25 летие вывода советских войск из афганистана. — А могла бы держаться ещё
Отдых и увлечения. Зачатие и беременность. Что подарить. Значение имени

Ваше высокопреподобие отец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Храм дмитрия солунского на благуше - островок истинной веры

Рубрика старец паисий святогорец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Представительство Православной Церкви Чешских Земель и Словакии

Святитель николай чудотворец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Николай Мишустин и Леонид Перлов — о реальных зарплатах и нагрузках учителей

Смотреть что такое "наша эпоха" в других словарях

Митрополит Антоний (Мельников) Открытое письмо священнику Александру Меню Митрополит Антоний (в миру Анатолий Сергеевич Мельников)

(заявление в школу на отказ от карты учащегося)

олег васильевич щербанюк, православный эксперт

Русская духовная миссия в Иерусалиме объяснила зачем «вскрыли Гроб Господень

BonAqua и AquaMinerale — вода из под крана

25 летие вывода советских войск из афганистана. — А могла бы держаться ещё

Сейчас уже ни для кого не секрет, что и после 15 февраля 1989 года, когда было официально объявлено об окончательном выводе Ограниченного контингента советских войск из Афганистана, не все наши военные покинули эту страну. Согласно договорённости там ещё какое-то время оставались советские ракетные дивизионы, продолжали работать военные советники, оперативная группа управления Министерства обороны СССР во главе с генералом армии Валентином Варенниковым. А за неделю до того, как по телевизору покажут «последнего» шурави, уходящего из Афганистана по мосту через Амударью, в Кабул с небольшой (около 25 человек) оперативной группой Министерства обороны СССР прибудет заместитель начальника Генерального штаба генерал-полковник Махмут Ахметович Гареев — ныне генерал армии (это звание ему присвоят в ноябре 1989-го), президент Академии военных наук. Накануне 25-летия со дня вывода советских войск из Афганистана с ним встретился корреспондент «Красной звезды»…

— Товарищ генерал армии, летом 1989 года мне в качестве спецкора «Красной звезды» довелось участвовать в выводе 860-го отдельного мотострелкового Псковского Краснознамённого полка, стоявшего в провинции Бадахшан. На тот момент он был последним нашим форпостом, остававшимся на северо-востоке Афганистана, и вывод его проходил, мягко говоря, не гладко. На 220-километровом отрезке пути от Файзабада до Кундуза, который полк преодолевал своим ходом, было до десятка разрушенных мостов, множество завалов, участков затопления, а километров 40 дороги вообще представляли собой сплошное минное поле. Да и «духи» кое-где «напоминали» о себе. По крайней мере, обеспечивавшим наш отход бойцам 345-го отдельного парашютно-десантного полка под командованием Героя Советского Союза подполковника Валерия Востротина скучать не приходилось.

Это было на первом этапе вывода. А что можно сказать об операции по возвращении наших войск из Афганистана в целом?

— В целом операция прошла организованно и, за редким исключением, без боевых действий. Ещё до её начала по инициативе командования 40-й армии были активизированы контакты с полевыми командирами моджахедов и местным населением. Наши командиры и политработники проводили встречи со старейшинами близлежащих кишлаков, местным жителям оказывалась помощь топливом и продуктами. Правда, некоторые непримиримые представители афганской оппозиции намеревались всё-таки устроить шурави напоследок кровавую бойню, но их не поддержали даже в среде моджахедов. Руководители оппозиции были заинтересованы в быстрейшем уходе наших войск, полагая, что после этого они станут хозяевами положения в стране.

Хотя, конечно, не всё, как вы заметили, шло гладко. Были отдельные стычки. Не обошлось и без потерь. Особенно на втором этапе: в январе и первой половине февраля 1989 года в ходе вывода погибли 39 советских воинов. Вообще же, по имеющимся данным, наша армия потеряла в Афганистане (убитыми, умершими от ран и болезней, погибшими в результате различных происшествий) 13.833 человека, подразделения КГБ — 572, МВД — 28, другие ведомства — 20 человек. Общее число погибших, включая 190 военных советников, специалистов и переводчиков, работавших в афганской армии, — 14.453. Санитарные потери составили 49.983 человека, из них 38.614 (77 процентов) наши славные медики вернули в строй. Стали инвалидами 6.669 человек.

— А 179 военных городков (32 гарнизона), которые мы великодушно оставили в Афганистане со всем казарменно-жилищным фондом, коммунальными объектами и оборудованием, — это ведь тоже наши потери?

— Что касается материальной стороны дела, то к военным городкам надо добавить трёхмесячные запасы боеприпасов, продовольствия, автомобильного, авиационного и дизельного топлива и других средств в количестве свыше 85 тысяч тонн. Запасы были заложены на базах и складах афганской армии и наших складах, передаваемых афганской стороне, в 12 гарнизонах, а также на перевалочных базах Хайратон и Туругунди. Кроме того, афганской армии были переданы 990 единиц бронетанковой техники, около 3.000 автомобилей, 142 артиллерийских орудия, 82 миномёта, 43 установки реактивной артиллерии, 231 единица зенитных средств, 14.443 единицы стрелкового оружия, 1.706 гранатомётов и другие виды вооружения и техники. К сожалению, из-за неорганизованности, коррупции и плохого контроля со стороны афганского командования до некоторых подразделений и частей эти запасы в полном объёме не дошли. Часть их была распродана или в ходе перевозок попала в руки мятежников. В результате, как потом выяснилось, сразу же после вывода наших войск в ряде частей афганской армии начали остро ощущаться трудности в обеспечении продовольствием, горюче-смазочными материалами и боеприпасами.

