацию Земли, и центром этого возрождения всего мира станет Сибирь.
Через Россию в остальной мир придёт надежда прочного и справедливого мира. Каждый человек станет жить ради ближнего своего. И этот принцип жизни был рождён именно в России, но, прежде чем он кристаллизуется, пройдут многие годы. Однако именно Россия подарит всему миру эту надежду.
Новый Лидер России долгие годы будет никому не известен, но однажды неожиданно войдёт во власть. Это произойдет благодаря силе своих новых совершенно уникальных способностей, которых более ни у кого не будет, чтобы ему противостоять. А затем он возьмёт всю высшую власть России в свои руки и никто не сможет ему противостоять. Впоследствии он же станет Властелином Мира, станет Законом, несущим свет и процветание всему сущему на планете …
Его интеллект позволит ему овладеть всеми технологиями, о которых раса людей мечтала на протяжении всего своего существования, он создаст уникальные новые машины, которые позволят ему и его соратникам стать фантастически сильными и могучими почти как Боги, а его интеллект позволит стать ему и его соратникам практически бессмертными…
Остальные люди будут называть и его самого, и даже его потомков, живущих по 600 лет не иначе как Богами …У него, его потомков, его соратников не будет недостатка ни в чём - ни в чистой пресной воде, ни в пище, ни в одежде, ни в энергии, ни в оружии, для надёжной защиты всех этих благ, в то время, когда весь остальной мир будет пребывать в хаосе, нищете, голоде и даже каннибализме. …Бог будет с ним … Он возродит Религию Единобожия и создаст культуру, основанную на добре и справедливости. Он сам и его новая раса будут создавать во всём мире очаги новой культуры и новой технологической цивилизации …Его дом, и дом его новой расы будет на Юге Сибири …»
Пояснение: Придет не с пустыми руками и головой, а с принципиально новыми знаниями и технологиями.

Ясновидящая Ванга предсказывала в 1996 году

"Новый человек под знаком Нового Учения явится в России, и он будет править Русью всю жизнь …
Новое учение придёт из России - это самое древнее и самое истинное учение - распространится по всему миру и придёт день, когда все религии в мире исчезнут и их заменит это новое философское учение Огненной Библии.
Россия - прародительница всех славянских государств, и те, что отделились от неё, скоро вернутся к ней в новом качестве. В Россию вернётся социализм в новой форме, в России будут крупные коллективные и кооперативные сельские хозяйства, и снова восстановится бывший Советский Союз, но союз уже новый.
Россия будет крепнуть и расти, никому не дано остановить Россию, нет такой силы, которая смогла бы сломить Россию. Россия всё сметёт на своём пути, и не только сохранится, но и станет единоличной безраздельной «хозяйкой мира», и даже Америка в 2030-х годах признает полное превосходство России. Россия вновь станет сильной и могучей настоящей империей, и вновь станет называться по старому древнему имени Русь.

Пророчество прорицателя Макса Генделя

«Высочайший Посвящённый появится публично в самом конце нынешней эпохи (до 2012 года), это произойдёт тогда, когда достаточно большое количество рядовых граждан сами пожелают совершено добровольно подчиниться такому Вождю.
Именно так создастся почва для появления Новой Расы, а все нынешние расы и нации прекратят своё существование … Именно из славян произойдёт Новый Народ Земли …
Человечество сформирует Единое Духовное Братство … Основным фактором, который продвинет славянскую расу много выше их нынешнего состояния, станет музыка, и именно музыка позволит даже при отсутствии должного интеллекта, ментально подняться много выше в уровне гармонии …»

