Похороны жертв революции 1917. Похороны жертв революции на марсовом поле
Отдых и увлечения. Зачатие и беременность. Что подарить. Значение имени

Ваше высокопреподобие отец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Храм дмитрия солунского на благуше - островок истинной веры

Рубрика старец паисий святогорец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Представительство Православной Церкви Чешских Земель и Словакии

Святитель николай чудотворец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Николай Мишустин и Леонид Перлов — о реальных зарплатах и нагрузках учителей

Смотреть что такое "наша эпоха" в других словарях

Митрополит Антоний (Мельников) Открытое письмо священнику Александру Меню Митрополит Антоний (в миру Анатолий Сергеевич Мельников)

(заявление в школу на отказ от карты учащегося)

олег васильевич щербанюк, православный эксперт

Русская духовная миссия в Иерусалиме объяснила зачем «вскрыли Гроб Господень

BonAqua и AquaMinerale — вода из под крана

Похороны жертв революции 1917. Похороны жертв революции на марсовом поле

Как готовились к похоронам

Из-за споров вокруг места захоронения, а также из-за того, что к назначенному дню не удавалось завершить опознание всех тел, похороны были перенесены не ранее чем на 12 (25) марта. Позже, уже после того, как место похорон было окончательно определено, их переносили еще дважды: сначала на 17 (30) марта, а затем на 23 марта (5 апреля). Еще одной причиной переносов было то, что Военная комиссия Петросовета опасалась повторения Ходынки и требовала дать больше времени на подготовку обеспечения безопасности церемонии. Николай Суханов вспоминал, что накануне похорон “лучшие военные авторитеты” утверждали категорически, что миллионную массу пропустить в течение дня через один и тот же пункт совершенно невозможно”.

Опасались также терактов и иных диверсий. “Биржевые ведомости” писали: “Сообщили накануне 17 (30. - Прим. ТАСС) марта, будто в штабелях дров, сложенных на Марсовом поле, стоят пулеметы, приготовленные сторонниками старого

режима для расстрела народа. Накануне похорон в течение целого дня к коменданту Таврического дворца поступали донесения, будто на Садовой и где-то на Мойке на крышах расставлены пулеметы. Конечно, никаких пулеметов не нашли. Сообщали, будто под самые братские могилы подведены мины и якобы хотят взорвать все Временное правительство. Проверили и это - также оказалось выдумкой. Но на всякий случай, еще за день до похорон, проезд через Марсово поле был закрыт”.

В день похорон на крышах и у слуховых окон всех домов, выходящих на Марсово поле, была выставлена охрана из числа солдат и рабочих. По маршрутам следования траурных процессий было решено держать на запоре все дома, и в особенности чердаки. В ночь накануне похорон все они были осмотрены и запечатаны, и старшие дворники были предупреждены, что “за сохранность печатей они несут личную ответственность”, а в домах были организованы “правильные дежурства жильцов”.

Милиция обеспечивала порядок в этот день не только без патронов, но и вообще без оружия. “Это, с одной стороны, гарантирует нас от случайной, бессмысленной стрельбы, а с другой - даст уверенность, что всякий выстрел, который раздастся на улице, есть выстрел провокационный”, - говорил общественный петроградский градоначальник Вадим Юревич. Главнокомандующий войсками Петроградского округа генерал Лавр Корнилов также отдал приказ “всем войскам, принимающим участие в процессиях и находящимся в заставах, быть с винтовками, но без патронов”.

Из-за того, что много времени было потрачено на определение места захоронения, чтобы успеть к назначенной дате, работы на Марсовом поле пришлось вести круглосуточно. В них участвовали около тысячи рабочих и солдат петроградского гарнизона. Мерзлую, а в некоторых местах еще и зацементированную землю сначала взрывали, а затем копали вручную. В итоге в центре площади были выкопаны четыре братские могилы, каждая в форме буквы “г”. Работы были завершены лишь накануне церемонии - 22 марта (4 апреля). Как писали вечером этого дня “Биржевые ведомости”, “публика стекается к Марсову полю и своим праздным любопытством только мешает работе”.

В день похорон в городе были остановлены заводы и закрыты магазины, а также прекращено трамвайное и автомобильное движение. Единственными, кто продолжали трудиться, были пекари. Накануне дня церемонии Петроградский Совет даже выпустил “Обращение к булочникам и пекарям Петрограда”. Очевидно, люди еще слишком остро помнили хлебный дефицит, который и стал одним из поводов к началу Февральской революции.

Как уже было сказано выше, для организации похорон Петросоветом была создана отдельная комиссия. Николай Суханов сохранил весьма яркое воспоминание о докладе представителя этой комиссии на заседании Совета: “От ее (комиссии. - Прим. ТАСС) имени выступал студент какого-то специального заведения, специально прикомандированный ко всяким церемониям и торжествам. Необыкновенно длинный человек с необыкновенно узкими плечами, этот похоронный студент всегда появлялся на горизонте во всех таких случаях и, неподвижно стоя на кафедре, глухим замогильным голосом докладывал распорядок и технику церемоний…”

Свернуть Подробнее




Как хоронили

Время отправления процессий из шести разных районов города было установлено таким образом, чтобы они прибывали на Марсово поле не одновременно, а одна за другой. А маршруты процессий были рассчитаны так, чтобы они нигде не пересекались, и при этом все прибывали на площадь со стороны Садовой улицы.

Газета “Речь” писала, однако, что в день похорон в какой-то момент “три процессии, шедшие из разных концов города по направлению к Марсову полю, одновременно подошли к углу Невского и Садовой”. “Казалось, что сейчас

неминуемо замешательство, что еще одно мгновение - и три огромные процессии смешаются в общую кучу. Но внезапно откуда-то появился стол, на него стал распорядитель, сделал знак белым флагом - и все три процессии мгновенно остановились. После этого распорядитель - при помощи того же белого флага - пропустил сначала одну процессию, потом другую и, наконец, третью”. Из-за подобных остановок участникам почти каждой из процессий пришлось провести на ногах по несколько часов, однако и это не нарушило царившего в тот день в городе абсолютного порядка.

Подробно были прописаны и маршруты, по которым процессии возвращались в свои районы, так как колонны должны были двигаться к выходу, передав гробы в руки рабочих, непосредственно осуществлявших захоронение, и не только не останавливаясь, но даже не замедляя шага. Останавливаться у могил разрешалось лишь родственникам погибших. С безостановочным прохождением процессий через Марсово поле, кстати, связан тот факт, что в этот день над могилами не было произнесено ни одной речи.

Схема движения траурных процессий была утверждена лично командующим Петроградским военным округом генералом Лавром Корниловым. Частям петроградского гарнизона был отдан приказ об участии в церемонии в полном составе и ее охране. В траурной процессии, как писала газета “Речь”, шли и “чины главного штаба во главе с офицерами с огромными красными знаменами”.

Для координации процессий были проложены 52 телефонные линии между наблюдательными пунктами. Отдельная телефонная линия была проведена в Петропавловскую крепость на противоположном берегу Невы: при опускании в могилу каждого гроба распорядитель взмахивал флажком, и телефонист передавал сообщение в крепость, где похороненного провожали выстрелом из орудия. Как писал посол Франции в России Жорж Морис Палеолог, “усиливая трагический эффект, ежеминутно в крепости грохочет пушка”.

Усиливая трагический эффект, ежеминутно в крепости грохочет пушка

Жорж Морис Палеолог
посол Франции в России

Желающие попасть на Марсово поле в день похорон не в составе процессий должны были иметь специальные пропуска. Временное правительство получило лишь 12 таких пропусков (по числу министров), Государственная дума - 10, а вот Петросовет, в котором на тот момент было свыше тысячи человек, получил право присутствовать на похоронах в полном составе.

Единственным из членов Временного правительства, кто не явился на Марсово поле в этот день, был министр юстиции Александр Керенский, который “занемог”. Многие современные историки усматривают в этом его стремление сохранить свой статус “заложника демократии” и не делать выбор, с кем являться на церемонию - с министрами Временного правительства или членами Петросовета, товарищем председателя которого он также был.

Всевозможных колонн в тот день было великое множество: заводские, колонны воинских частей, учебных заведений, профессиональные, партийные, национальные, колонны организаций и комитетов. Была даже отдельная колонна слепых, которые, по утверждению “Биржевых ведомостей”, “крепко держась под руки, уверенно шли по скользкой мостовой”.