— Махмут Ахметович, как известно, вывод войск осуществлялся в соответствии с заключёнными в апреле 1988 года Женевскими соглашениями о политическом урегулировании положения вокруг Афганистана. Но известно и то, что не все стороны действовали так, как договаривались…

— Женевские соглашения включали в себя ряд документов. Главным в них был вывод советских войск и прекращение вмешательства извне во внутренние дела страны. Советская сторона и центральное правительство Афганистана строго придерживались договорённостей, и 15 мая, как и предусматривалось, первые подразделения наших войск отбыли на Родину. В то же время США, Пакистан и некоторые другие страны грубо нарушали условия соглашений. В изданной в 1988 году МИД Афганистана «Белой книге» приводятся многочисленные факты таких нарушений. В частности, только в течение первого месяца после подписания Женевских соглашений моджахедам, базировавшимся на территории Пакистана, было поставлено оружия и боеприпасов в несколько раз больше, чем поставлялось до этого. На территории Пакистана продолжали функционировать более 200 учебных центров по подготовке боевиков для формирований оппозиции. Не прекращались и вооружённые акции. За два месяца после начала вывода советских войск моджахеды предприняли 2.914 таких акций. Только с мая по август по Кабулу было выпущено 200 ракет. Совершались также обстрелы и нападения на наши воинские части.

— Тем не менее, как ни труден был путь домой, после 15 августа 1988 года (дата окончания первого этапа вывода) наши гарнизоны оставались только в шести провинциях — Кабул, Герат, Парван, Саманган, Балх, Баглан.

— Да, контингент, насчитывавший к началу мая 100,3 тысячи человек, уменьшился до 50,1 тысячи. Ну а затем, по независящим от армии причинам, получился перерыв. Ввиду того что Пакистан не выполнял взятых на себя обязательств, а моджахеды не шли на мирное урегулирование, президент Афганистана Наджибулла стал настаивать, чтобы в Кабуле и на основной дороге снабжения Кабул — Хайратон временно были оставлены советские войска численностью до 10–15 тысяч человек. Чтобы как-то нейтрализовать шум по этому поводу, предлагалось именовать их добровольцами. Под нажимом Наджибуллы командующему 40-й армией генерал-лейтенанту Борису Громову было даже отдано предварительное распоряжение о приостановке вывода войск. Однако потом его отменили, и вывод продолжался.

— И в это время с территории СССР наша авиация наносит ряд массированных ударов по пустому, как оказалось, месту на северо-востоке Афганистана. Зачем?

— У Наджибуллы особое беспокойство вызывала сильная группировка вооружённых формирований Ахмад Шаха Масуда на северо-востоке Афганистана. С её стороны возникала наибольшая угроза Кабулу, а также опасность перехвата дороги Кабул — Хайратон и перевала Саланг. Исходя из этого, а возможно и с целью спровоцировать Ахмад Шаха на активные действия и задержать вывод наших войск, он обратился к советскому руководству с просьбой о нанесении воздушных ударов по районам базирования его отрядов. И с 24 января по 15 февраля 1989 года, несмотря на возражения генерала армии Варенникова и командования 40-й армии, такая операция была проведена. Но с началом первых же налётов Масуд отвёл свои основные силы в сравнительно безопасные места, укрыл их в ущельях. К тому же не было точных разведданных, поскольку разведка 40-й армии к тому времени уже свёртывалась. Так что воздушные удары не дали существенных результатов. Зато они нанесли ущерб начатому процессу национального примирения и подтолкнули Ахмад Шаха к тому, чтобы собраться с силами и активизировать боевые действия своих отрядов после вывода наших войск.

— Таким образом, прибыв в Кабул в качестве главного военного советника президента Афганистана, вы попали, что называется, с корабля на бал — обстановка в стране явно не обещала мирной жизни…

— Вообще-то и до этого мне уже приходилось бывать в Афганистане. Первый раз это было осенью 1980 года, когда мы летали туда с генералом армии Валентином Ивановичем Варенниковым. В 1981-м, когда оперативную группу Министерства обороны СССР возглавляли Маршал Советского Союза Сергей Леонидович Соколов и генерал армии Сергей Фёдорович Ахромеев, мне довелось некоторое время поработать в войсках 40-й армии, а также в афганских частях. Потом я бывал там в 1985 и 1987 годах. Так что был, как говорится, в курсе.

Кроме того, перед отъездом у меня был целый ряд встреч и бесед с должностными лицами различных ведомств, занимавшихся делами Афганистана, я ознакомился с донесениями представителей МИД, КГБ, Главного разведывательного управления, военных советников, сообщениями иностранной прессы. Правда, суть всей этой информации сводилась к тому, что в связи с выводом советских войск правительственные круги Республики Афганистан находятся в шоковом состоянии и нет какой-либо надежды, что режим Наджибуллы может продержаться хотя бы несколько месяцев. Собственно и сам министр обороны СССР генерал армии Дмитрий Тимофеевич Язов, напутствуя меня перед дорогой, говорил: «Поработай 2–3 месяца, а там посмотрим». Поработать же мне там, как оказалось, предстояло до осени 1990 года.

