Национальный фронт политическая партия франции. Националистические партии во франции
Отдых и увлечения. Зачатие и беременность. Что подарить. Значение имени

Ваше высокопреподобие отец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Храм дмитрия солунского на благуше - островок истинной веры

Рубрика старец паисий святогорец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Представительство Православной Церкви Чешских Земель и Словакии

Святитель николай чудотворец

Пять районных достопримечательностей свиблова

Николай Мишустин и Леонид Перлов — о реальных зарплатах и нагрузках учителей

Смотреть что такое "наша эпоха" в других словарях

Митрополит Антоний (Мельников) Открытое письмо священнику Александру Меню Митрополит Антоний (в миру Анатолий Сергеевич Мельников)

(заявление в школу на отказ от карты учащегося)

олег васильевич щербанюк, православный эксперт

Русская духовная миссия в Иерусалиме объяснила зачем «вскрыли Гроб Господень

BonAqua и AquaMinerale — вода из под крана

Национальный фронт политическая партия франции. Националистические партии во франции


Французский национализм имеет две разновидности, и обе они существенно отличаются от либеральной англосаксонской модели.
Первая версия французского национализма может быть названа "крайне правой" или "консервативной". В ней основной акцент падает на единство государства, централизм управления, укрепление вертикали власти.
Этот национализм связан с направлением, которое перетолковывает государственность в фундаментально консервативном ключе (де Местр и Луи де Бональд, позже роялисты Шарль Моррас и Леон Доде и т.д. вплоть до современного националиста Жан-Мари Ле Пена).
Это течение считает Францию как государство, культуру, религиозно-политическое образование (включая королевскую династию) высшей ценностью (согласно католической традиции Францию принято считать "старшей дочерью Церкви"), которую следует защищать, укреплять, хранить от внешних и внутренних врагов. Для консервативного национализма внутренний враг не менее опасен, чем внешний – к нему относятся либералы, социалисты, вольнодумцы, "сотрясатели основ", интернационалисты, позже имигранты и т.д. Такой национализм сплошь и рядом сопряжен с роялизмом и имеет явную католическую подкладку. Можно назвать его "правым национализмом". Очевидно, что по своим основным параметрам он прямо противоположен национализму англосаксонскому.
Параллельно национализму "правому" существует иная версия – национализм "крайне левый". Он восходит к якобинцам* – наиболее радикальным элементам Великой французской революции.
Он зародился в революционной среде и ставил своей целью мобилизовать погруженное в хаос французское общество для отражения внешних врагов. Но в отличие от либерального национализма он акцентировал классовый, трудовой, почти социалистический характер Франции, борьба за которую, отстаивание интересов которой осознавались как всеобщее дело обездоленных масс, отвоевавших для себя свободу и равенство и попавших под удар хищных феодальных режимов, основанных на рабстве и эксплуатации. Якобинский национализм имел в себе социалистические, отчасти коммунистические черты, это был национализм низшего класса.
Многие черты "левого" якобинского национализма дали о себе знать в советский период в России: феномен "советского патриотизма" органично вписывается в якобинскую линию. Надо заметить, что левый национализм в своих истоках был антилиберальным и антибуржуазным – в отличие от позиции жирондистов и других более умеренных фракций революционеров. Но это был антилиберализм слева. Интернационал: Союзники и блоки:

Международное сотрудничество:
ВО «Свобода» (Украина)

Мест в Национальном собрании : Мест в Сенате : Мест в Европарламенте: Сайт:

Евроскептицизм

НФ был одной из тех партий, которые выступили против ратификации Европейской конституции в 2005 году. По мнению Ле Пена, Франции не следует вступать ни в какие международные организации, которые будут ограничивать французский суверенитет в принятии политических решений. Так НФ выступает с резкой критикой нынешней политики евроинтеграции, «превращающей Европу в некую Федерацию под командованием Нового мирового порядка». В противовес этой модели французские правые предлагают вариант «Европы наций» или же «Европы ста флагов», предполагающий сохранение национальных государств в рамках общеевропейского культурного пространства, а не единого строго унифицированного государства.

Региональные выборы 2010

Также НФ получил представительства в регионах: Лангедок-Руссильон (10 из 66), Пикардия (8 из 57), Центральный регион (7 мест), Лотарингия (10 из 73), Рона-Альпы (17 из 157), Бургундия, Шампань-Арденны, Верхняя Нормандия.