Судя по всему, между колоннами существовало негласное соревнование за
лучшие знамена. Самые выдающиеся из них по распоряжению главного распорядителя похорон Исидора Рамишвили оставляли на Марсовом поле, и “к трем часам могила борцов, павших за свободу, была обнесена тремя рядами особо богатых и выдающихся знамен и грандиозных плакатов”. На следующий день все знамена, оставленные на Марсовом поле, были перенесены в находящийся поблизости Мраморный дворец и выставлены в его парадных залах.

Александр Бенуа, кстати, вспоминал, как на одно из заседаний “комиссии Горького” перед похоронами “явился Шагал, встревоженный возложенным на него поручением расписать знамена, которые должны фигурировать в погребальном шествии”. Выполнял ли Шагал в итоге это поручение или нет, неясно, но, видимо, все-таки нет.

Едва ли не все в день похорон было окрашено в красный цвет. Красными были не только большинство знамен и транспарантов, но и ленты и банты распорядителей и гробовщиков, а также ленты, на которых гробы спускали в могилы, и, наконец, сами гробы, обитые кумачом. Красным были обтянуты даже колонны фасада казарм Павловского полка, выходивших на Марсово поле. Вторым по популярности был, конечно же, черный цвет, также присутствовавший на многих знаменах и транспарантах.

Большинство источников оценивают общее число участников похорон на Марсовом поле в 800 тысяч. При этом, по данным однодневной переписи, проведенной в Петрограде в марте 1917 года, все население столицы составляло на тот момент 2,5 миллиона человек.

Траурные мероприятия продолжались с половины десятого утра до ночи. Хвост последней процессии - Московского района - достиг площади лишь около одиннадцати часов вечера. На тот момент поле уже освещалось прожекторами, а участники процессии шли с факелами в руках.

Из-за того, что церемония завершилась так поздно, могилы было решено оставить открытыми до утра. Их обнесли забором и выставили у них усиленный почетный караул.

Как писали вечером следующего дня "Биржевые ведомости", "с утренними поездами прибыли опоздавшие депутации из провинции", которые "побывали на братских могилах и отдали свой последний долг борцам, павшим за свободу". Газета также сообщала, что гробы были "расставлены в несколько ином, чем вчера, порядке". Чтобы их не раздавило "напором земли", а также из "гигиенических санитарных соображений", могилы было решено залить бетоном. В этот день на Марсово поле вновь стекалась публика, но ее уже не допускали к могилам.

Свернуть Подробнее

Движение траурных процессий в день похорон
жертв революции в Петрограде

Процессия Васильевского острова начинает движение от больницы Марии Магдалины. Процессия района Петроградской стороны начинает движение от Петропавловской больницы.

Процессия Нарвского района начинает движение с Нарвской площади.

Голова процессии Васильевского острова достигает Марсова поля.

Процессия Выборгского района начинает движение от Военной Медицинской Академии.

Процессия Невского района начинает движение от Николаевского Военного Госпиталя.

Хвост процессии Васильевского острова покидает Марсово поле, на него вступает голова процессии района Петроградской стороны.

Процессия Московского района начинает движение от Обуховской больницы.

Хвост процессии района Петроградской стороны покидает Марсово поле, на него вступает голова процессии Выборгского района.

Хвост процессии Выборгского района покидает Марсово поле, на него вступает голова процессии Нарвского района.

Хвост процессии Нарвского района покидает Марсово поле, на него вступает голова процессии Невского района.

Хвост процессии Невского района покидает Марсово поле, на него вступает голова процессии Московского района.

Хвост процессии Московского района достигает Марсова поля.

Процессии

  • Васильевского острова
  • Выборгского района
  • Петроградской стороны
  • Невского района
  • Нарвского района
  • Московского района













Участие Церкви

Возможно, самым знаменитым заблуждением про “красные похороны” на Марсовом поле является утверждение, что они проводились абсолютно без участия церкви. Распространению этого заблуждения немало способствовал Жорж Морис Палеолог, который утверждал в своем дневнике, что на похоронах не было “ни одного священника, ни одной иконы, ни одной молитвы, ни одного креста” и что “впервые великий национальный акт совершается без участия церкви”. Однако это не так.

Духовенство действительно неоднократно подавало прошения об участии в церемонии, и все эти просьбы были отклонены Советом рабочих и солдатских депутатов. Похороны должны были пройти без “централизованных”

заупокойных молитв, из-за чего, в частности, в них отказались участвовать казаки. Но родственники погибших могли заранее заказать церковную панихиду “по их убеждению”, а священникам военных храмов было предписано в этот день совершить в них заупокойные богослужения.

Известно также, что, например, на Петроградской стороне, в часовне Петропавловской больницы, где находились тела восьми погибших, начиная с шести часов вечера накануне похорон служили панихиды, и одна группа молящихся сменяла другую. “Здание часовни с трудом могло вместить всех желающих проститься с жертвами революции”, - говорится в “Альбоме великих похорон жертв революции в Петрограде”. Там же сказано, что сигналом к выносу тел из покойницкой больницы святой Марии Магдалины на Васильевском острове была “команда “на молитву”. “С колоколен некоторых церквей при проходе процессии (Василеостровского района. - Прим. ТАСС) раздается густой похоронный звон”, - писала газета “Речь”.

Кроме того, на следующий день после похорон, 24 марта (6 апреля), по просьбе родственников погибших причт находящегося рядом с Марсовым полем храма Спаса на Крови совершил крестный ход к братским могилам и провел над ними заочное отпевание, на котором присутствовало множество жителей города. 11 (24) апреля, на Радоницу - день поминовения усопших - на Марсово поле вновь шли крестные ходы и в течение всего дня служили панихиды. В День святой Троицы 21 мая (3 июня) к братским могилам вновь пришел 300-тысячный крестный ход от нескольких церквей.

Свернуть Подробнее


“Красные похороны”
в других городах

К моменту похорон жертв революции в Петрограде в ряде других городов уже прошли похороны участников местных восстаний или земляков, погибших в столице. Так, 4 (17) марта в Москве на Братском кладбище (сейчас на его месте находится Мемориальный парк героев Первой мировой войны) похоронили трех солдат, погибших в дни революции. В городе были закрыты все магазины и даже банки. На Арбатской площади прошел траурный митинг, а у памятника Минину и Пожарскому на Красной площади отслужили молебен “о даровании России свободы”. По пути на кладбище процессия, в которой принимали участие 70 тысяч человек, несколько раз останавливалась для проведения коротких заупокойных служб.

7 (20) марта проходили похороны в Кронштадте. Как и в Москве, на них сочетались элементы церковных и “революционных” панихид. Отпевание погибших проходило в огромном Морском соборе, под своды которого в этот день внесли множество

красных флагов. Один из участников событий утверждал, что, когда совершавший отпевание священнослужитель обратился к толпе с призывом к общенациональному примирению, один из матросов якобы выкрикнул: “Революции с богом не сделать! Главные враги революции - это попы!” - и ударил священника прикладом. К этому свидетельству, однако, следует относиться с большой осторожностью. Существует и такое воспоминание о похоронах в Кронштадте: “Один дьякон выступил, чтобы расстрелянных монархистов также похоронить. Товарищ Железняков снял с себя сумку с патронами и избил ею дьякона, которого тут же отправили в поликлинику”.

17 (30) марта прошли похороны двух революционеров в Гельсингфорсе (Хельсинки). В них, по оценкам местного Совета (впрочем, скорее всего, завышенным), приняли участие 120 тысяч человек.

Хотя первоначально запланированные на 10 (23) марта похороны в Петрограде не состоялись, в этот день по всей России также прошли назначенные “параллельно” похоронам митинги, парады и молебны. В Москве в этот день, например, были остановлены некоторые заводы. Жертв революции вспоминали в Киеве, Одессе, Самаре, Риге, Симбирске и других городах.

Похороны жертв революции в Петрограде, в свою очередь, породили целую волну перезахоронений героев первой русской революции 1905–1907 годов и других “борцов”, казненных “старым режимом”. Так, в Севастополе провели торжественное перезахоронение останков 11 матросов, расстрелянных в 1912 году, а повторное погребение праха лейтенанта Петра Шмидта и трех его сослуживцев на Черноморском флоте стало событием почти государственного масштаба. В Одессе останки лейтенанта, совершавшие своего рода “тур” по черноморским портам, встречало едва ли не все население города с архиерейским хором и архиепископом Херсонским и Одесским, который лично служил торжественную панихиду, а митинги продолжались весь день.

В Севастополе, куда гробы были возвращены из Одессы, останки также встречал фактически весь город. Им салютовали корабли Черноморского флота с приспущенными флагами, а на флагмане был поднят сигнал "Вечная память борцам за свободу, павшим в 1905 году". Торжественную процессию с гробами возглавлял тогда лично командующий флотом, будущий лидер Белого движения адмирал Александр Колчак.