А прибыли мы в Афганистан 7 февраля 1989-го. Обстановка действительно была сложная: правительственные войска, привыкшие во всём полагаться на нашу 40-ю армию и военных советников, теперь должны были самостоятельно противостоять вооружённой оппозиции. При первой же нашей встрече с Наджибуллой он неожиданно в ироничной форме спросил меня: «Как же вы осмелились прибыть к нам в такое время, когда уже нет советских войск, как же мы будем держаться?» Я ответил, что в русской армии издавна бытует поговорка: «Хороший командир может и одного татарина построить в две шеренги». Будем, мол, стараться все вместе, как мусульмане, удваивать наши шеренги и напрягать наши силы до последней возможности. Кстати, дня через два после этой встречи наши разведчики передали мне газету, привезённую из Пакистана, где сообщалось, что «сто тысяч русских из Афганистана вывели — одного татарина ввели».

Не вдаваясь в детали деятельности нашей оперативной группы, должен сказать, что работал её немногочисленный личный состав действительно с полным напряжением сил. Наши офицеры участвовали в планировании операций правительственных войск, организовывали проводку их колонн в зоны боевых действий и через территории, захваченные мятежниками, оказывали помощь руководству министерств и ведомств республики в организации связи, а также практическую помощь командирам частей и подразделений в организации боевых действий. Нередко приходилось рисковать жизнью, несколько человек были ранены и контужены. С благодарностью вспоминаю также послов СССР в Афганистане Юлия Михайловича Воронцова и Бориса Николаевича Пастухова, со стороны которых мы постоянно ощущали понимание и поддержку.
К сожалению, как показали дальнейшие события, не все намеченные нами совместно с афганским руководством меры и выработанные рекомендации удалось осуществить. Хотя, как мы знаем, несмотря на все пророчества и неимоверные трудности, благодаря политической поддержке, экономической и военной помощи СССР Республика Афганистан продержалась целых три года.

— А могла бы держаться ещё?

— Думаю, если бы наша политика по отношению к режиму Наджибуллы, моджахедам и в целом к ситуации в Афганистане была более адекватной складывающейся обстановке и перспективам её развития, а помощь со стороны России и других стран СНГ соответствовала помощи, получаемой оппозицией извне, республика ещё долго могла держаться и сопротивляться. С уходом советских войск оппозиционные силы были лишены главного — общего врага, борьба с которым объединяла различные их группировки под знаменем священной войны с неверными. В результате в стане оппозиции обострились внутренние противоречия, началась борьба за лидерство. В таких условиях правительственным войскам было значительно легче противостоять противнику.

По правде говоря, сейчас трудно судить, как могла бы развиваться ситуация, если бы от правительства Наджибуллы не отвернулись его главные покровители. Но в любом случае я согласен с Борисом Николаевичем Пастуховым: нам бы надо было больше побеспокоиться о том, чтобы иметь на юге в лице Афганистана если не дружеское, то хотя бы нейтральное государство. По сути дела, Афганистан предали, он был брошен на произвол судьбы. Женевские соглашения не работали. Советские войска ушли, советские базы на территории Афганистана были уничтожены, а все военные базы и учебные центры моджахедов в Пакистане остались. Военная помощь Афганистану была прекращена, а поставки оружия моджахедам продолжались. В конце концов власть в стране оказалась в руках талибов. Наджибуллу казнили. Затем в войну с талибами ввязались американцы, и проблемы региона стали ещё более острыми, чем на момент ввода ограниченного контингента советских войск, а на южных подступах России разгорелось пламя новой, не менее кровопролитной войны, которая до сих пор так и остаётся неоконченной.

— Махмут Ахметович, и всё-таки для тех, кто был «за речкой», война закончилась. В их честь Российским Союзом ветеранов Афганистана и оргкомитетом по празднованию 25-летия со дня окончательного вывода советских войск учреждена медаль. А в декабре мы отметим 35-ю годовщину со дня их ввода в Афганистан. Правда, до сих пор идут споры относительно целесообразности этого шага. Одни считают втягивание советских войск в ту войну чуть ли не преступлением. Другие ратуют за придание ей статуса боевых действий в защиту Отечества, вооружённой схватки с международными силами терроризма. Лидер РСВА заместитель председателя думского Комитета по обороне Франц Клинцевич в своих выступлениях предлагает пересмотреть оценки той войны, данные депутатами по горячим следам. Что вы думаете обо всём этом?

— Безотносительно к упомянутому предложению я хотел бы ещё раз, поскольку уже неоднократно приходилось, в том числе и в «Красной звезде», выступать на эту тему, заметить: у нас вообще стало модным не только пересматривать, но и переписывать страницы истории. Так мы со временем можем превратиться в пресловутых Иванов, родства не помнящих.

Наверное, по-иному с позиций сегодняшнего дня можно взглянуть и на нашу почти десятилетнюю афганскую страду, через которую прошли сотни тысяч солдат и офицеров. Но давайте будем судить о действиях Советского Союза по отношению к Афганистану в конце 1970-х годов, исходя из тех конкретных исторических условий, а не придуманных позже так называемых общечеловеческих ценностей. Тем более что и в наши времена все ведущие государства предпочитают исходить не из отвлечённых общечеловеческих ценностей, а прежде всего из своих национальных интересов.