В целом активнее всего Национальный фронт поддерживали в средиземноморских регионах страны, где наиболее велика доля иммигрантского населения. Меньше всего голосов партия получила в западных регионах и столичном Иль-де-Франс, где НФ не удалось преодолеть 10-12 % барьер.

Парламентские и президентские выборы 2012 года

После неожиданного успеха на президентских выборах 2012 года лидера партии Марин Ле Пен , где она набрала почти 18 % голосов, Национальный Фронт мог рассчитывать на высокий результат на выборах в нижнию палату парламента. На выборах, состоявшихся 17 июня, НФ смог делегировать в Национальное Собрание лишь двух своих депутатов, причём, сама лидер партии не смогла победить во втором туре, проиграв кандидату от социалистов Филиппу Кемелю. Зато, успеха добилась её племянница, 22-летняя Марион Марешаль-Ле Пен, ставшая помимо этого ещё и самым молодым депутатом в нижней палате .

Примечания

Литература

  • Программа Национального фронта (к выборам в законодательное собрание Франции, июнь 1997) (русский перевод, опубликованный в журнале «Золотой лев»)
  • Бунин И. М. Ле Пен и Национальный фронт во Франции. М. ИНИОН 1987.
  • Бунин И. М. Феномен Ле Пена. //Мировая экономика и международные отношения. - № 8 - 1989.
  • Васильева Н. Ю. Национальный фронт вчера и сегодня // Французский ежегодник 2003. М., 2003.
  • Васильева Н. Ю. Ультраправые Франции и европейское строительство // Мировая экономика и международные отношения. - 2001. - № 10 - С. 98-107.
  • Потемкина О. Ю. «Франция для французов» (Ле Пен и «национальный фронт» в 80-е годы) // Рабочий класс и соврем. мир. - М., 1990. - № 1. - С. 75-78.
  • Тэвдой-Бурмули А. И. Правый радикализм в Европе // Современная Европа. - 2005, № 4.

Ссылки

Марин Ле Пен, дочь известного праворадикального политика и новый лидер «Национального фронта». Ее популярность растет. Растет на фоне роста антиэмигрантских настроений. Во французском обществе, как и по всей Европе тяжело отходят от кризиса.
Своей популярностью Марин Ле Пен обязана как собственной харизме, так и родственным связям. Холодная северная мадам, дважды бывшая замужем, ныне живщая в партнерстве, мать троих детей, адвокат до мозга костей и наследница самого провокационного политика Франции Жана-Мари Ле Пена, она сегодня вдыхает новую энергию в семейный бизнес – партию Front National. Эта партия призывает французов объединиться и выступить «единым фронтом» за защиту национальных интересов. Как их понимает эта партия. А понимает она их весьма своеобразно.

Многие считают, что в первом туре президентских выборов во Франции, которые пройдут в следующем году, Марин Ле Пен добьется беспрецедентных успехов. Но выиграть выборы она сможет только в том случае, если во второй круг она выйдет не вместе с Саркози, а вместо Саркози. То есть против левого кандидата.
Тогда не повторится ситуация 2002 года, когда все левые должны были голосовать за голлиста Ширака против Ле Пена-отца, ни ситуация 2007 года, когда правые должны были голосовать за голлиста Саркози против Сеголен.

Поэтому Марин заявляет, что самая большая опасность, связанна с Николя Саркози.

Марин унаследовала от отца любовь к хлестким фразам и колким намекам. Николя Саркози она назвала "агентом певички, теряющей популярность".

Марин пугает правых: «Саркози может вновь повторить то, что было сделано в 2007 году, а именно: выступить с рядом чрезвычайно жестких заявлений, касающихся угроз, регулирования иммиграционных процессов, европейского протекционизма. Однако эти заявления останутся лишь словами. Ведь на протяжении 4 лет у власти и 9 лет во главе системы безопасности, когда он занимал пост министра внутренних дел, пока не стал президентом, он, строго говоря, не сделал ничего. Я неоднократно говорила ему: у него громкие слова и слабые руки. Но иногда французы обманываются, думая, что в этот раз он, возможно, выполнит свои обещания. Однако в действительности он не выполнил ни одного обещания, данного во время своей кампании в 2007 году».

Но для того, чтобы НАСТОЯЩИЕ ПРАВЫЕ победили ПСЕВДО-ПРАВЫХ… настоящим правым следует измениться.

Меня сейчас интересуют только эти изменения. Можно ли говорить о Марин как о новом (по отношению к варианту, который символизировал её папа) лице французского национализма? Претерпел ли Front National существенную мутацию? Или это просто косметика?