Свернуть Подробнее

Историческая судьба
“красных похорон”

Похороны жертв Февральской революции на Марсовом поле задумывались как грандиозная манифестация, и она удалась. Марсово поле с первых же дней после похорон стало едва ли не главной политической площадкой Петрограда, а то и всей страны: уже 4 (17) апреля над братскими могилами проходила демонстрация, посвященная пятой годовщине Ленского расстрела.

Однако история распорядилась по-своему. Как Февральская революция затмилась в памяти народа Октябрьской, так и братские могилы Марсова поля, которое с 1918 по 1944 год даже называлось площадью Жертв Революции, уступили позицию главного революционного пантеона могилам у кремлевской стены.

А ведь во время похорон жертв Октябрьской революции в Москве буквально по пунктам был воспроизведен петроградский сценарий. Накануне похорон вновь ждали “погромов” и “контрреволюционных выступлений”, но ничего этого не произошло. Точно так же была создана особая похоронная комиссия, местом захоронения вновь и в спешке был выбран центр города, руководимые распорядителями траурные процессии точно так же формировались по районам, и был разработан церемониал с указанием их маршрутов и расписания. В день похорон были закрыты все фабрики и магазины, остановлено трамвайное движение. И, конечно же, было еще больше красных гробов и еще меньше священников.

23 марта состоялись общегосударственные похороны жертв старого режима - борцов за революцию . Официальное название празднества было: «День воспоминания о жертвах Революции и всенародный праздник Великой Русской Революции на все времена».

Регистрационное справочное Бюро Всероссийского союза городов сообщало о 1443 жертвах революции (в том числе полицейские, выступавшие на стороне царизма, - 11 убитых и 50 раненых). Среди них: воинских чинов 869 (из них 70 убитых), рабочих 237 (убитых 22); учащихся высших учебных заведений 25 (убитых 5); других граждан 251 (из них детей 20; убитых 60, в том числе 5 детей).

Хоронить погибших в Петербурге решили на Марсовом поле . При царе там проводили парады, к тому же там были казармы гвардейского Павловского полка, солдаты которого первыми перешли на сторону революции.

По замыслу, все желающие (а это была практически половина двухмиллионного города) должны были пройти мимо братских могил на Марсовом поле. Перед похоронами было множество опасений, что это невозможно, что трудно будет сохранить порядок, что будут провокации, получится очередная Ходынка и т. п.

Член Исполкома Петроградского Совета Николай Суханов так описывал проблемы подготовки к похоронам:

«Боялись, конечно, провокации и Ходынки. Черная сотня как-никак еще существовала. Воспользоваться стечением всего революционного Петербурга, устроить провокационную панику, массовую давку, стрельбу и сыграть на этом во время смятения еще неустойчивых умов - это могло быть очень соблазнительно для потерпевших темных сил, куда-то исчезнувших с открытого горизонта…

С другой стороны, «лучшие военные авторитеты» утверждали категорически, что миллионную массу пропустить в течение дня через один и тот же пункт совершенно невозможно. Говорили, что это окончательно и бесповоротно доказано и теорией, и практикой массовых передвижений войск. Между тем в похоронах должен был принять участие весь петербургский пролетариат, весь гарнизон, и собиралась на похороны также вся обывательская и интеллигентская масса, горевшая первым энтузиазмом…

Обеспечить порядок приходилось в полном смысле самому населению, и приходилось положиться на его сознательность и самодисциплину. Молодая милиция и громоздкий, разбухший, совершенно неопытный в этих делах гарнизон сами по себе ничего не могли сделать. Зато, если бы все сошло хорошо, это был бы блестящий экзамен и новая огромная победа петербургской демократии».

Но все опасения были напрасны. В «Известиях Петроградского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов» от 25 марта похороны описывались следующим образом:

«С раннего утра рабочее население Петербурга вышло на улицы и выстроилось по заранее выработанному плану. Стройными колоннами двинулось шествие со всех окраин города на Марсово поле, где было вырыто 4 больших могилы. Колонна за колонной проходили мимо могил районы, склоняя свои знамена. Лозунги знамен: «Вечная память погибшим борцам!», «Да здравствует демократическая республика!», «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», «Да здравствует европейская революция!» и т. д.

В 2 часа дня показался грандиозный Выборгский район с наибольшим количеством жертв. Процессия этого района растянулась на 5 верст. Нарвский район мог быть пропущен к могилам только в 4 часа. В этой процессии шли в полном своем составе рабочие Путиловского завода в количестве 30 тыс. человек; здесь же следовали полуроты Измайловского и Петербургского гвардейских полков, гвардии 3-го стрелкового полка, 176 пехотного запасного полка, Петербургского и Царскосельского гарнизонов. На могилах произносились речи политического характера. После похорон в различных местах города произошли митинги».

В 9:30 утра, т. е. за полчаса до назначенного срока, у Марсова поля со стороны Садовой улицы показалась Василеостровская процессия. Во главе ее шел оркестр Финляндского и Кексгольмского полков. За ними колыхалось огромное знамя, и солдаты несли на руках 4 красных гроба, украшенных цветами. <…>

Василеостровский район отнял два с половиной часа. <…>

Петроградский район.

Начинается вынос тел из Петропавловской больницы. Взоры прикованы к больничным воротам. Появляется первый гроб - все обнажают головы. На красной стенке гроба отчетливо виднеется крупная черная надпись: «Павшим борцам». <…> Второй, третий… 8 красных, как кровь, гробов.

Процессия трогается в путь. Оркестры играют, «Марсельезу», колышутся знамена. В час дня процессия приблизилась к братской могиле…

Выборгский район.

Район должен был двинуться от здания Военно-Медицинской академии в 10 час. утра. Сотни знамен стеклись к этому часу на Нижегородскую улицу. Во главе процессии, вслед за пятьюдесятью одним красным гробом, вынесенным из церкви академии под стройные звуки похоронного марша, поместилась боевая рота Московского полка, а вслед за ней оркестр Р. С.-Д. Р. П., составленный из кронштадтских матросов, членов нашей партии… Выстраиваются стройные колонны… Много старых, знакомых товарищей; некоторые из них вернулись только что из ссылки, с поселения, с каторги… <…>

В 4 ч. дня к Марсову полю подошла процессия Нарвского района с оркестром Измайловского и Петроградского полков. Эта процессия принесла 29 гробов в братскую могилу.

Путиловский завод представил особенно внушительную картину… рабочие этого завода в количестве до 30 000 человек стройно прошли перед братской могилой.

Невский район.

В 5:15 раздались новые выстрелы из Петропавловской крепости - это пришел Невский район. В этой процессии было 40 гробов.

Совершенно случайно Невский район оказался самым большим, благодаря тому, что в него влились прибывшие рабочие Колпинского завода в количестве до 40 тысяч человек.

Последней на Марсово поле прибыла манифестация Московского района.

День уже склонялся к вечеру, и солнце бросало последние отблески на 45 красных гробов, принесенных из Обуховской больницы.

Хвост этого района прошел мимо братской могилы в одиннадцатом часу вечера. Так как было уже совсем темно, то специально было проведено пять прожекторов, которые освещали все поле. Кроме того, процессия шла с факелами и освещала путь.

Глубоко за полночь кончились шествия мимо братской могилы.

По приблизительному подсчету, мимо братских могил на Марсовом поле прошло не менее 800 000 человек».

В Москве в некоторых учреждениях и на вокзалах железных дорог были совершены панихиды по жертвам революции, похороны которых происходили в Петербурге. На фабриках и заводах целый день проходили митинги. Подобные же мероприятия проходили по всей России, в особенности в крупных городах - Одессе, Киеве, Симбирске (Ульяновске) и других. Всюду в день похорон проходили грандиозные манифестации солдат, железнодорожных служащих, рабочих и граждан всех сословий.

Революционер Владимир Войтинский вспоминал:

«23 марта рабочие и солдаты Петрограда хоронили своих товарищей, павших в дни Февральской революции. Это были не просто торжественные похороны - это была манифестация, равной которой еще не бывало в России, это был смотр сил победившей революции. В моих воспоминаниях о 1917 годе, где так мало светлых страниц, я должен отметить этот ничем не омраченный день единения демократии.

С утра до вечера со всех окраин двигались к центру города и на Марсово поле несметные толпы с красными знаменами. Шли стройными рядами, как бегущие одна за другой волны в море. Помню, на Знаменской площади я поднялся на ступени памятника Александру III - отсюда колонны манифестантов казались бесконечными. Заводские знамена с портретами Маркса, Энгельса, Лассаля, с изображениями братски обнявшихся рабочего и солдата, с вышитыми золотом по алому бархату призывами пролетариев всех стран к объединению. Иные знамена были украшены золочеными кистями, и в этой расточительности было что-то бесконечно трогательное, наивное, праздничное.