Пророчества Василия Немчина

В 20-м веке, когда будет шесть раз по 15 лет (с 1990 года) Русью станут править бесы, прячущиеся под другими стягами, но спустя время они разобьются о медвежью голову и лапы.
После правления бесов на Руси появится «Второй Титан» (второй после Петра Первого), он же «Великан». Первые три года он будет изгонять бесов, и ещё три года Россия будет отходить от потрясений. А в самые последние годы своего правления «Второй Великан» будет блуждать по лабиринту, а в это время на его плечах (или у него за спиной) будет сидеть «карлик с чёрным лицом.
Однажды «Второй Титан» сам уйдёт с престола, хотя почти никто от него совершенно не будет ожидать этого… Вскоре после отказа от трона «Второго Титана», в России настанет непростое время и появится «Великий Всадник», он же «Великий Государь», и он же «Стремительный Государь», женой у которого будет «златовласая женщина». Он будет править Россией очень недолго - всего лишь 2 года, и именно в это время его правления будет война.
Потом из смутного царства восстанут 10 Царей. А уже после них станет править иной человек, отличный от всех прежних правителей. Им окажется мудрец и эзотерик, владеющий тайными знаниями, он будет смертельно болен, но сам себя полностью исцелит - "Великий Гончар". Он обнародует концепцию Нового Государства, построенную исключительно на абсолютно независимой экономике, основанной исключительно на самодостаточных принципах.
"Великий Гончар" придёт к самой вершине власти России тогда, когда лично у него сойдутся вместе две пятёрки. При "Великом Гончаре"
произойдёт объединение 15-ти вождей, которые создадут Новую Великую Державу. Государство России будет воссоздано в новых границах.
Пояснение:
I. Десять «царей» перед приходом «Великого Гончара»:
1. Ульянов (Ленин) - 1918 – 1923 г.
2. Сталин И. В. - 1924 – 1953 г.
3. Хрущев Н. С. - 1953 – 1964 г.
4. Брежнев Л.И. - 1964 – 1983 г.
5. Андропов Ю. - 1983 – 1984 г.
6. Черненко К. - 1984 – 1985 г.
7. Горбачев М.С. - 1985 – 1991 г.
8. Ельцин Б.Н. - 1991 – 1999 г.
9. Путин В.В. - 2000 – 2008 г.
10. Медведев. Д.А. - 2008 – 20?? г.
II. Человек, владеющий принципиально новыми знаниями и технологиями.
III. Человек, который выжил после, как говорят в народе после ран не совместимых с жизнью.
IV. Этому человеку в 2011г. или 2012г. исполняется 55 лет.
Предсказатели разных эпох и вероисповеданий единодушны в одном, ОН идет.
Это не простое совпадение, стоит задуматься.
Через год выборы.
И в этом году у нас будет возможность его увидеть и услышать.
А 2012 году сделать выбор, в какой РОССИИ мы хотим жить.

Протоиерей Николай Гурьянов

С давнего времени на Руси практикуется особенный образ подвижничества – старчество. Это уникальная человеческая способность, которая не зависит от возраста, это особая разновидность святости. Старец — проводник Высшей воли. Это духовный врачеватель, который наблюдает душу своего ученика и «лечит» её при необходимости, способствуя развитию её духовности. Такие люди одарены Богом прозорливостью, часто они могут предсказывать и даже являть чудеса. Таким старцем был наш с вами соотечественник и современник – Николай Гурьянов.

Николай Алексеевич Гурьянов

В семье обеспеченного торговца из села Чудские Заходы родился будущий старец Николай Алексеевич Гурьянов.

Тогда это был Гдовский уезд Петербургской губернии.

Его отец Алексей Гурьянов был владельцем торговой лавки, а его мама — Екатерина, была сельской крестьянкой.

Места, где был рождён Николай, особенные – в их окрестностях когда-то проходила великая битва, исход которой решил судьбу нашего государства. Легендарное Ледовое побоище или Чудская битва в 1242 году.

Младенец Николай был крещён в храме Архистратига Михаила в Кобыльем Городище, недалеко от которого и состоялась выдающаяся своей значимостью ледовая сеча. Детские годы и отрочество Николая прошли при этом храме.

Полезные материалы

Ещё ребёнком он служил в алтаре . Эта церковь была любима всеми домочадцами: отец был церковным регентом, три его брата также пронесли любовь к божественным песнопениям через всю жизнь. Один из братьев, Михаил, даже защитил профессорское звание в консерватории Петербурга.

По дошедшему до нас преданию оказалось что, будучи ещё одиннадцатилетним подростком, Николай бывал на острове Залита (Талабск). Вместе с настоятел ем храма Архангела Михаила, где в то время он был алтарником, Николай поехал по делам прихода. По дороге они остановились в Талабске и навестили живущего там блаженного, которого звали Михаил. Он был болен и носил вериги (цепи). Его почитали как прозорлив ц а .