Да, сегодня уже ни для кого не является секретом, что ввод советских войск в Афганистан в 1979 году был политически ошибочным шагом, нанёсшим огромный урон как афганскому народу, так и Советскому Союзу. Однако не будем забывать, что и советское руководство действовало не в вакууме. Многие внешние обстоятельства подталкивали его к этому роковому шагу. Хорошо известно, например, как усиленно и активно пытались проникнуть и закрепиться в Иране, Пакистане Соединённые Штаты Америки, создавая там свои базы. В свою очередь Иран, Пакистан и некоторые другие государства поддерживали оппозиционные силы, выступавшие против короля Мухаммеда Захир-Шаха, правительства Дауда ещё до апрельской революции в Афганистане, что создавало серьёзную угрозу СССР на юге.

Мог ли Советский Союз в этих условиях никак не реагировать на то, что происходило в Афганистане? Для любого уважающего свои интересы государства это было бы противоестественно и безответственно. Даже если бы советское руководство отказалось от всякого вмешательства в афганские дела, в конечном счёте всё равно не удалось бы уклониться от опасности, назревавшей на юге страны. Во всяком случае потребовались бы крупные меры и большие дополнительные расходы для укрепления обороны на этом направлении, не говоря уже об угрозе дестабилизации внутренней обстановки в среднеазиатских республиках.

— То есть, если объективно оценивать обстановку, которая складывалась к тому времени, становится совершенно очевидным, что Советский Союз не мог оставаться в стороне от событий в Афганистане и как-то должен был реагировать. Другое дело — как?

— Конечно, с высоты сегодняшних реалий, зная все обстоятельства дела и замыслы сторон, можно предположить, что более перспективным и рациональным в той ситуации был бы настойчивый поиск путей политического урегулирования внутренних и внешних афганских проблем.

Что же касается применения военной силы, то здесь, кроме всего прочего, надо иметь в виду, что афганское руководство около двадцати раз обращалось к Советскому правительству с просьбой о вводе наших войск. Первоначально все эти просьбы отклонялись. Советское руководство не считало возможным посылать войска в Афганистан, ограничиваясь направлением в афганскую армию советников, специалистов, поставками оружия, военной техники, горюче-смазочных материалов и продовольствия. На заседании Политбюро ЦК КПСС в марте 1979 года Брежнев говорил: «Надо объяснить Тараки (председатель революционного совета и премьер-министр Афганистана. — Г.М.) и другим афганским товарищам, что мы можем помочь им всем, что необходимо для ведения всех действий в стране. Участие наших войск в Афганистане может нанести вред не только нам, но и прежде всего им».

Однако после убийства Тараки всё же решение о вводе войск было принято. Собственно, спокойной, взвешенной оценки обстановки тогда уже не было. Многое делалось в спешке. О решении направить войска в Афганистан не были своевременно проинформированы даже некоторые члены Политбюро ЦК КПСС, руководители союзных стран по Варшавскому договору. Наши военные советники узнавали о вступлении советских войск в Афганистан из передач иностранных радиостанций. Не было достаточно вразумительного объяснения причин военного вмешательства и в нашей печати.

Понятно, что, сделав главный упор на применение военной силы, мы ослабляли другие рычаги решения афганской проблемы — политико-дипломатические, экономические, информационные и так далее. Не говоря уже о том, что затянувшаяся война в Афганистане, необходимость постоянной поддержки кабульского режима потребовали огромных финансовых и материальных расходов, подорвав и без того хромавшую экономику СССР. Однако, как говорится, что было то было.

За девять с лишним лет войны в Афганистане нашими войсками было проведено почти 420 операций против моджахедов. Причём большинство из них носили крупномасштабный характер. Было проведено также более 200 частных операций и рейдов по уничтожению отрядов оппозиции, устройству засад на караванных путях, разведке сил и средств противника, оказанию помощи своим подразделениям, попавшим в окружение. При этом нашим солдатам и офицерам приходилось действовать в самых тяжёлых условиях, на высоте 2,5–4,5 тысячи метров, при температуре плюс 45–50 градусов и остром дефиците воды. Тем не менее никого мы там не победили и, как поётся в одной афганской песне, только потом поняли, «врага какого не добили».

Дело уже прошлое, но, как теперь представляется, при более массированных действиях обстановка в Афганистане могла постепенно нормализоваться, и уже через 2–3 года значительную часть наших войск можно было вывести. Трудно сказать, какими могли быть политические последствия более массированного вторжения наших войск, но со всей определённостью можно утверждать, что человеческие жертвы и материальные издержки афганской войны были бы значительно меньшими.

И ещё один показательный, на мой взгляд, момент, связанный с этой темой. Когда в Туркестанском военном округе объявили частичную мобилизацию и начали готовить войска к вводу в Афганистан, кто-то из присутствовавших в Термезе корреспондентов задал вопрос находившемуся там первому заместителю начальника Генерального штаба генералу армии Сергею Фёдоровичу Ахромееву: «Насколько вы считаете оправданным ввод советских войск в Афганистан?» Он ответил: «Если бы мы не пришли в Афганистан, то пришли бы американцы». Помнится, тогда некоторые печатные издания в США и в Европе буквально высмеяли боевого генерала: дескать, разве может кому-нибудь в Америке прийти в голову воевать в Афганистане? А кто там находится сейчас? Американцы…

В качестве вывода хотелось бы подчеркнуть особую важность согласованности позиций России и среднеазиатских республик по отношению к Афганистану. Переход от унитарного союзного государства к Содружеству Независимых Государств не означает исчезновения общих для наших стран интересов и ценностей. В жизни они существуют и неизбежно будут давать о себе знать как выражение объективной потребности наиболее рационального решения общих, взаимосвязанных политических, экономических и оборонных задач. Афганская проблема вобрала в себя именно такие общие интересы и задачи.