За заводами шли полки, за солдатами - снова рабочие, мужчины и женщины, старые, молодые, подростки. Порой над толпой раздавалось пение - проходил рабочий хор, сотни голосов согласными, дружными звуками рабочего гимна провожали в братскую могилу плывшие над головами манифестантов покрытые цветами и зеленью фобы жертв революции. Порядок был изумительный - это должны были признать самые непримиримые враги Советов.

Буржуазно-интеллигентская публика в манифестации почти не участвовала. Но на улицах был в этот день «весь» Петроград, колонны солдат и рабочих проходили мимо шпалер толпившейся на тротуарах публики - и на стороне манифестантов в этот день было всеобщее сочувствие, и оно придавало особую торжественность, внушительность этому смотру сил Петроградского совета…»

«Бродил по улицам, смотрел на единственное в мире и в истории зрелище, на веселых и подобревших людей, кишащих на нечищеных улицах без надзора. Необычайное сознание того, что все можно, грозное, захватывающее дух и страшно веселое. Может случиться очень многое, минута для страны, для государства, для всяких «собственностей» - опасная, но все побеждается тем сознанием, что произошло чудо и, следовательно, будут еще чудеса. Никогда никто из нас не мог думать, что будет свидетелем таких простых чудес, совершающихся ежедневно.

Ничего не страшно, боятся здесь только кухарки. Казалось бы, можно всего бояться, но ничего страшного нет, необыкновенно величественна вольность, военные автомобили с красными флагами, солдатские шинели с красными бантами, Зимний дворец с красным флагом на крыше. Выгорели дотла Литовский замок и Окружной суд, бросается в глаза вся красота их фасадов, вылизанных огнем, вся мерзость, безобразившая их внутри, выгорела. Ходишь по городу как во сне. Дума вся занесена снегом, перед ней извозчики, солдаты, автомобиль с военным шофером провез какую-то старуху с костылями (полагаю, Вырубову - в крепость). Вчера я забрел к Мережковским, которые приняли меня очень хорошо и ласково, так что я почувствовал себя человеком (а не парием, как привык чувствовать себя на фронте). Обедал у них, они мне рассказали многое, так что картина переворота для меня более или менее ясна: нечто сверхъестественное, восхитительное. <…>

Вся Литейная и весь Невский запружены народом, матросы играют марш Шопена. Гробы красные, в ту минуту, когда их опускают в могилу на Марсовом поле, производится салют с крепости (путем нажатия электрической кнопки).

Сейчас пойду на улицу - смотреть, как расходятся»

Максим Горький так описал свои впечатления от этого дня:

«Силой, которая всю жизнь крепко держала и держит меня на земле, была и есть моя вера в разум человека. До сего дня русская революция в моих глазах является цепью ярких и радостных явлений разумности. Особенно мощным явлением спокойной разумности был день 23-го марта, день похорон на Марсовом поле.

В этом парадном шествии сотен тысяч людей впервые и почти осязательно чувствовалось - да, русский народ совершил революцию, он воскрес из мертвых и ныне приобщается к великому делу мира - строению новых и все более свободных форм жизни!

Огромное счастие дожить до такого дня!

И всей душой я желал бы русскому народу вот так же спокойно и мощно идти все дальше, все вперед и выше, до великого праздника всемирной свободы, всечеловеческого равенства, братства!»

Не плачьте над трупами павших борцов,

Погибших с оружьем в руках,

Не пойте над ними надгробных стихов,

Слезой не скверните их прах!

Не нужно ни гимнов, ни слез мертвецам,

Отдайте им лучший почет:

Шагайте без страха по мертвым телам,

Несите их знамя вперед!

С врагом их, под знаменем тех же идей,

Ведите их бой до конца!

Нет почести лучшей, нет тризны святей

Для тени достойной борца!

Сразу за стихотворением была размещена статья Льва Каменева с многозначительным заголовком «Не последние»:

«Обнажая головы перед гробами павших борцов за свободу, вспоминая с горькой мукой тех, кто погиб, не дождавшись дней победы, - одним обязаны мы перед светлыми тенями положивших жизнь свою за други своя: правдой.

Горька и сурова эта правда.

При глухом молчании большинства, запуганного и обессиленного царизмом, в течение столетия шли на муки и смерть лучшие люди России. Мощный взрыв народного негодования не остановил руки тех, кто вешал декабристов, кто поставил под расстрел петрашевцев, кто взвел на эшафот Желябова, Перовскую, Ульянова, кто исстрелял десятки и сотни рабочих, солдат, матросов и крестьян в 1906-7 гг. И когда у позорного столба стоял на площади Петербурга великий русский демократ и революционер Чернышевский, - лишь одна женская рука бросила к подножью его эшафота букет красных цветов.

Сегодня не то. Миллионная масса пришла к свинцовым гробам погибших борцов, чтобы почтить их жертву за свободу. Миллионы людей в России провозгласят славу тем, кто своей борьбой завоевал свободу. Но погибшим не надо почета, и всякая благодарность ниже их подвига. Другое сказали бы, другое потребовали бы погибшие за столетие борьбы борцы.

«Борьба не кончена, - сказали бы они.- Мы не последние жертвы, которые принесет человечество в своем движении к истинной свободе и истинному равенству. Не последние жертвы мы и в России, где закрепление плодов революции и их расширение потребуют еще и еще новых жертв. Не дайте же повториться истории! Плотным кольцом окружите тех, кто пойдет по нашему пути, и, когда придет час новых битв, будьте с ними! Не почета после кровавой битвы, а поддержки во время ее требуем мы от тех, кто сейчас пришел к нашей могиле. Пусть никогда больше не повторится позорная для свободного народа картина гибели его передовых борцов при равнодушном молчании граждан! Пусть радость достигнутых побед не заслонит перед вами вашей обязанности стать на защиту революционных приобретений народа!»

Нет ныне в России власти выше власти восставшего народа. Да не иссякнет его революционная страсть! Да не ослабнет его революционный энтузиазм! Да пребудет миллионная масса, собравшаяся вокруг гробов павших, армией революции и, разойдясь после похорон, да не превратится она в обывательскую массу, за которую гибнут передовые борцы!

Не последние жертвы на пути к всенародному счастью хороним мы сегодня. Но тем меньше будет их впереди, чем крепче сплотимся мы вокруг поднятых ими красных знамен революции.

Стойте стойко вокруг этих знамен, всей своей массой защищайте их, будьте той же миллионной массой, когда придется в тяжкие дни борьбы отстаивать их от враждебных сил, какой вы сейчас явились на светлый праздник свободы, - вот завет павших».

Многие фронтовые воинские части 23 марта прислали в Петербург свои делегации. Некоторые из них выступали на фабриках и заводах в поддержку большевистских лозунгов, в особенности по части отношения к войне.

«Известия Петроградского Совета» 23 марта опубликовали «Основную программу Совета Солдатских Депутатов» , составленную 109 дивизией и несколькими частями действующей армии. В ней выдвигались требования немедленного заключения мира и контроля над операционной частью со стороны солдатских исполнительных комитетов. Составители программы заявляли, что готовы поддерживать Совет всеми возможными средствами.

Прошедший в Кронштадте 23 марта митинг принял резолюцию, требующую окончательного уничтожения капиталистического строя и установления диктатуры пролетариата.

Солдаты, служащие в военных управлениях и канцеляриях Петербургского гарнизона, объявили о создании Соединенного Комитета, настроенного враждебно к Петроградскому Совету.

Среди солдатских групп также выделяется «Родина и Народная Армия», обратившаяся ко всей армии с призывом поддержать такие требования:

«1) довести войну до полного обеспечения завоеванной народом и армией свободы;

2) освободить разрушенные и угнетенные Польшу, Украину, Сербию, Армению, Румынию, Бельгию и Эльзас-Лотарингию;

3) предоставить освобожденным от германского ига народам право на полное самоопределение».

На прошедшей в Москве 23 марта конференции Партии народных социалистов была принята резолюция, утверждающая, что войну нужно вести до тех пор, пока не будет уничтожена опасность, угрожающая российской свободе со стороны Германии. Настаивать на мире во что бы то ни стало нельзя - необходимо, чтобы немцы отказались от аннексий, политической гегемонии и обогащения за счет других государств. Временное Правительство должно только объявить, что наши военные действия не несут никаких завоевательных целей.