Остров Талабск, который в советское время был переименован в Залит.

При встрече он угостил настоятеля храма маленькой просфор ой , а мальчика большой и сказал: «Гостёк наш приехал». Его слова были предсказанием того, что в будущем Гурьянов много лет прослужит на этом острове. Так и случилось. Уже потом, спустя много лет, живя на острове, отец Николай часто приходил на могилу блаженного, приглашая также и прихожан молиться блж. Михаилу.

Когда Николай был пятилетним ребёнком, скончался его отец. В то время епископом Гдова, викарием епархии Санкт-Петербурга был митрополит Вениамин. Практически он стал отцом для Николая. Часто помогая владыке во время богослужения, подросток воспринял от него и его душевную мудрость, и его мужество. Однажды духовный отецсказал Николаю: «Какой ты счастливый, что ты с Господом… » и дал в благословение архиерейский крест, который впоследствии старец Николай хранил как бесценную святыню.

С самого детства маленького Колю называли монахом . У него даже была своя комната – келья , где стояли иконы, духовные книги и царские портреты. Среди друзей Николая были дети, которые поддерживали его священнические устремления и ходили с ним крестным ходом по деревне, держа в руках кресты и иконы. Мальчик любил уединяться и часто в одиночестве служил литургию .

Юность, образование

Обучаясь в школе, юноша особенно любил уроки учительницы, которая преподавала словесность. Он даже сохранил её фотографию, что говорит о её почитании старцем. Эта женщина посеяла в его душе любовь к поэзии, к слову. Он считал, что учителя должны быть проводниками веры. Своей любимой учительнице он говорил:

«Прошу вас, говорите о Боге и Царе. Вам, учителям, грешно молчать… »

Из этих слов становится понятно, отчего Николай Гурьянов после завершения учёбы в школе решил поступить на обучение в Гатчинский педагогический техникум, а затем получить высшее образование по специальности в Ленинграде.

Его учёба в институте пришлась на конец двадцатых годов, когда в стране бушевала очередная религиозная кампания. В это время закрывали и даже разрушали церкви. Николай не мог принять такого святотатства и высказался в защиту храма, который собирались закрыть. Он говорил о том, что храм – это не только святыня , но и культурно-исторический памятник. Вскоре студент Гурьянов был исключён из института и взят на заметку как политически неблагонадёжный.

Ссылки

Уехав из Ленинграда, Гурьянов стал псаломщиком в церкви села Ремда, а также вёл уроки в сельской школе. Слова о роли учителя в распространении веры, которые он когда-то высказал любимой учительнице словесности, он сам стал претворять в жизнь. Однако его арестовали за религиозную пропаганду, которая приравнивалась к контрреволюционной деятельности. Начались мытарства старца: тюрьма Кресты, затем ещё три тюрьмы и исправительный лагерь.

Первая его ссылка была назначена по суду в мае 1930 г. Он был отправлен в село Сидоровичи в Киевском округе. Поселившись в Сидоровичах, Гурьянов стал служить псаломщиком в церкви. Однако даже года он там не прожил. Кто-то настрочил донос и весной 1931 года он вновь был арестован и сослан в Сыктывкар, откуда бежал. После поимки Николай был помещён в лагерь. Там, на строительстве железнодорожной линии к Воркуте он пережил страшные испытания и страдания. Его жизнь не раз была под угрозой: его придавило вагонеткой, а в другой раз на ноги ему упал тяжёлый рельс, отчего ноги его остались покалечены навсегда.

Молодой священник

Отец Николай в молодости

Николай Гурьянов был освобождён в 1936 году. Имея судимость, он не надеялся найти работу. Но тогда очень не хватало учителей, и он был принят в сельскую школу. До начала войны Гурьянов преподавал в школе.