Главный аргумент противников в споре с новоявленной фавориткой предвыборной гонки: "Марин Ле Пен – папина дочка".

Они говорят, что Марин только отлакировала ксенофобию отца. Что Front National адаптируется, а не меняется.

С другой стороны, многие пытающиеся взглянуть со стороны видят, что говорить о преемственности после избрания в лидеры Национального фронта Марин Ле Пен можно только в одном случае: дочь наследует отцу.

Национализм, конечно, остается национализмом. Но… меняется не только риторика, но и политический курс ожидают очевидные корректировки.

Сегодня националисты стремительно набирают популярность, и главная заслуга в этом принадлежит именно Марин Ле Пен. По сравнению с 82-летним отцом 42-летняя Марин выглядит не просто энергичным, но еще и респектабельным политиком. Она пытается избавить партию от «НЕПРИЕМЛИМОГО» налета, благодаря чему людям будет больше не стыдно поддерживать ультраправых.

Сама Марин Ле Пен в своей первой речи в качестве главы Front National не преминула указать цель изменения: на смену партии, объединяющей тех, кто бьет тревогу, пытаясь растормошить общество, приходит "партия строителей", а сам Национальный фронт превращается в инструмент прихода во власть.

Прежний французский национализм Ле Пена-папаши наследовал линии идущей через коллаборациониста маршала Анри Фелиппа Петена (выступавшего в качестве защитника традиционно-консервативных ценностей) к антидрейфусарам, а от них к французским роялистам и католическим идеологам. Прежний французский национализм противопоставлял себя республике (монархисты ж, дери их за ногу), был религиозно-нетерпимым, славился антисемитизмом и гомофобией.

Марин Ле Пен говорит: "Настоящие защитники республики - это мы ". Она говорит, что FN встанет на защиту "сильного, республиканского и светского " государства, которое защитит граждан от "экономического кризиса, исламизма, глобализации и обеспечит их безопасность ".

FN при Жан-Мари Ле Пене позиционировал себя как архаическая, маргинальная оппозиция демократическому характеру государства. Эдакие динозавры против Ситроенов. Партия возглавляемая его дочерью хочет взять власть в республике. "Демократия нас не пугает " – говорит Марин - "Государство стало позвоночным столбом Франции, которую мы так любим ".

Она, в отличие от отца, который был пленником традиционной правой риторики, понимает, что на одной критике выборов не выиграть. Если кроме негатива у Front National не будет никакой внятной программы, то избиратель позволит им и далее только критиковать власть, забавляя публику.

Из консервативной, радикальной и маргинальной партии Национальный фронт усилиями Марин Ле Пен должен превратиться в "великую республиканскую партию".

Члены FN до последнего времени находились скорее в стане хулителей французской республики, теперь же они избрали председателя партии, готового это государство укреплять и защищать. Новый FN акцентируется на преданности республиканским ценностям: свобода, равенство, братство и социальная справедливость.

Поворот более чем радикальный.

Насколько далеко Марин Ле Пен готова зайти в своем республиканизме?

Выбранная Марин линия сулит максимальное расширение электората, в том числе за счет сторонников левых, и как следствие - появление новых доктрин, зачастую плохо согласующихся с политическим дискурсом "Национального фронта".

Идет лишь речь о своеобразной мутации ультраправых?

Марин Ле Пен отказалась от провокационных эскапад своего отца, который не мог удержаться о того, чтобы не вызвать общественное негодование, публично усомнившись в существовании газовых камер в концентрационных лагерях.

Она тоже выступает против исламизации, но… предлагает для этой ксенофобии совсем другую подкладку. Если папаша и его команда напирали на то, что мусульмане неуместны в католической Франции, что Ислам дескать человеконенавистническая гадость, которая поощряет терроризм, то Марин Ле Пен выступает в защиту светских республиканских ценностей, прав женщин, которые попираются в исламских странах, а также прав евреев или гомосексуалистов.

Изменилось лицо национализма. Но изменилось и время.
Марин говорит о "понаехавших": «Вы знаете, если корову поставить в конюшню и она какое-то время там поживет, все равно кобылой не станет ».
Для лидера FN неверие в возможности европейской интеграции… Ничего удивительного.
Но с сообщением о том, что мультикультурность провалилась выступают уже не вожаки маргинальных политических течений, а лидеры государств: Меркель, Кэмерон, Берлускони - говорят о том, что культурного взаимного проникновения не происходит.