«Конференция выражает готовность энергично поддерживать Временное правительство в осуществлении обнародованной нм программы и вместе с тем считает пагубным для успеха революции и для защиты страпы попытки каких-бы то ни было организаций присвоить себе функции правительственной власти».

Свой взгляд на цели войны 23 марта высказал репортерам газет министр иностранных дел Временного правительства Милюков :

«Освобождение славянских народностей, населявших Австро-Венгрию, объединение итальянских, румынских земель, образование чешско-славянского и сербско-хорватского государства, слияние украинских земель Австро-Венгрии с Россией - таковы задачи будущего мирного конгресса.

Если мы, русские, претендуем на обладание Константинополем и проливами, то этим мы ничуть не посягаем на национальные права Турции, и никто нам не в праве бросить упрек в захватных тенденциях. Обладание Царьградом всегда считалось исконной национальной задачей России. Нейтрализация проливов, была бы безусловно вредной для наших национальных интересов».

Приведу здесь отрывки из дневника А. Н. Бенуа о том, как вообще появилась эта идея захоронения жертв Февральской революции на Марсовом поле. Когда-то эти отрывки были выложены у меня на Фрагментах, но не грех и заново выложить, тем более об этом .

Понедельник, 6/19 марта

<...>И снова тревога, так как, по слухам, хоронить "жертв революции" собираются на площади Зимнего дворца, где со временем предполагается соорудить грандиозный памятник. Ввиду этого памятника так и захлопотали господа архитекторы. Тут является и опасность, как бы стотысячная толпа, которую привлечет погребальное шествие, под влиянием каких-либо шалых демагогов не ринулась бы на самый дворец и заодно на Эрмитаж! Экстренно мной вызванный Горький согласился сам съездить в Совет Рабочих Депутатов урезонивать "товарищей". Он предложит им площадь Казанского собора, которая была ознаменована столько <раз> революционными выступлениями и среди которой когда-то уже стоял памятник в виде обелиска. Нечто подобное можно было бы соорудить и теперь... <...>

<...>И на сей раз, появившись среди нас, он вещал, однако говорил определенно вещи к делу не относящиеся. Так, например, возмущаясь тем, что "жертв" собираются хоронить "среди города", он нашел, что это "нечистоплотно"! Мы его попросили съездить в С.Р.Д. (на обещанном автомобиле Гржебина) и снова попытаться уговорить "гробокопателей" (как их называет Яремич) поискать другого места, нежели подножие Александровской колонны. Однако час спустя он уже оттуда вернулся ни с чем и очень смущенный: ему даже вообще не удалось "добиться слова"! Вообще, считается, что будет трудно добиться перерешения вопроса, по которому высказалось единогласно (о кошмар коллективных решений!) тысяча четыреста голосов!<...>

<...>Вечером заседание - вторичное entrée <выступление (фр.)> "архитектурных клоунов": Женьки Шретера, Рудницкого и их сподвижников - все из-за злополучной затеи с погребением "жертв". Они вцеплись в этих покойничков, как голодные в мешки с мукой, и готовы перегрызть горло тем, кто у них отнял бы добычу. С нашей стороны особенно горячился Коля Лансере. Шретер потерял, наконец, всякое самообладание и вылетел из собрания, грозясь, что он откажется совсем от работы (над памятником) и тем самым натравит на нас всех уже подряженных на рытье могил рабочих! По уходе их у Фомина возник очередной "гениальный" план, как отвести беду, но пока он это держит в секрете.<...>

<...>Нашу комиссию застал в приподнятом настроении, вызванном той победой, которую удалось одержать Фомину в собрании Р. и С. Депутатов (состоявшемся в Михайловском театре). В сотрудничестве с передавшимся на нашу сторону Рудневым наш архитектурный fa presto <скорый на руку человек; букв.: делай быстро (ит.)> смастерил огромные картины - проекты фантастических памятников "жертвам", однако не на площади Зимнего дворца, а на Марсовом поле, и это произвело такое впечатление, что наконец "товарищи" сдались и решили, что погребение состоится там. Таким образом, стратажем, который втайне Фомин готовил, удался вполне! И как раз тут же явился Шагал, встревоженный возложенным на него поручением расписать знамена, которые должны фигурировать в погребальном шествии. Я убеждал его (и других) не впутываться в это дело, ибо и времени недостаточно (похороны назначены на 16-е), да и вообще такая задача не по силам "комнатным" художникам. Однако Добуж<инский> и Нарбут тут же размечтались о каком-то "море красных флагов"<...>

К 85-ЛЕТИЮ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО АРХИВА КИНОФОТОДОКУМЕНТОВ г. КРАСНОГОРСК

В настоящее время не ослабевает интерес к истории Февральской революции 1917 г., но при этом не уделяется должного внимания аудиовизуальным источникам. Кинофотодокумент, в основном, выступает как иллюстративный или дополнительный материал к источнику письменному, хотя научно-методическое обеспечение уже имеется. Проблемам архивоведческого и источниковедческого анализа кинофотодокументов, определению их как источника посвящены работы В.М. Магидова, В.Н. Баталина, Г.Е. Малышевой. Траурная церемония в Петрограде 23 марта 1917 г. освещается в монографии Б.И. Колоницкого. Отмечая важное значение «нового праздника революции», Б.И. Колоницкий использует в монографии фотодокументы в качестве иллюстраций к тексту.

Целью статьи является раскрытие источникового потенциала кинофотодокументов, отображающих церемонию похорон жертв Февральской революции в Петрограде 23 марта 1917 г., которые явились самой крупной манифестацией после февральских событий.

5 марта Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов постановил назначить похороны на 10 марта. Этот день объявлялся «днем воспоминания о жертвах Революции и всенародным праздником Великой Русской Революции на все времена». Было предписано организовать похороны как «всенародные и общегражданские» без церковного обряда. Церковная панихида могла быть совершена родственниками погибших «по их убеждению». Священники военных храмов в этот день должны были совершить заупокойные богослужения в храмах. В похоронах жертв революции призвано было участвовать все население столицы, а также Петроградского гарнизона в полном составе. Однако 10 марта похороны не состоялись и срок церемонии еще не раз переносился, пока, наконец, не была назначена окончательная дата – 23 марта 1917 г.

Дискуссии разгорелись по поводу выбора места захоронения. Первоначально большинство делегатов высказалось в пользу Дворцовой площади, но появились возражения. Организаторов беспокоили почвенные воды под Дворцовой площадью, опасались, что братские могилы нарушат целостность знаменитого архитектурного ансамбля площади. Назывались Казанский собор, Знаменская площадь. Петроградский Совет принял решение о захоронении жертв революции на Марсовом поле. Склеп планировалось разместить под огромной колонной, рядом воздвигнуть «по всем правилам науки, техники и искусства» здание для российского парламента, которое должно было стать центром управления всей Россией. Грандиозный вход в здание парламента, обращенный к Неве, должны были украшать статуи видных деятелей революции.

Специальная комиссия, созданная Петроградским Советом рабочих и солдатских депутатов, выступила организатором похорон. Частям гарнизона были отданы приказы об участии в церемонии, выделении особых подразделений с оркестрами. В день похорон в городе предусматривалась остановка работы промышленных и торговых предприятий, прекращено трамвайное движение. Был определен путь и время следования траурных процессий из каждого района Петрограда к Марсовому полю. Схема организации колонн заверена подписью главнокомандующего войсками генерал-лейтенанта Л.Г. Корнилова.

Газета «Петроградский листок» писала об этом событии: «…медленно со всех концов города движутся процессии с гробами жертв, с развевающимися флагами, с несметной толпой народа. Медленно, торжественно раздается в воздухе согласное пение тысячи голосов: «Вы жертвою пали в борьбе роковой…». Шествие, начавшиеся с 9 час. 30 мин. закончилось далеко за полночь. Мимо братских могил на Марсовом поле прошло не менее 800 тыс. человек. Присутствие членов Временного комитета Государственной Думы, Временного правительства, депутатов Петроградского Совета подчеркивало особый, общегосударственный характер события. Военный и морской министр А.И. Гучков, сопровождаемый командующим Петроградским военным округом генералом Л.Г. Корниловым, прибыл на Марсово поле в 10 часов. Министр встал на колени перед могилами и перекрестился.

При изучении коллекции снимков похорон жертв Февральской революции нами было выявлено 64 ед. хр. Эти фотодокументы поступили в РГАКФД в январе 1972 г. из Института марксизма-ленинизма.