Его не призвали в армию из-за болезни ног. С началом войны он был вынужден перебраться в Прибалтику – сначала это была Рига, а потом Вильнюс. Митр. Виленский и Литовский Сергий зимой 1942 года совершил чин рукоположени я Гурьянова в дьяконы, а чуть позже в священники. В этом же году Николаем были успешно окончены курсы богословия, и он стал священником в Свято-Троицком монастыре г. Рига. Следующее его назначение — уставщик в Свято-Духовом монастыре в г. Вильнюс, где он также был и певчим на клиросе . Летом 1943 года отец Николай был назначен в приход Гегобросты Паневежиского благочиния, где нёс службу пятнадцать лет. Там же он стал пр о тоиере ем .

Отец Николай был семинаристом в Виленской духовной семинарии, а в 1951 году закончил семинарию в г. Ленинграде. Три года он учился также в Духовной Академии.

Остров Талабск (Залит)

В 1958 году, имея положительный отклик на своё прошение, Николай Гурьянов приехал на о. Талабск, где нёс службу сорок лет до самой своей кончины. Это было непростое время, тот период хрущёвского правления, когда в стране проводились антирелигиозные кампании. Поэтому священника жители острова встретили настороженно.

На острове жили рыбаки, и все мужчины состояли в артели. Семьи надолго оставались без мужских рук, когда рыбаки уходили на промысел. Отец Николай всегда преклонялся перед тружениками, поэтому помогал женщинам, оставшимся без мужчин по хозяйству: мог с детьми побыть или присмотреть за больными и стариками. Жители острова постепенно стали доверять ему, а затем и полюбили всей душой будущего старца. Несмотря на эту любовь, первое время батюшка проводил службы в пустой церкви: кто-то боялся, а кого-то власть воспитала безбожником. Терпеливо, по крупицам, сеял старец Слово Б о жие в сознание сельчан, и эти посевы дали свои добрые всходы.

Батюшка много трудился. Он благоустраивал храм свт. Николая: отремонтировал его, обновил его убранство, украсил новыми иконами. Выжженную войной островную землю он озеленил заново, превратив пустыню в цветущий зелёный оазис.

Домик отца Николая Гурьянова

Подвиг старчества

В 70-е годы особенно сильно проявилось благодатное дарование Николая Гурьянова – старчество, посланное ему Господом. О его прозорливости и о том, что предсказания старца сбываются, стало широко известно, и в рыбацкий посёлок начали стекаться люди со всей страны.

Отец Николай излечивал душевные и физические заболевания, при этом называл по имени людей, которых никогда прежде не знал до встречи. В беседе он рассказывал о жизненных обстоятельствах человека, давал советы, которые впоследствии меняли коренным образом жизнь собеседника. Многим он вернул здоровье, вымолив у Бога исцеление.

В те годы к старцу приезжало много паломников и многие из них присутствовали на его богослужениях, некоторые становились гостями в его доме. Никому старец не отказывал, всех привечал, на всех хватало у него любви и тепла.

Благословение батюшки Николая

Люди вспоминают, что получили от батюшки бесценный подарок – утешение , душевный покой, что их душа успокаивалась уже при одном виде старца. Наполненный божественным светом и любовью ко всем живущим на земле, он делился этим светом и этой любовью с окружающими. Каждый, кто побывал у старца, уходил от него с миром в душе и уверенностью в своём будущем, уходил обновлённым, преображённым человеком.

В этот день преставился прот. Николай Гурьянов. Господь подарил своему служителю долгую жизнь, батюшка умер в 93 года.

Похороны батюшки Николая

День памяти. Паломничество к могиле старца

Протоиерей Николай Гурьянов почитаем многими людьми. Остров Талабский, ставший его родным домом на 40 лет, сейчас и памятник удивительному человеку, и то место, куда почтить его память в день его кончины 24 августа приезжают паломники. Молятся у его могилы, просят о чём-то, благодарят за помощь и чудеса исцеления.