«15 лет назад мусульмане носили платок, женщин в платках становилось все больше и больше. Затем появилась паранджа, и стало все больше и больше женщин в парандже. А теперь у нас в общественных местах мусульманские молитвы ». Эта ситуация, по словам Марин Ле Пен, напоминает оккупацию Франции во время Второй мировой войны: «Конечно, на улицах нет танков и солдат, но, все же, это оккупация территории, и это мешает французским жителям ».

В отличие от своего отца, она менее радикальна в требовании запрета абортов и выставляет на передний план стремление стимулировать рождаемость для противодействия демографическому кризису Европы и укреплению семьи и семейных ценностей.

Она намного больше, чем отец, занимается социальными и экономическими вопросами (традиционная ниша левых). Дочь лидера FN еще в середине 90-х годов обосновалась в экономически неблагополучном регионе Энан-Бомон, чтобы на месте понять нужды простых людей.

Обычно правые были против знаменитой французской социалки. Марин ее защищает. Когда Николя Саркози в прошлом году провел пенсионную реформу, "пытаясь мобилизовать активное население для встряски экономики страны", Марин Ле Пен выступила категорически против. Она подчеркнула, что нехватку средств можно компенсировать, не увеличивая продолжительность работы каждого человека, а сокращая расходы на иммигрантов и на государственное участие Франции в ЕС.

Это не случайно. Ещё при прежнем руководстве Национальный фронт сумел извлечь выгоду из упадка компартии. Анализ голосования в 1990-е показал, что националисты стали набирать голоса в рабочих предместьях, где раньше безраздельно господствовали коммунисты.

Пока социалисты уходили в университетские дискуссии, тешились интеллектуальными играми, рассуждали о постиндустриальном обществе, превращались в неолиберальную силу, националисты захватывали их электорат.

Она давит на больные мозоли, выдавая взамен левого антиглобализма антиглобализм ультраправый, адресатом которого является бедный француз:

«Сегодня все предприятия, особенно крупные, подписали хартию, которая предписывает нанимать, в первую очередь, людей другой культуры или другого происхождения. Это значит, что француз, бедный француз с французскими корнями, на самом деле окажется позади других. Думаю, это полное попрание республиканского принципа равенства. Со своей стороны, я верю в достоинства: каким бы ни был цвет кожи, происхождение, место получит тот, кто его заслуживает. И согласиться с тем, чтобы человек занимал должность только из-за своего цвета кожи, происхождения или вероисповедания, - это, по-моему, совершенно противоречит основам ценностей Франции.
Это значит, если вы иностранец, у вас больше шансов устроиться на работу, чем у француза. Так, руководитель одного крупного французского предприятия сделал заявление, которое, впрочем, привело к скандалу. Он сказал: «Лично я из равноценных кандидатов предпочитаю принять на работу человека с именем Мухаммед, чем с именем Франсуа». В итоге французы подвергаются дискриминации в своей собственной стране. Это всё-таки мир, вывернутый наизнанку!
»

Она говорит о том, что иммиграция используется для снижения зарплат. Она говорит, что иностранцы работающие за гроши демпингуют. Она говорит:

«Во Франции более 5 миллионов безработных. Как можно на законных основаниях разрешать, чтобы еще 200 тысяч человек в год въезжали в страну, когда 5 миллионов ищут работу? Это лишь увеличивает число безработных ».

С момента когда флаг антиглобализма уронили ультралевые, его подняли ультраправые. Заимствовав и часть лозунгов. Марин говорит о смерти Евро – как надуманной валюты. Она говорит, что лучше как можно быстрее отказаться от Евро и вернуться к старым добрым франкам, чем страдать от этой обреченной валюты, что приведет к настоящему экономическому и социальному хаосу.

- Все равно Евросоюз, как любая империя, как когда-то СССР, обречен на развал , – говорит мадам Ле Пен.

«Итог пребывания Франции в Евросоюзе - отсутствие границ и полная потеря суверенитета. У Франции не осталось ничего: ни своих денег, ни суверенной территории, ни возможности принимать самостоятельные экономические или политические решения. Мы на вассальном положении. Франция - не нация больше, а придаток Евросоюза и умирающего евро».

Большинство французских избирателей скептически относятся к Евросоюзу. Большинство французских избирателей не хотят платить из собственного кармана за стабильность Евро.

А Марин Ле Пен – единственный из кандидатов в президенты, которая призывает к выходу из Евросоюза и из еврозоны. Выти из империи, ради республики. Перестать быть вассалами Брюсельской бюрократии ради национального суверенитета.