Репортажные съемки похорон жертв революции охватывают все этапы траурной церемонии: шествие колонн из разных районов Петрограда с гробами погибших, обстановка на улицах города, митинг на Марсовом поле, захоронение жертв и др. Среди них: 10 фотодокументов, отснятых известным фотографом Петром Оцупой: «Траурная процессия на Невском проспекте», «Траурная процессия в Выборгском районе», «Опускание гроба в могилу во время похорон жертв февральской революции 23 марта 1917 года», «Церковная панихида на Марсовом поле», «Милиция из представителей студенчества», «Траурные колонны на Марсовом поле».

Большая часть архивных фотодокументов похорон жертв Февральской революции - это стеклянные негативы второго, четвертого, пятого и шестого размеров: всего - 61 ед. хр., а также 3 репродукции в альбоме. Альбом № 531 «Война и Революция» включает 105 листов и содержит 294 репродукции. Обложка альбома имеет тканевый переплет коричневого цвета, название его нанесено золотым теснением, крупными буквами, а буквами мельче уточнено: «Альбом текущих событий 1914 - 1917». Внизу обложки - орнамент золотого цвета. На развороте альбома указано - «Издание невского общества трудолюбивой помощи». Каждая из репродукций в альбоме сопровождается пояснительной надписью по правилам старой орфографии: «Похороны жертв революции 23-го марта», «Процессия на Невском проспекте», «Общий вид Марсова поля в день похорон» и «Красные гробы в могиле».

Негативы шестого размера (24х30 см) насчитывают 8 ед. хранения. На шести негативах имеются глубокие трещины и сильные царапины. Для обеспечения сохранности края треснутого стеклянного негатива проклеиваются бумажной окантовкой. Тем не менее, несмотря на свой девяностолетний возраст, техническое состояние оригинальных негативов можно считать вполне удовлетворительным. На нескольких негативах встречаются надписи и пометы, нанесенные черными чернилами. На одном из них: «Шествие Выборгского района. Петроград. фот. Оцуп. К похоронам жертв февр. революц.». На другом неразборчивая надпись, где прочитывается только: « …Выборгского района. 1917». И еще одна надпись: «Невский район кор. № 11 1917». Возможно, под приклеенной на негативы краевой окантовкой находятся и еще надписи, но для обеспечения сохранности они были в свое время заклеены. Предположительно, надписи были сделаны еще при первом разборе негативов не позднее 1917 г., поскольку выполнены они по старой орфографии. На них указаны номера ящиков хранения или перевозки.

Второй размер (9х12 см) негативов насчитывает 8 ед. хранения. По техническому состоянию все оригиналы на стекле были переведены на контратипную пленку, которая не содержит ни надписей, ни помет. Информативно только само изображение.

Четвертый размер - 15 ед. хранения (13х18 см). Сохранившийся один оригинал на стекле имеет надпись черными чернилами: «Похороны жертв Февр. револ. 23.III. в 1917». Пять были переведены на пленочный носитель из-за плохого технического состояния. Их оригиналы не сохранились. Девять негативов сохранены, но имеют трещины, надколы или глубокие царапины. Все они проклеены окантовкой со всех сторон и если на них были какие-либо пометы и надписи, прочитать их невозможно.

Пятый размер (18х24 см) оказался самым содержательным. 27 негативов в оригинале на стекле находятся в удовлетворительном техническом состоянии. 15 ед. хр. этого размера окантованы, надписи и пометы по этой причине исследовать невозможно. На 12 сохранились надписи и пометы, произведенные разными авторами различными почерками. Одна из них, первоначальная, воспроизведена неразборчиво черными чернилами по краю стеклянного негатива. Другие написаны на бумажной окантовке. Иногда бумажная окантовка с текстом приклеивалась на надпись, произведенную по негативу. Тексты на окантовке всегда начинаются словами «К похоронам жертв февральской революции», а далее идет пояснение, например, «Шествие с гробами к могиле» или « Временное правительство у могил, Петроград 23 марта», «Опускание гроба в могилу (Жена у могилы)» и другие. В единичном случае надпись на бумажной окантовке дублирует текст на стекле: «К похоронам жертв революции. Студенты Акад. художеств». На пяти оригиналах надписи произведены чернилами по стеклу: «Рабочие поют. Вечная память 1917 кор.9», «Заливка могил цементом 1917 кор.10», «Братская могила кор.8 б», «Вечная память борцам за свободу кор.4», «№13 К братской могиле 1917 кор.9».

Проанализировав тексты на бумажной окантовке и негативе можно сказать, что надписи, произведенные на стеклянном оригинале, более лаконичные и короткие, обязательно имеют пометы, которые указывают номер коробки, в которых, видимо, они хранились. Сортировка негативов осуществлялась, вероятнее всего, по принципу «что под руку попало». Так, встречаются два одинаковых негатива с одинаковыми аннотациями «Братская могила», но с указанием разных номеров коробок. Или три разных негатива с разными текстами: «Общий вид на Марсово поле», «К братской могиле 1917», «Рабочие поют. Вечная память 1917», на которых указан единый номер коробки.

Изучение оригинальных стеклянных негативов позволило дополнить аннотации фотокаталога, указать на каталожных карточках автора съемки. Так, по надписям «Петроград. фот. Оцуп», прочитанных на некоторых негативах пятого размера, удалось дополнительно установить его авторство, не обозначенное в картотеке РГАКФД, в которой только на 6 каталожных карточках был указан П. Оцуп.

Исследуя информацию фотодокументов, можно видеть огромное количество людей различных социальных групп, принявших участие в траурной церемонии. Это солдаты и офицеры, рабочие, интеллигенция, студенты. Мероприятие планировалась заранее и было хорошо подготовлено. На снимках запечатлено большое количество флагов и транспарантов с лозунгами, которые написаны грамотно без орфографических и стилистических ошибок, ровными буквами. Колонны траурных процессий с флагами и транспарантами движутся к Марсовому полю в полном порядке. На одном из снимков видно: в голове колонн идут знаменосцы или те, кто несет транспарант с лозунгами. Следующими шествуют военные подразделения Петроградского гарнизона с оркестром. Бесконечные колонны манифестантов движутся по улицам Петрограда, солдаты несут гробы с телами погибших героев, о чем свидетельствуют репортажные кадры. Среди представителей траурной церемонии на фотодокументах запечатлены делегации студентов Академии художеств, шлиссельбуржцев, рабочих 1-го Русского завода рентгеновских трубок, солдат автодивизиона. За порядком на улицах города следят военные на лошадях. По двум сторонам улицы гражданское население, в том числе и женщины. Оттесняя толпу, взявшись за руки стоят в оцеплении солдаты, обеспечивая незамедлительное продвижение траурной процессии. На одной из фотографий - милиция из представителей студенчества. Траурные колонны сопровождают гробы с погибшими до Марсова поля, где вырыта большая братская могила. Фотографы зафиксировали, как солдаты роют мерзлую землю накануне траурного мероприятия - 22 марта.

Фотодокументы фиксируют картину событий, происходящих непосредственно на Марсовом поле: огромное скопление народа во время митинга, общий вид Марсового поля во время церемонии, большое количество флагов и транспарантов с лозунгами: «Бессмертная память павшим борцам за свободу», «Вечная память борцам за свободу», «Живые – павшим» и др. Группы оцепления, почетный караул военных и гражданских лиц у гробов погибших. Фотографии свидетельствуют: несмотря на массовое скопление народа, на Марсовом поле нет толчеи, следованию траурных колон ничто не мешает.

В письменных источниках зафиксировано, что по постановлению Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов похороны должны проходить без религиозных обрядов. Однако на фотографиях запечатлено совершение религиозного обряда на Марсовом поле: три священнослужителя совершают заупокойную службу над гробом погибшего. Рядом с гробом расположен большой крест с распятием, хоругви. В этой церемонии принимают участие солдаты, офицеры, мужчины и женщины. Мужчины без головных уборов, с преклоненными головами. Возможно эта панихида проводилась по инициативе родственников погибших. К сожалению, не удалось выяснить, сколько человек отпевали, на фотодокументах виден только один гроб. Примечательно, что большинство участвующих в панихиде - простые люди, о чем мы можем судить по одежде. Так, если сравнить одежду женщин во время панихиды с одеждой женщин, участвующих в официальном погребении, мы увидим, что первые одеты в платки и бесформенные пальто, вторые - более элегантны, на них шляпки и пальто с меховыми воротниками.