И в заключение хочу сказать. В Афганистане, честно выполняя свой долг, воевали воины многих национальностей, они вместе делили и горе утрат, и радости боевых удач. Совместными усилиями надо сделать всё для того, чтобы из Афганистана к нам шли мир и спокойствие, чтобы нерешённость афганской проблемы не обернулась для наших народов новой бедой. Надо думать и об оказании помощи в восстановлении экономики этой многострадальной страны.

В целом война в Афганистане остаётся одной из самых трагических страниц нашей истории. В то же время она явила миру невиданные примеры мужества и героизма советских воинов, многие из которых ещё не нашли достойного отражения в литературе и искусстве. Важно также как можно полнее учесть как политический, так и военный опыт этой войны, чтобы он послужил надлежащим уроком для более разумного решения сегодняшних и будущих задач обеспечения безопасности и мирного сосуществования наших народов…

15 февраля 1989 г. генерал-лейтенант Борис Громов, согласно официальной версии, стал последним советским военнослужащим, переступившим по мосту Дружбы границу двух стран. В действительности на территории Афганистана оставались как советские военнослужащие, попавшие в плен к душманам, так и подразделения пограничников, прикрывавшие вывод войск и вернувшиеся на территорию СССР только во второй половине дня 15 февраля. Пограничные войска КГБ СССР выполняли задачи по охране советско-афганской границы отдельными подразделениями на территории Афганистана до апреля 1989 г.

15 ФЕВРАЛЯ 1989 ГОДА

Февральская ночь, ледяная броня
На скалах свет фар, автоматы в бойницах.
Колонна уходит из-под огня.
Выходим к границе,
выходим к границе!

Грохочет вода в русле горной реки
И темень в горах трассерами искрится
Сегодня последний рывок, мужики!
Последний рывок - и мы на границе.

Афган! Ты как рана в душах солдат.
Я знаю - ты будешь ночами нам сниться.
Ведь здесь вдоль дорог обелиски стоят
До самой границы, до самой границы.

На этой войне не бывает чудес.
Не всем пацанам суждено возвратиться.
Они наблюдают за нами с небес,
Они помогают нам выйти к границе.

Вот выйдем и мамам напишем: «Теперь
Не надо за нас ночами молиться!»
Поможет нам Бог и мы без потерь
Дойдем до границы, дойдем до границы

«Рубеж!» дозор головной доложил
И стали светлей запыленные лица
И тихо в эфире сказал командир:
«Бойцы! Будем жить! Ведь мы на границе!»

Неужто закончилась эта война
И с нами теперь ничего не случится
Не зря ты заначку хранил, старшина.
Давай, доставай - мы уже на границе!

СВОЙ СОЛДАТСКИЙ ДОЛГ МЫ ИСПОЛНИЛИ С ЧЕСТЬЮ

Население афганских кишлаков провожало нас в основном дружественно. В некоторых поселениях люди выходили с цветами и приветливо махали вслед. За время марша не было произведено ни единого выстрела. В местах возможных засад и в населенных пунктах по договоренности с родовыми авторитетами на борт наших боевых машин садились старейшины, которые служили своего рода гарантами безопасности наших военнослужащих. Мы не остались в долгу у населения. Им были переданы наши хорошо обжитые городки с налаженной инфраструктурой. Особую ценность представляли собой артезианские скважины, которые стали источниками водоснабжения многих кишлаков.

Конечно же, для наших солдат, сержантов, прапорщиков и офицеров возвращение на Родину стало настоящим праздником. В свежевыстиранном обмундировании, с подшитыми подворотничками, развернутыми полотнищами, на которых были написаны наименования подразделений, наши воины эффектно смотрелись при пересечении границы. На бортах боевых машин были надписи: «Я вернулся, мама!» На всех направлениях были развернуты пункты санитарной обработки, все с удовольствием помылись после дороги, продезинфицировали обмундирование, привели в порядок боевую технику и вооружение. Кухни не дымили. Почти по всей границе обоняние солдат дразнил запах вкуснейшего туркменского, узбекского и таджикского плова. И стар и мал приграничных населенных пунктов встречали наших воинов. На митингах, посвященных выходу из Афганистана, выступили руководители республик, приграничных районов, солдаты и офицеры-интернационалисты. Встречать своих сыновей из многих регионов СССР приехали родители. Они искренне благодарили офицеров за возвращение домой их возмужавших мальчишек. После обильных обеда и ужина мотоманевренные группы приняли походный порядок и совершили марш в заранее подготовленные районы базирования вдоль государственной границы с Афганистаном.

К этому времени мы уже все нырнули в «перестройку», появились горячие точки уже внутри СССР, часть мотоманевренных и десантно-штурмовых групп срочно перебрасывались в другие регионы. Охранять и защищать афганскую границу оставалось все меньшее количество сил и средств, что крайне отрицательно сказалось в ходе последующих событий уже на территории Таджикистана. Средства массовой информации начали открытую диффамацию причин и следствия нашего пребывания в Афганистане, крайне негативно влияя на морально-психологическое состояние воинов-интернационалистов. Со многими из них я и до сих пор состою в переписке. Многие не находят свое место в нашем базарном рынке наживы и обмана, но абсолютное большинство уверено, что свой солдатский долг мы исполнили с честью и достоинством.