Случаи чудесной помощи батюшки Николая

А чудес этих, которые явлены были по молитве старца, состоялось великое множество. Приведём лишь некоторые:

  • Удивительный, противоестественный в понимании современной медицинской науки случай чудесного исцеления, произошёл с митрополитом Питиримом (Нечаевым). Старец Николай излечил его от диабета. Он приказал митрополиту открыть рот и стал класть в него ложками сахар. На возражение Питирима, что ему нельзя сладкое, потому что у него диабет, старец только повторял: «А вы говорите, диабет»! От такого количества сахара могла наступить кома. Но случилось чудо исцеления. Никакого диабета при последующем обследовании врачи у Питирима не обнаружили!
  • Широко известен также случай выздоровления больной не свёртыванием крови девочки. Приехав с мужем и ребёнком на остров, её мать подошла к воротам дома старца Николая, прижалась к ним лицом и стала молить молча, про себя: «Батюшка Николай! Спаси, спаси – дитё моё умирает». Через некоторое время ворота открылись, и к удивлённым людям вышел кот, который жил у старца в доме. Животное подошло к крохе и стало с ней играть. Родители замерли: ведь если котик поцарапает девочку, она может умереть от кровопотери – кровь у неё не сворачивалась. Так и случилось. Животное поцарапало девочку, и кровь стала капать из ранки, а потом вдруг остановилась. Счастье родителей было безмерно — ребёнок стал полностью здоров.
  • Не только болезни физические излечивал старец Николай. Чудесным образом по его молитве у людей развивался музыкальный слух или дети начинали легко усваивать не поддающиеся ранее сложные школьные предметы. А самым главным в чудесах старца Николая Гурьянова было то, что он всегда правильно видел болезни человеческой души и помогал людям покаяться и вернуться к жизни без пагубных привычек, многим – прийти к вере.

Книга «Слово жизни»

Старец Николай оставил после себя письменное наследие – это книга «Слово жизни», которая уже три раза была переиздана. В ней собраны псалмы, которые батюшка собирал всю жизнь. Он всех просил, чтобы приносили ему всё интересное, что находили в книгах, изданных ещё до революции. К некоторым псалмам он сам написал ноты.

«Слово жизни» — это не стихотворный сборник, не художественная литература. Всё, что мы читаем в «Слове жизни» — это свидетельства о Божьей Благодати . Поэтому, несмотря на то, что в неё включены стихотворные строки некоторых светских поэтов, содержимое источника несопоставимо со светской поэзией. Эта книга — памятник соборного творчества.

Душеполезные наставления и высказывания

Батюшка был немногословен, поэтому его редкие высказывания становились афоризмами. Его наставления, заключённые порою в одну лишь фразу, отражали иногда целую жизненную программу. Вот некоторые из них:

«Ходи в храм и веруй Господу. Кому Церковь не Мать, тому Бог не Отец. Смирение и молитва – главное. Одна чёрная одежда – ещё не смирение».

«Пекись о своём мире душевном, вот и в мире будет порядок».

«Будьте всегда радостны, и в самые тяжёлые дни вашей жизни не забывайте благодарить Бога: благодарное сердце ни в чём не нуждается».

«Цель нашей жизни – вечная жизнь, вечная радость, Царство Небесное , чистая совесть, покой – и всё это в нашем сердце».

Молитва старца Николая Гурьянова

Господи, помилуй,
Господи, прости.
Помоги мне, Боже,
Крест свой донести.

Ты прошел с любовью
Свой тернистый путь,
Ты нес Крест безмолвно,
Надрывая грудь.

И за нас распятый
Много Ты терпел,
За врагов молился,
За врагов скорбел.

Я же слаб душою,
Телом также слаб,
И страстей греховных
Я преступный раб.

Я - великий грешник
На земном пути,
Я ропщу, я плачусь…
Господи, прости!

Помоги мне, Боже!
Дай мне крепость сил,
Чтоб свои я страсти
В сердце погасил…

Помоги мне, Боже!
Щедрою рукой
Ниспошли терпенье,
Радость и покой.

Грешник я великий
На земном пути…
Господи, помилуй,
Господи, прости!

Причислен ли о. Николай к лику святых

Старца Николая Гурьянова любят и почитают верующие. И, хотя старец не причислен еще к лику святых, многие не сомневаются, что в его лице мы имеем молитвенника и ходатая за нас пред Богом. Об этом свидетельствует жизнь батюшки и его самоотверженное служение Богу и людям. Об этом свидетельствуют и те люди, которым посчастливилось встречаться с старце, которые свидетельствуют, что от батюшки исходило невероятное тепло и свет.