На нескольких фотодокументах, запечатлевших погребение, в кадре находятся объемные деревянные бочки в большом количестве. Выяснить, для чего они, что в них находилось не удалось. Возможно, в них находился цемент для заливки могил, либо вода для получения раствора. На некоторых фотографиях мы видим деревянный настил и специальные отверстия, в которые опускают гробы. Можно предположить, что настил сделан для удобства опускания гроба в могилу. Шесть человек (по трое с каждой стороны) на веревках опускают через отверстие деревянного настила на веревках гроб в могилу. Внизу несколько человек принимают гробы и укладывают в два ряда. Некоторые гробы украшены букетами цветов, к каждому прикреплена записка с фамилией погибшего. После похорон происходила заливка цементом братской могилы, что также отображено в документах.

Фотодокументы подтверждают факт посещения похорон жертв революции членами Временного правительства. На снимках: военный и морской министр А.И. Гучков, председатель Государственной думы М.В. Родзянко, министр иностранных дел П.Н. Милюков, член Временного комитета обер-прокурор Святейшего Синода В.Н. Львов и др.

При изучении кинодокументов, посвященных похоронам жертв Февральской революции в Петрограде 1917 г., были выявлены 12 ед. хр., содержащих киносъемки таких операторов как Ф.К. Вериго-Доровский, М.И. Быстрицкий (22 марта), Булла, который по основной своей специальности был фоторепортером, а также съемки, выполненные сотрудниками Скобелевского комитета и фирмы Братьями Патэ.

Сохранились съемки приготовления к траурной церемонии: «Накануне похорон. Приготовление могил на Марсовом поле 22-го марта 1917 года. М.И. Быстрицкий Петроград». На экране можно наблюдать группы людей - солдаты, гражданские лица, относящиеся к различным слоям общества, что можно определить по одежде. Они перекрывают проход на Марсово поле, где взрывается мерзлая земля и роются могилы. В руках у них большой плакат с надписью «Проход закрыт, взрывают землю для могил». Запечатлено, как солдаты роют могилы, стены укрепляют досками. Сверху могилы делают деревянный настил в виде мостика. В ряд лежат большие бочки, назначение которых выяснить не удалось. Интересен сюжет: «Часовня Обуховской больницы. Запайка гробов»: стоят два гроба, разогреваются паяльные приспособления для запайки гробов. Качество этого сюжета плохое, так как съемка произведена в темноте.

Проведенное исследование позволило устранить некоторые разногласия между учеными по поводу устроения могил на Марсовом поле. Б. Колоницкий, например, полагал, что было вырыто четыре большие могилы. Однако аудиовизуальные документы подтверждают мнение тех, кто считал, что была вырыта одна большая братская могила в виде буквы «Г».

В кинодокументе Скобелевского комитета «Национальные похороны героев и жертв Великой Русской революции на Марсовом поле в Петрограде 1917 г.» (руководитель съемок Г.М. Болтянский, операторы А. Дорн, И. Кобозев, П. Новицкий) в надписи в начале фильма говорится, что «в процессии участвовало до полутора миллиона человек». В письменных источниках встречаются разные цифры принявших участие в траурной церемонии, чаще всего встречается цифра 800 тысяч человек, в некоторых источниках говорится о миллионе участников манифестации. Но цифра в полтора миллиона человек встретилась только в надписи в этом фильме.

В первой части данного фильма показаны «грандиозное шествие процессий». Вторая часть – это процессии на Марсовом поле. Опускание гробов в могилу, солдаты на дне могилы укладывают гробы в два ряда. Благодаря этим кинодокументам можно увидеть в кадрах присутствовавших на церемонии депутатов Думы, членов Государственного совета и других видных государственных, военных и политических деятелей: «октябристов» А.И. Гучкова, М.В. Родзянко, генерала Л.Г. Корнилова, лидера «прогрессистов» А.И. Коновалова, вернувшегося с каторги И.Г. Церетели, деятелей русского революционного движения В.Н. Фигнер, В.И. Засулич, Г.А. Лопатина, петроградского градоначальника, профессора Военно-медицинской академии Юревича и др. Третья часть фильма посвящена революционным деятелям. В конце третьей части: братская могила с размещенными в ней гробами, к которым прикреплены бумажные листки с фамилиями погибших. Солдаты списывают фамилии. В основном все гробы простые, красные. На некоторых - белые крестики.

Кинодокумент «Национальные похороны жертв русской революции» (кинолетопись) аналогичен предыдущему фильму, но смонтированному в сокращении. В конце кинокадры, которые в монтажном листе не расшифрованы. Запись в монтажном листе: «по улице, с одноэтажными деревянными домами, проезжают открытые автомашины с офицерами, в одной из машин гражданское лицо. Солдаты приветствуют их». Далее аннотация «с автомашины приветствуют народ». Л.И. Широкова пишет: «где это происходит, установить не удалось. Сюжет не расшифрован». Весь фильм смонтирован по хронологии события, кроме нескольких кадров. В конце фильма, показано, как после похорон процессии расходятся по Троицкому мосту, после чего следуют кадры, запечатлевшие процессии солдат в день похорон с лозунгами. Надпись в титрах: «Процессия в день похорон жертв революции 23 марта». В монтажном листе запись: «с этими же лозунгами проходят по дороге за город, по сторонам дороги стоят солдаты и народ». Время этих событий установить оказалось трудно. На улице светло, значит, это не могло происходить после похорон, которые закончились поздно. Скорее всего, съемка выполнена во время похорон, когда опускались гробы в могилу, колонны, склоняя знамена и транспаранты, проходили мимо могил, следуя на выход через Троицкий мост за город. Возможно, этим же путем следовал автомобиль, в котором предположительно находятся М.В. Родзянко и Петроградский градоначальник Юревич.

Вызывает интерес фильм, снятый Братьями Патэ «Похороны жертв революции в Петрограде 23 марта 1917 года, Бр. Патэ». Фильм сопровождается пояснительными надписями. Первые кадры: вынос гробов из часовни Военно-медицинской академии, самая грандиозная траурная процессия Выборгского района - 56 гробов. Впереди боевая рота Московского полка, следом - оркестр РСДРП, состоящий из кронштадтских матросов. Двумя колоннами процессия движется на Марсово поле. Имеется съемка представителей Выборгского района уже на Марсовом поле у могил. Некоторые фотодокументы, хранящиеся в архиве, дублируют кадры этой киносъемки. Кинохроника запечатлела: к братской могиле подошли рабочие Русско-Балтийского завода с телом своего товарища. Гроб украшен цветами, что нетипично для данной церемонии. Это единственный гроб, на котором сделана надпись: «Товарищу Корякову 27/II-1917 26 лет от роду». В этом фильме также можно наблюдать участие представителей различных организаций в траурном шествии: студентов, рабочих, военных с транспарантами и флагами. Очень удачна съемка членов Временного правительства, хорошо видны их лица. Съемки шествия траурной процессии Выборгского района ведутся сверху.

В фильме «Торжественные похороны жертв великой революции на Марсовом поле 23 марта 1917 г.» «Фот. В. Булла Изд. Российского кинем. Акц. Общ.» (Фотограф В. Булла. Издательство Российского кинематографического общества) снято шествие траурных процессий на Невском проспекте. Булла уделил особое внимание событиям на Невском проспекте. Мимо Казанского собора по Невскому проспекту проходят колонны участников траурной церемонии с транспарантами и флагами. По другой стороне проспекта несут гробы с погибшими. Далее события переносятся на Марсово поле. Это та же съемка, только с других ракурсов: гробы несут к братской могиле, колонны манифестантов с транспарантами. Гроб опускается в могилу, офицер говорит по телефону – сигнал дежурного телефониста в Петропавловскую крепость, оттуда салютуют во время опускания каждого гроба в могилу. Комитет Временного правительства, главнокомандующий Корнилов, Петроградский градоначальник Юревич, «думцы 2-го созыва, возвратившиеся из ссылки. Необычная надпись в титрах: «бабушка» Вера Засулич». В.И. Засулич в сопровождении И. Рамишвили и других проходят по Марсову полю.

Съемки под названием «Грандиозные гражданские похороны жертв революции в Петрограде 23-го марта. Съемки Ф.К. Вериго-Доровского» начинаются словами Леонида Андреева: «… мы первые и счастливейшие граждане свободной России, мы должны благоговейно склонить колени перед теми, кто боролся, страдал и умирал за нашу свободу. Вечная память погибшим борцам за свободу!». Первая часть фильма посвящена траурному шествию манифестантов с транспарантами и флагами и процессии с гробами.

В отличие от предыдущих этот фильм имеет многочисленные и подробные надписи. Например: «Цепь в центре могил составлена членами Совета рабочих и солдатских депутатов» или «Совет рабочих и солдатских депутатов. Впереди Церетели, Скобелев, Стеклов» или: «Исполнительный комитет Совета рабочих и солдатских депутатов. В центре товарищ председатель Скобелев». Надписи поясняют чины и должности лиц: «Министр иностранных дел Милюков», «Обер прокурор Святейшего Синода В.Н. Львов», «Адвокат О.О. Грузенберг и депутат А.Ф. Бобянский».