Афганистан болит в душе моей

(сценарий мероприятия, посвященного

25-летию вывода советских войск из Афганистана).

Притча об Афганистане (видеофрагмент).

Видеоролик обАфганистане.

Ведущий 1. Время неумолимо отсчитывает свой бег: 5, 10,15, 20… Двадцать пять лет минуло с той поры, как завершилась война в Афганистане. Восемнадцатилетние парни, одев панамы с красной звездочкой, не ведали, в какую политическую кровавую игру их втянули. Не знали, что некоторые уже никогда не вернуться домой с перевалов черных гор Афганистана, сложат свои юные головы на чужбине.

Ведущий 2. Нет больше рядом тополей. И тех цветов, что ты нам подарила. Нет больше рядом матерей. И той земли, которая взрастила. О, русские цветы и тополя! О, русские рассветы и закаты! Родимая, далёкая земля, Мы шлём тебе поклон, Твои солдаты.

Ведущий 1. Наши войска, верные воинской присяге, отправились на чужую землю защищать интересы своего народа и выполнять “интернациональный долг”.

Сколько раз так бывало: войны замышляют отмеченные сединой политики, а в окопах оказываются те, кому по 20-30 лет.

Что было? Как было? И так ли было?

Ведущий 2. В Афганистане победила апрельская революция, и одной дружественной страной у Советского Союза стало больше. Но внутренние противоречия афганского народа остались, одни группы населения воевали с другими, чем умело воспользовались разного рода противники. Афганское правительство многократно обращалось к СССР с просьбой оказать им военную помощь, в чем получало решительный отказ, полагая, что афганцы должны решать свои внутренние проблемы сами. Но все-таки решение о вводе советских войск было принято.

Видеоролик «Моему брату».

Чтец. Туманы над рекою, словно дым,
Кровавые закаты над горами.
Я навсегда останусь молодым.
И буду жить коротким словом «память»
Я буду жить в ромашках придорожных,
В листве берёз, в журчащем ручейке.
В молчанье обелисков осторожном,
В жемчужинах росинок на листве.
И в небесах, промчавшись яркой чёрточкой,
За дальним полем, в темноте ночной
В траву упала голубая звёздочка
И загорелась золотой звездой.
Объята вечность тишиною звонкой,
Тяжёлой, напряжённой тишиной.
Склоняют низко головы потомки
В молчании суровом надо мной.
И надо мной склоняются берёзы
В торжественной и скорбной тишине.
Сияют в небе голубые звёзды
Над каждым из живущих на земле.
Л. Молчанов. Туманы над рекою.

Одновременно с чтецом идет видеоролик о памятниках.

Видеоролик с песней «Помяните меня».

Чтец. Ты поставь мне свечу и взгрустни обо мне, Если я пропаду на чужой стороне, Если я пропаду на ненужной войне, Ты поставь мне свечу и взгрустни обо мне. Дан приказ. Полыхает кровавый рассвет. И неважно, что мне двадцати еще нет. И неважно, что я не хочу убивать. Я – солдат. Чтобы выжить, я должен стрелять. И неважно, что я не хочу умирать. Я – солдат, значит, должен приказ выполнять. Ты поставь мне свечу и взгрустни обо мне, Если я пропаду на чужой стороне, Если я пропаду на ненужной войне, Как о друге хорошем, взгрустни обо мне.

Композиция «Зажгите свечи» (песня, танец и видеоролик).

Ведущий 16. Каждое время рождает своих героев. Но ратный подвиг во все времена стоял на высоком нравственном пьедестале, венчая собой лучшие качества человека - гражданина, патриота.

Ведущий 17. Солдаты войн не начинают, но расплачиваются своей жизнью за ошибки политиков именно они.

Ведущий 16. Чтобы ни говорили, чтобы ни думали, а вы сумели с достоинством и честью пройти огонь боёв и дым пожарищ…

Ведущий 17. Чтобы ни говорили, чтобы не думали, а вы знаете цену, мужской дружбе, закаленной в огне, знаете, как оплакивать потери, вы честны перед совестью и святой памятью.

Ведущий 16.

Что бы ни говорили, а вы пройти сумели Все, что вам отмерила война, И не зря сегодня вы надели Ваши боевые ордена.

Солдат. Мы перед Родиной чисты. Я честно выполнял свой солдатский долг. Слышал, читал: сейчас эту войну называют “грязной”. А как быть с такими чувствами, как чувство Родины, долга. Мы перед Родиной чисты.

Называют нас оккупантами. Что мы там захватили?

Что оттуда вывезли? “Груз двести” - гробы с нашими товарищами”. Что приобрели? Болезни: от гепатита до холеры, ранения, контузии, инвалидности? Мне не в чем каяться. Я помогал братскому афганскому народу. Убежден.

Я вернулся. Я рад, что мы возвратились. Возвратились не только на родную, такую теперь дорогую землю, но и к нормальным человеческим понятиям, к вновь постигнутым человеческим ценностям.