Марин Ле Пен против членства Франции в трансатлантических структурах.

Самая хлесткая её максима: «Глобализация – производит товары, используя труд рабов, чтобы продать их безработным ».

Традиционно считалось, что европейские "крайне правые" занимают антироссийские позиции (наследство антикоммунистической риторики). Марин ле Пен говорит, что хорошие отношения с этой страной являются единственной альтернативой структурам ЕС, удушающим суверенитет государств, и гегемонистской позиции США.

"Россия является частью нашей цивилизации. У нас общие корни, долгая история великолепной дружбы (...) Мы должны повернуться лицом к России и развивать экономическое и энергетическое партнерство. Думаю, что та "холодная война", которую устроила Америка в отношениях с Россией, - это огромная ошибка, - сказала в интервью Марин Ле Пен. - В интересах Франции - развернуться в направлении Европы. Большой Европы, которая сотрудничает с Россией в духе партнерства".

Ле Пен исходит в первую очередь из геополитической ситуации. Говоря о "Большой Европе", она, разумеется, имеет в виду не Европу регионов, управляемую из Брюсселя наднациональными структурами ЕС, а Европу суверенных государств, Европу наций, о которой говорил еще генерал и президент Пятой республики Шарль де Голль, - Европу "от Атлантики до Урала".

Как и Сарра Пейлин она подражает путинскому стилю Она с удовольствием цитирует жесткие фразы российского премьер-министра. «Владимир Путин был абсолютно прав, когда заявил: "Лет через 20 Франция станет колонией своих бывших колоний". На самом деле мы видим что-то вроде реванша этих народов».

Интересно как поменялись правые и левые в милитаристских вопросах. Большинство левых полностью одобряют бомбардировки Ливии и требуют расширить и углубить. Левые интеллектуалы требуют оказать "братскую помощь" и сирийскому народу.

А правая Марин Ле Пен говорит: «Надо прекращать говорить нелепости, потому что мы, во-первых, находимся за рамками международного права. Дело уже касается не бесполетной зоны, мы участвуем в операции по свержению определенного человека и определенного режима. И с этой целью мы устраиваем бомбежки, мы посылаем вертолеты, а завтра, очевидно, мы отправим туда наземные войска.
Так что дело теперь заключается отнюдь не в гуманитарных проблемах, дело заключается в гражданской войне, в которой мы поддерживаем одну из сторон. Более того, это межплеменная война, которая не должна нас касаться, если, конечно, мы не думаем, что Франция или другие страны должны снова вмешиваться во внутренние дела той или иной державы.

Мы не выберемся из этой войны, мы завязнем в ней. Вдобавок ко всему, и я готова заключать пари на то, что, к сожалению, режим, который последует за режимом Каддафи, будет исламистским. Возможно, одним из самых жестких исламистских режимов, так как нам известно, что мятежники в Бенгази в большинстве своем - бывшие джихадисты, «отфильтрованные» прошлыми войнами».

И последнее: Марин и евреи, Front National и Израиль. Знающие люди говорят, что первым мужчиной Марин был еврей. Дефлорация девственной плевы при помощи обрезанной плоти еще не делает политического деятеля юдофилом. Но политическая необходимость… Мармн досталась по наследству партия, которая имеет устойчивую антисемитскую репутацию. Еврейские лидеры Франции уже выступили с резкой критикой председателя Front National.

Радиостанция еврейской общины во Франции Radio J в марте сначала к удивлению многих пригласила лидера праворадикальной партии в свой эфир, а затем, поддавшись давлению, все-таки отменила запланированное интервью с Марин Ле Пен в связи с угрозами жизни журналистов.

«Я не хочу исключать Национальный фронт из республиканских выборов, однако выступление на еврейском радио – это уже чересчур », - заявил глава Представительного совета еврейских организаций Франции (CRIF) Ришар Праскье. – « Приглашение со стороны евреев может быть расценено как уважение к ней » .

"Радиостанция получила целый ряд угроз жизни сотрудников и была вынуждена аннулировать интервью, - заявила в телеинтервью Марин Ле Пен. - Я полагаю, что это противоречит демократическим и республиканским ценностям, отсутствие коих характеризует и ассоциации, которые считают себя представителями еврейской общины".

"На самом деле они не хотят, чтобы наши еврейские сограждане убедились в том, что "Национальный Фронт" не является антисемитской, расистской и ксенофобской партией, - подчеркнула марин Ле Пен. – Потому что это означало бы, что они 30 лет врали французскому народу ".