Его святость ощущалась во всем – в жизни, в молитвах, в делах. Поучал всегда с любовью. Всегда. И люди чувствовали его любовь и молитвенную поддержку.

Прот. Олег Тэор.

Пророчества старца

Старец Николай Гурьянов дал несколько пророчеств, далеко не однозначных и вызывающих порой недоверие. Тем не менее, некоторые из них уже сбылись.

О будущем России

Когда старца спросили о будущности России, он предрёк государству такое правление, которое будет уподоблено коммунистической власти. Как говорил старец, Церковь снова подвергнется гонениям, хотя продлится это недолго. Затем к власти в стране придёт Православный Царь.

О последних временах

О последних временах он говорил, что об этом уже всё сказано в «Откровении Иоанна Богослова», и что от себя ничего не нужно придумывать. Батюшка не одобрял постоянные разговоры о конце света, не принимал запугивания и устрашения верующих, справедливо полагая, что нагнетание страха к добру не приведёт.

Все с ужасом ждут а нтихриста и думают о нём, а надо думать о Боге. Отец Николай говорил: «Если мы с Господом — антихрист не может причинить нам зла». А также говорил: «На все времена нужны смирение, кротость, благодарность Богу и особенно родителям. Это всё украшает человека и сохранит его в последние времена».

О Путине

Когда старца спросили о том, кто будет у власти в России после Ельцина, он ответил, что будет военный. «Власть его будет погонная».

О царской семье

Старец очень чтил царя Николая II и его семью, и постоянно говорил о том, что Россия до тех пор не воспрянет, пока не поймёт, кем был Царь Николай. Девятилетним мальчиком Николай увидел истязания, которым подвергся царь и его домочадцы. Он рассказал своей маме о том, что царя убили утром, после совершения казни, хотя об этом убийстве ещё никто не знал.

Старец повторял постоянно, что нужно покаяться за то, что русские люди позволили опорочить имя царя и позволили погибнуть царской семье. Необходимо молиться Царю Николаю, поскольку его очень боятся бесы, настойчиво говорил старец. Именно Николай II бережёт Отечество от войны в сегодняшнем безумном мире.

Келейницы, продвигающие идеи канонизации царя Ивана Грозного и Г. Распутина

К сожалению, вокруг старца Николая образовалась группа людей, желавших воспользоваться его именем ради продвижения своих искаженных взглядов на «святость» Г. Распутина, Ивана Грозного, и других, не соответствующих официальной позиции Русской Церкви, идей. Они раздавали от имени батюшки самочинно напечатанные иконы, призывая посетителей батюшки молится этим «святым». Это касается таких «монахинь» как В. Полищук и Т. Гроян («схимонахиня Николая»), о которых архиепископ Псковский и Великолукский Евсевий неоднократно предупреждал, что их постриги ложные.

Когда эти женщины развили вокруг батюшки деятельную пропаганду своих идей, сам о. Николай был уже очень немощен и болен. «Келейницы» пользовались этим положением дел, сами решали кого можно допустить к о. Николаю, а кого нет, по хозяйски распоряжаясь в доме старца. Когда друзья и почитатели батюшки предлагали ему выгнать таких «помощниц», то он не позволял сделать этого, говоря, что это его крест, и смиренно терпел их.

Фильм об отце Николае Гурьянове «Свете тихий»

Старец Николай Гурьянов – один из тех великих людей в Православии, чей благодатный дар духовного врача многим людям помог и сейчас помогает стать ближе к Богу.

Вам также будет интересно:

Пророчества и изречения о последних временах
Св. Ипполит Римский (†30.01.268г.) говорит: «Скорбную жизнь оплачет тогда вся земля,...
В оптиной пустыни призывают к евхаристическому общению с латинянами
Проповедь экуменизма в монастыре Оптиной Пустыни Приехали к началу Божественной Литургии в...
Во что же сложить своё добро?
Меня очень позабавила, и я подумал, а чего это у нас нет тем о том, как построить\устроить...
Комментарий оптиной пустыни
Мы с вами являемся свидетелями всеобщей апостасии, охватившей Русскую Церковь. Во главе с...
Мир живет предчувствием конца света… Тому есть множество признаков, но не следует торопить...