Ведущий 18. Сражения кончаются, а история вечна. Ушла в историю и афганская война. Но в памяти людской ей еще жить долго, потому что ее история написана кровью солдат и слезами матерей. Она будет жить в душах тех, кто в ней участвовал, в стихах и воинских песнях, напоминая о ее трагизме и мужестве советского солдата. Поколение, опаленное ее огнем, как никто усвоило военные и нравственные уроки той героической и трагической афганской войны.

Чтец. Уже идёт которая весна,
Без свиста пуль в афганской круговерти.
Но горы вновь ко мне приходят в снах,
Те горы, на которых море смерти.
Пустыня огрызнулась горячо,
В песках скрывая признак каравана,
Все было, все осталось за плечом,
Но век мне не забыть Афганистана.
Я вспоминаю снежный перевал,
Где выше нас бывали только Боги,
Там редко автомат мой остывал,
И часто в кровь разбиты были ноги.

А память, как в замедленном кино,
Прокручивает фильм воспоминаний:
Друзей, которых нет уже давно,
Ко мне приводит в дом из дальних далей.
Война свои подарки раздала:
Кому звезда на грудь, кому на холмик,
Кого-то развенчала догола,
А кто-то вписан в жизни многотомник.
Пусть десять или двадцать лет пройдет,
И время врачевать умеет раны,
Давайте помнить тех, кто не придет,
Нельзя нам забывать Афганистана.

Ведущий 19. Время - справедливый судья, искусный лекарь. Чем дальше уходит от нас то или иное событие, тем взвешеннее и объективнее должны быть его оценки. Эти ребята не виноваты в том, что попали в Афганистан. Солдат войны не выбирает и не начинает. Но всегда расплачивается самым дорогим, что у него есть, - жизнью за чужие ошибки. Те, кто воевал там, в чужих горах, понимали одно: они воюют за свою страну, защищают южную границу СССР. Выполняют приказ своей Родины.

Ведущий 18. 35 лет минуло с того момента, как советские войска пришли в Афганистан, и уже 25 лет прошло после вывода Ограниченного контингента советских войск с территории южной, некогда соседней нам страны. Мы ушли из Афганистана. Ушли достойно. Но, к сожалению, мы, люди, до сих пор не смогли понять, что не всё и не всегда можно решать с помощью силы. Спустя столько лет после той войны мы не научились «договариваться», «идти на компромисс или на уступки». Мы так и не научились ценить МИР. Но к разуму мира и доброты нас может призвать только Память.

Чтец. Помяни нас Россия в декабрьскую стужу,
Перед тем, как сойдёшься за праздничный стол.
Вспомни тех, кто присяги тебе не нарушил,
Кто берёг тебя вечно и в вечность ушёл.
Помяни нас, засыпанных пеплом и пылью,
Пулемётами врезанных в скальную твердь.

Запиши нас в историю горестной болью.
И рубцом материнское сердце отметь.
Помяни нас, Россия, и злых и усталых,
Одуревших от зноя, без сна, без воды.
Отмеряющих жизнь от привала к привалу,
От звезды до звезды, от беды до беды. Помяни нас, Россия, в извечной печали,
Златорусую косу свою расплетя.
Мы оставшимся помнить и жить завещали,
Жить, как прожили мы, - для тебя!

Песня «Пусть память говорит».

Сценарий подготовили кл. рук. 8-х классов и

Афганская война…

Несмотря на то, что внимание мирового сообщества в большей степени обращено к другим региональным вооруженным конфликтам, афганская проблема до сих пор остается одной из наиболее острых во всем мире.

Если вспомнить, то сначала в СССР войну замалчивали, потом изображали как операции «ограниченного контингента» против отдельных банд в ряде провинций Афганистана. Долго избегали слова «война». Когда же «выполнение интернационального долга» затянулось на годы и превратилось в самую длительную в ХХ веке для нашей страны войну, стали, наконец, говорить о войне, о ее жертвах, о ветеранах и инвалидах Афганской войны.

История двусторонних отношений.

Советский Союз с 1919 года оказывал влияние на Афганистан. Когда в 1919 году после долгой борьбы против британских колонизаторов страна добилась независимости, именно Советская Россия стала первым государством, признавшим этот политический факт.

Несмотря на собственное тяжёлое положение (условия гражданской войны, интервенции и разрухи) Советская Россия предоставила свободному Кабулу миллион рублей золотом, 5000 винтовок и несколько самолётов.

Продолжая выстраивать отношения с восточным соседом, в 1929 году Красная Армия помогла Афганистану в ликвидации пробританского мятежа. Кстати, именно тогда, а не в 1979-м, и состоялся первый ввод советских войск на территорию этой страны.

Всвою очередь, Афганистан отплатил Советскому Союзу преданностью в ключевых политических вопросах: помогал ликвидировать басмаческое движение в 20-30-х годах и, несмотря на игры германских и британских агентов влияния, сохранял чёткий нейтралитет во время Второй Мировой войны.

Решение о вводе советских войск в Афганистан было принято 12 декабря 1979 года на заседании Политбюро ЦК КПСС и оформлено секретным постановлением ЦК КПСС. Официальной целью ввода было предотвращение угрозы иностранного военного вмешательства. В качестве формального основания Политбюро ЦК КПСС использовало неоднократные просьбы руководства Афганистана.

25 декабря 1979 года начался ввод советских войск в ДРА по трем направлениям: Кушка‑Шинданд‑Кандагар, Термез‑Кундуз‑Кабул, Хорог‑Файзабад. Десант высаживался на аэродромах Кабул, Баграм, Кандагар.