Многие французские евреи видят в Марин Ле Пен личность более привлекательную, однако мало чем отличающуюся во взглядах от ее отца – Жана Мари Ле Пена.

В январе в интервью израильскому изданию "Гаарец" Марин заверила, что попытается изменить имидж своей партии, чтобы наладить отношения с еврейской общиной.

Это будет непросто. Сильна инерция. И инерция восприятия. И инерция оставшихся папиных дурней. Недавно Иван Бенедетти, член ЦК Front National, советник муниципалитета одного из пригородов Лиона, Венисье, на встрече со студентами высшей школы журналистики Лилля назвал себя "антиееврем, антисионистом и антисемитом". После того, как интервью Бенедетти было опубликовано на студенческом сайте, Марин Ле Пен объявила о необходимости созыва дисциплинарного комитета, с целью исключить Ивана Бенедетти из рядов Национального фронта. Недавно из партии было исключено два члена ЦК за фотографии с нацистской символикой.

Марин Ле Пен умело выводит партию из "коричневого" угла, в котором она застряла во многом из-за антисемитских воззрений отца. Она называет Холокост не иначе как ужаснейшим преступлением.

Одна из лидеров президентской гонки Марин Ле Пен (Национальный фронт) обещает, что в течение 6 месяцев от начала своего президентского срока начнет переговоры о выходе Франции из Шенгена, из зоны евро, а потом организует референдум о выходе страны из Евросоюза. Что же происходит на политическом поле Франции? Действительно ли французы хотят распрощаться с ЕС?

2016 год был рекордным для Франции по количеству принятых иммигрантов – 85 700 заявлений на получение убежища. Пусть это меньше, чем приняли итальянцы (121 200) или немцы (722 300), наплыв беженцев от войны в Сирии, а также обострение старых гуманитарных кризисов (Судане, Афганистане, Гаити), сделал вопрос принадлежности к Шенгену и Евросоюзу темой № 1 президентской кампании во Франции.

«Редкий случай, когда европейский вопрос стал занимать такое важное место в программах кандидатов, как в этой кампании. Евросоюз – вот что стало главной линией дебатов между кандидатами в президенты Франции», – пишет бывший дипломат Пьер Вимонт (Pierre Vimont) в заметке для фонда Карнеги.

Открытая или закрытая Франция?

На этот вопрос французы ответят в воскресенье, 23 апреля. Французские правые националисты во главе с Марин Ле Пен настаивают на том, что Шенген больше не гарантирует безопасность, а Франция должна восстановить свои границы и усилить контроль на них. Помимо защиты границ, Ле Пен обещает остановить единение семей и льготы для безработных мигрантов. А также пересмотреть, нужно ли Франции евро в качестве валюты.

Такие радикальные меры предлагают только националисты. Эммануэль Макрон, главный противник Ле Пен, полагает, что контроль следовало бы усиливать на границах Шенгенской зоны, а не на границах отдельных стран. И не может быть речи об обособлении Франции от Евросоюза.

Следующий в очереди к президентскому креслу – Франсуа Фийон предлагает увеличить бюджет на охрану границ Шенгенской зоны, а еще один кандидат Жан-Люк Меленшон вообще предлагает «остановить милитаризацию политики». Крайние левые имеют очень невысокие рейтинги. Они поддерживают принцип солидарности со всем миром и считают, что все границы должны быть сняты, как внутри Евросоюза, так и снаружи.


Елисейский дворец

Каким образом праворадикалы вырвались вперед в президентской гонке во Франции?

Социологические исследования говорят, что радикалы импонируют молодым: 29% среди тех, кто будет выбирать президента впервые, проголосуют в воскресенье за ​​Марин Ле Пен. И в этой категории Макрон проигрывает в рейтингах Ле Пен. При этом, 60% всех, кто поддерживает Национальный фронт, голосуют за представителей этой партии, чтобы «выразить протест против других политиков», и только 40% – из-за того, что полностью разделяют идеи крайне правых.

«Глобальный политический контекст выдался благоприятным для Марин Ле Пен. Здесь можно отметить и недоверие к элите, которое растет во Франции в последние годы, атмосфера «слива кандидатов» («dégagisme» от франц. разг. Dégager – слиться, убежать), как получилось с Сесиль Дюфло, Николя Саркози, Аленом Жюппе, Франсуа Олландом, Арно Мантебургом и Мануэлем Вальсом (Cécile Duflot, Nicolas Sarkozy, Alain Juppé, François Hollande, Arnaud Montebourg, Manuel Valls)», – пишет Эдди Фужъе (Eddy Fougier), политолог и исследователь Института социальных исследований (IRIS) в своей колонке на huffingtonpost.fr.