Вторая часть фильма начинается с надписей, не встречающихся прежде ни в одном из фильмов: «Отряд скорой помощи». В кадрах: санитарная машина, люди возле нее, плачущая женщина на краю могилы. Титры поясняет «У могилы мать, потерявшая единственного сына». Опускание гробов в могилу, на ее дне солдаты размещают гробы по рядам. Солдаты списывают данные с записок, прикрепленных к гробам. Заключительная надпись: «О, сколько их! Сколько их! Сколько безвестных могил, сколько трупов, сколько страданий оставил позади себя Николай Романов. Леонид Андреев».

«Киносъемка о похоронах жертв Февральской революции в Петрограде (остатки от фильма 1917 года с надписями)». Это точная копия фильма оператора Ф.К. Вериго-Доровского в сокращении. Первые и последние титры фильма, в отличие от предыдущего, собраны в один кадр. Фамилия и имя автора - Леонид Андреев – отсутствует.

Анализ кинодокументов РГАКФД по теме «Похороны жертв Февральской революции 23 марта 1917 года в Петрограде» показал, что все фильмы об этом событии несут важную дополнительную информацию, имеют разные по информативности пояснительные надписи. Один из операторов уделял особое внимание процессиям Выборгского района, другой - Невского проспекта. Съемки одного и того же события производились с разных ракурсов.

Несомненно, что каждый из этих фильмов важен для изучения истории. В совокупности с письменными источниками аудиовизуальные документы помогают воссоздать полную картину происходившего, расширяют исследовательское поле деятельности в изучении исторического события - траурной церемонии, которая должна была превратиться в грандиозный и всенародный «праздник свободы». Изобразительные документы события позволяют проследить от начала до конца действие этого грандиозного «спектакля», увидеть лица людей, почувствовать их настроение.

На первый взгляд второстепенные детали на периферии фотоотпечатка или кинопленки оказались исключительно важными, важнее самого события, которое оценит время. В этом и состоит историческая ценность и уникальность изобразительных источников.

Chertilina M.A. Burial of death tolls of February revolution in Petrograd 23 march 1917 in cinema and photography documents of RGAKFD

Аннотация / Annotation

Автор раскрывает состав и содержание, сведения о сохранности кинофотодокументов Российского государственного архива кинофотодокументов, отражающих похороны жертв Февральской революции в Петрограде 23 марта 1917 г., а также исследует источниковый потенциал данных кинофотодокументов.

Author opens structure and content, information about safety cinema and photography documents in Russian state archive of cinema and photography documents. This information contains burial of death tolls of February revolution in Petrograd 23 march 1917 and research source potential of this cinema and photography documents.

Ключевые слова / Keywords
Российский государственный архив кинофотодокументов, жертвы Февральской революции 1917 г., Марсово поле в Петрограде, аудиовизуальный документ, источниковедение, негатив, киносъемка, обеспечение сохранности аудиовизуальных документов. Russian state archive of cinema and photography documents, death tolls of February revolution in 1917, the field of Mars in Petrograd, audiovisual document, source study, negative, filming, safety of audiovisual documents.

ПОДПИСИ К ФОТО

Члены Временного правительства у братской могилы на Марсовом поле.

Траурная процессия во время похорон жертв Февральской революции на одной из улиц города.
Петроград, 23.03. 1917 г. Автор неизвестен

Траурная панихида по погибшим во время похорон жертв Февральской революции.

Похороны жертв Февральской революции на Марсовом поле.
Петроград, 23.03. 1917 г. Автор неизвестен

Траурная процессия на Невском проспекте во время похорон жертв Февральской революции.
Петроград, 23.03. 1917 г. Автор П. Оцуп

Полностью материал публикуется в российском историко-архивоведческом журнале ВЕСТНИК АРХИВИСТА. Ознакомьтесь с условиями подписки .

«Марсово поле», расположенное в центре Петербурга, стало привычным местом отдыха горожан. О мрачных историях этого места уже мало кто задумывается.
В древности по легендам карельских племен это место считалось проклятым. По старинным верованиям – здесь ночами в полнолуние собиралась вся лесная нечисть. Старожилы старались обходить эти окрестности стороной.

В солнечный день горожане отдыхают на травке Марсова поля (мое весеннее фото)
Спустя столетия на Марсовом поле были похоронены погибшие в дни февральской и октябрьской революций 1917 года. Так проклятое место было превращено в кладбище, на котором погребены люди, умершие насильственной смертью, души которых не обрели покоя.

Слухи о том, что «место это нехорошее» появились еще в 18 веке при царствовании Екатерины I, дворец которой расположился на «Царицыном лугу» (так в 18 веке называлось «Марсово поле»).
Императрица любила послушать страшные истории. Однажды к ней привели старую чухонскую крестьянку, которая знала много жутких рассказов.
Чухонка рассказала царице много интересного о месте, где расположен дворец:
«Тут, матушка, на лугу-то этом, издавна вся нечисть водная обретается. Как полнолуние, так они и лезут на берег. Утопленники синие, русалки скользкие, а то, бывает, и сам водяной в лунном свете погреться выползет».
Прилюдно царица посмеялась над суеверной старухой, но дворец у «проклятого места» решила покинуть.


В начале 19 века «Царицын луг» получил название «Марсово поле». Тогда там стоял памятник полководцу Александру Суворову в образе Марса (скульптор М.И. Козловский). Первый памятник в России некоронованной особе. Потом памятник был перенесен на Троицкую площадь


Парад Александра II на «Марсовом поле». Рис. М.А. Зичи
В 19 веке «Марсово поле» было местом для народных гуляний. Однако, вспоминая старинные байки, горожане с наступлением темноты старались тут не появляться.


Народные гулянья на Масленицу в 19 веке. Марсово поле


С Марсова поля открывается вид на собор Спас на крови...


...и на Михайловский замок


Парад 6 октября 1831 года на Царицыном лугу. Рис. Г.Г. Чернецов


Парад 6 октября 1831 года (фрагмент).
Русских классиков узнать легко - Пушкин, Крылов, Жуковский, Гнедич


Парад 6 октября 1831 года (фрагмент)


Накануне революции (1916 год). Императрица Александра Федоровна и царевич Алексей на Марсовом поле
В марте 1917 года «Марсово поле» было выбрано местом погребения погибших в февральскую революцию. Захоронение в братскую могилу осуществили демонстративно отказавшись от религиозных обрядов, и не получив согласия родственников. Кладбище, появившееся в центре города, сразу обрело дурную славу. Горожане старались обходить это место стороной.
Несмотря на прогрессивные революционные идеи, большинство горожан с суеверием отнеслось к такому массовому погребению – говорили, что души умерших не обрели покоя и будут мстить живым.
«Петрополь превратится в некрополь» - шептались в городе.

Говорили, что на этом месте бесследно пропадают люди. В те времена прохожие рассказывали, как ночами со стороны Марсова поля доносится могильный холод, трупный запах и странный необъяснимый шум. Появлялись истории, что всякий, кто подойдет ночью к Марсовому полю или сгинет без вести, или сойдет с ума.


Похороны жертв революции. Братская могила в центре города шокировала многих


Мемориальный комплекс «Борцам революции» был сооружен в 1919 году. Архитектор Л.В. Руднев.
Эзотерики отмечают, что пирамидообразная форма мемориала способствует скоплению негативной энергии «проклятого места»


Мемориал "жертвам революции" в наши дни


Марсово поле, 1920 год. Рис. Борис Кустодиев


Вот такой панорамный вид на мемориал


Пирамида мемориала


Детей страшилками не запугаешь

Вечный огонь на Марсовом поле был зажжен в 1957 году

Обновление блога в моем

Вам также будет интересно:

Пророчества и изречения о последних временах
Св. Ипполит Римский (†30.01.268г.) говорит: «Скорбную жизнь оплачет тогда вся земля,...
В оптиной пустыни призывают к евхаристическому общению с латинянами
Проповедь экуменизма в монастыре Оптиной Пустыни Приехали к началу Божественной Литургии в...
Во что же сложить своё добро?
Меня очень позабавила, и я подумал, а чего это у нас нет тем о том, как построить\устроить...
Комментарий оптиной пустыни
Мы с вами являемся свидетелями всеобщей апостасии, охватившей Русскую Церковь. Во главе с...
Мир живет предчувствием конца света… Тому есть множество признаков, но не следует торопить...