Советские войска находились на территории страны с 25 декабря 1979 года; они действовали на стороне правительства Демократической Республики Афганистан.

15 мая 1988 года начался вывод советских войск с территории Афганистана. Операцией руководил последний командующий ограниченным контингентом генерал-лейтенант Борис Громов. 15 февраля 1989 года советские войска были полностью выведены из страны.

Ограниченный контингент советских войск (ОКСВ) оказался непосредственно втянут в разгоравшуюся в Афганистане гражданскую войну, и стал ее активным участником.

В состав Ограниченного Контингента Советских Войск в Республике Афганистан, в период 1979-1989 гг., входили следующие части, соединения и объединения:

40-я Общевойсковая Армия Туркестанского Военного Округа (г. Кабул, бывшая резиденция Амина);

34-й Авиационный Корпус (позже ВВС 40-й армии);

Войска КГБ СССР;

Войска МВД СССР;

Воздушно-Десантные Войска МО СССР;

Части и подразделения ГРУ ГШ;

Аппарат Главного Военного Советника.

В состав советского контингента ВС входили: управление 40‑й армии с частями обеспечения и обслуживания, четыре дивизии, пять отдельных бригад, четыре отдельных полка, четыре полка боевой авиации, три вертолетных полка, одна трубопроводная бригада, одна бригада материального обеспечения и некоторые другие части и учреждения.

В конфликте принимали участие вооруженные силы правительства Демократической Республики Афганистан (ДРА) с одной стороны и вооруженная оппозиция (моджахеды, или душманы) - с другой.

Борьба велась за полный политический контроль над территорией Афганистана. Душманам в ходе конфликта поддержку оказывали военные специалисты США, ряда европейских стран-членов НАТО, а также пакистанские спецслужбы.

Пребывание советских войск в Афганистане и их боевая деятельность условно разделяются на четыре этапа.

1‑й этап: декабрь 1979 г. ‑ февраль 1980 г.

Ввод советских войск в Афганистан, размещение их по гарнизонам, организация охраны пунктов дислокации и различных объектов.

2‑й этап: март 1980 г. ‑ апрель 1985 г.

Ведение активных боевых действий, в том числе широкомасштабных, совместно с афганскими соединениями и частями. Работа по реорганизации и укреплению вооруженных сил ДРА.

3‑й этап: май 1985 г. ‑ декабрь 1986 г.

Переход от активных боевых действий преимущественно к поддержке действий афганских войск советской авиацией, артиллерией и саперными подразделениями. Подразделения спецназначения вели борьбу по пресечению доставки оружия и боеприпасов из-за рубежа. Состоялся вывод 6 советских полков на Родину.

4‑й этап: январь 1987 г. ‑ февраль 1989 г.

Участие советских войск в проведении афганским руководством политики национального примирения. Продолжение поддержки боевой деятельности афганских войск. Подготовка советских войск к возвращению на Родину и осуществление полного их вывода.

14 апреля 1988 года при посредничестве ООН в Швейцарии министрами иностранных дел Афганистана и Пакистана подписаны Женевские соглашения о политическом урегулировании положения вокруг ситуации в ДРА. Советский Союз обязался вывести свой контингент в 9‑месячный срок, начиная с 15 мая; США и Пакистан, со своей стороны, должны были прекратить поддерживать моджахедов.

В соответствии с соглашениями вывод советских войск с территории Афганистана начался 15 мая 1988 года. 15 февраля 1989 года из Афганистана полностью выведены советские войска. Выводом войск 40‑й армии руководил последний командующий ограниченным контингентом генерал‑лейтенант Борис Громов.

По уточнённым данным, всего в войне Советская Армия потеряла 14 тысяч 427 человек, КГБ - 576 человек, МВД - 28 человек погибшими и пропавшими без вести. Ранения и контузии получили более 53 тысяч человек.

Из 11 294 чел., уволенных из армии в связи с ранениями, увечьем и тяжелыми заболеваниями, стали инвалидами 10 751 чел. (95 %), в том числе:

1 группа - 675 чел, 2 группы - 4 216 чел. и 3 группы – 5 863 чел.

Если взять потери только Советской Армии (безвозвратные - 14 427 чел., санитарные - 466 425 чел.), то наибольшими они были на втором этапе боевой деятельности (март 1980 г. – апрель 1985 г.) За 62 месяца они составили 49 % общего числа всех потерь. В целом по этапам боевой деятельности войск потери представлены здесь:

Точное число погибших в войне афганцев неизвестно. Имеющиеся оценки колеблются от 670 тыс. до 2 млн человек.

Вам также будет интересно:

Пророчества и изречения о последних временах
Св. Ипполит Римский (†30.01.268г.) говорит: «Скорбную жизнь оплачет тогда вся земля,...
В оптиной пустыни призывают к евхаристическому общению с латинянами
Проповедь экуменизма в монастыре Оптиной Пустыни Приехали к началу Божественной Литургии в...
Во что же сложить своё добро?
Меня очень позабавила, и я подумал, а чего это у нас нет тем о том, как построить\устроить...
Комментарий оптиной пустыни
Мы с вами являемся свидетелями всеобщей апостасии, охватившей Русскую Церковь. Во главе с...
Мир живет предчувствием конца света… Тому есть множество признаков, но не следует торопить...