«Возможно, также причина (популярности Ле Пен – Прим. сайт ) в том, что эта президентская кампания закрутилась как раз вокруг таких вопросов, на которых всегда специализировался Национальный фронт: безопасность, национальная идентичность, иммиграция и ислам, и этот раскол, что мы наблюдаем, противопоставляет не «левых» и «правых», а больше «патриотов» и «глобалистов», так говорит сама Ле Пен, и особенно, это будет так, если во втором туре она встретится с Макроном».


Эммануэль Макрон

В то же время, несмотря на приблизительно одинаковый рейтинг накануне первого тура, в случае, если во втором останутся Макрон и Ле Пен, опросы показывают уверенную победу Макрона – 66% против 34%.

«Сама французская избирательная система очень сложна, чтобы государство взяли под контроль националисты: президентские выборы в два тура, а затем еще, чтобы удержать власть, необходимо обеспечить себя большинством голосов Национальной Ассамблеи в ходе парламентских выборов», – пишет Эдди Фужъе.

Вообще, французские СМИ не сильно озабочены тем, что Ле Пен победит в президентских выборах. Вспоминается осень 2015-го, когда в местных выборах Национальный фронт победил в 43 департаментах из 96 в первом туре, но в большинстве из них не сумел победить социалистов во втором. И это происходило сразу после теракта в Париже.

Что будет с Европой после выборов во Франции?

«Марин Ле Пен – это не французский Дональд Трамп», – пишет Денис Макшейн, бывший европейский министр от Великобритании для журнала «Independent». «Она уже не один ребенок президентского блока. Им является Эммануэль Макрон. Он, или кто-то другой от правого центра попадет во второй тур с Марин Ле Пен и получит президентский пост».

«Эти выборы станут определяющими для будущего Евросоюза, – пишет португальский журнал «Jornal de Négocios», – намного более определяющими, чем брэкзит или выборы Дональда Трампа в США. Евросоюз переживет и нового американского президента, и «развод» с Великобританией, даже если это трудно. Но без столбов Франция-Германия больше не будет Евросоюза».

Общий контекст выборов во Франции очень изменился со времен предыдущей президентской кампании, особенно в последний год. К этому прибавился: шок от выхода Великобритании из Евросоюза, усиление популизма в политике, миграционный кризис.

Марин Ле Пен обещает, что в течение 6 месяцев от начала своего президентского срока начнет переговоры о выходе Франции из Шенгена, из зоны евро, а потом организует референдум о выходе Франции из Евросоюза. Эти радикальные идеи звучат в стране, где 70% граждан высказываются «за» Францию ​​в Евросоюзе. При этом, 72% французов собираются идти на выборы в воскресенье, но 43% из них еще не решили точно, за кого будут голосовать, отмечается в исследовании Института политических исследований CEVIPOF.

«Необходимо признать, что вся электоральная логика нарушена. Все происходит, словно политическое предложение больше не соответствует запросу избирателей, и результат здесь предсказать невозможно. Здесь мы никак не защитимся от выбора «меньшего зла», от решений последней минуты, а также «а почему бы и нет?», сокращенного до простого скептицизма», – пишет Люк Рубан (Luc Rouban) из Национального центра научных исследований.

Вероника Чигирь/ТП , источники francetvinfo .fr , lemonde .fr , jornaldenegocios .pt , independent .co .uk , lepoint .fr , courrierinternational .com

Официально Национальный Фронт занимает самую крайнюю позицию на правом фланге политического мира Франции. Во главе партии стоит Марин Ле Пен, воспринявшая партийное лидерство от своего отца, Жан-Мари Ле Пена, проведшего свою молодость во французских вооруженных силах, в том числе, в составе подразделения парашютистов. Жан-мари Ле Пен - выходец из небогатой бретонской семьи, исповедовал традиционные взгляды, присущие выходцам из французских армейских кругов эпохи шестидесятых.

В партийной программе Национального Фронта на первой стадии его существования значилось отстаивание суверенной политики Франции и ее независимой роли в составе Совета Безопасности ООН, а также борьба за сохранение исконной французской культуры, исповедование католицизма, как основной религии большинства французских граждан и т.д. По этим признакам Национальный Фронт был немедленно квалифицирован, как ультраправая националистическая партия, в составе которой присутствовал многочисленный контингент отставных военных. В число отцов-основателей, наряду с Ж.-М. Ле Пеном, вошел и Роже Олендр, которому были присущи даже определенные высказывания, выдержанные в духе антисемитизма. Был замечен в экстремистских взглядах и сам глава партии, приговоренный в конце восьмидесятых за неуважительные и даже кощунственные высказывания в адрес антисемитских погромов, организованных во Франции в период нацистской оккупации. Вопрос о погромах и концлагерях стоит во Франции особенно жестко ввиду того, что историческая память нации глубоко пострадала от порой добровольного сотрудничества правительства Виши во главе с генералом Петэном в деле вывоза евреев в фашистские концлагеря.

С учетом вышесказанного становится понятно, насколько болезненно реагировала французская общественность на выходки Жан-Мари Ле Пена. Тем не менее, определенный оттенок «фронтизма» (общепринятый термин в политическом бомонде Франции) был присущ Национальному Фронту вплоть до самого недавнего времени.

Несмотря на жесткую и даже непримиримую позицию, занятую Национальным Фронтом по вопросу иммиграции и другим ключевым проблемам, с которыми столкнулась Франция (безработица, вывод производства за рубеж, обеднение фермерства, уход населения в города и проч.), никаких созидательных решений Национальный Фронт не предлагал. Постепенно в политической среде появилось мнение, которое лучше всего резюмируется следующим крылатым высказыванием - «Жан-Мари Ле Пен умеет ставить правильные вопросы, но не умеет давать на них ответы».

Определенную тень в девяностые годы бросило на руководство партии и проведенное тогда журналистское расследование о возможности финансирования этой политической организации из Латинской Америки, от местных фондов, близких идеям нацизма (Чили) или даже созданных потомками выходцев из Третьего Рейха. И хотя информация не подтвердилась, категорически опровергнута она также не была - лишь публично дезавуирована лично Жан-Мари Ле Пеном.

С учетом вышеизложенного, можно понять, что большое потрясение в 1991-ом году вызвал опрос общественного мнения, по которому уже тогда около 30% французов сознались (без указания имени, в анонимной анкете) в близости своих взглядов к идеям Национального Фронта. Результаты были опубликованы рядом газет - в том числе, и авторитетным периодическим изданием «Ле Монд». Такая перемена общественного мнения, сделавшая достаточно маргинальную ультраправую партию популярной, во многом, связана с политикой Франсуа Миттеррана, активно расселявшего в предместьях французских городов выходцев из мусульманских стран региона бывших франкоязычных колоний - от Ливана до Мали и Конго. Тогда министром по делам интеграции был назначен африканский иммигрант, получивший французское гражданство Кофи Ямнян (он же мэр Нанта по мандату тех лет).

Дальнейший рост популярности Фронта сопряжен с последовательной политикой мультикультурализма в духе сопредельной Германии, что вызвало естественное отторжение у исконных французов. Сыграл свою роль и постепенный вывод французских промышленных предприятий (кроме сферы высоких технологий - таких, как космическая промышленность, информатика, самолетостроение, ВПК, железные дороги) в Китай. Национальный Фронт с умом воспользовался ситуацией для восхождения на политический Олимп, а г-н Ле Пен традиционно значился кандидатом на всех президентских выборах за период в последние 30 лет политической истории страны.

Смена власти в верхах Фронта привела к приходу на пост руководителя дочери Жан-Мари - Марин Ле Пен, хорошо известной российским политическим кругам. Марин Ле Пен порвала со «старой гвардией» и с остатками традиционного ультраправого электората, обособившегося в дальнейшем в отдельное политическое движение (партию) с ревизионистски-католическим духом «Сивитас». Руководство этого франко-бельгийского движения «Сивитас» в лице своего руководителя бельгийца Алэна Эскада продолжает контактировать с Национальным Фронтом, но не пользуется существенной поддержкой.

Чистка партийных рядов и косметический ремонт, проведенный Марин Ле Пен, коснулась и самого «отца-основателя», который, в свою очередь, публично отрекся от дочери и торжественно вышел из партии. Новой руководительнице удалось избежать внутрипартийного раскола, но ряд сторонников ее отца - в том числе, и Роже Олендр, покинули ряды Национального Фронта, а некоторые (Брбно Голльниш) оказались отодвинутыми от ключевых постов. Так, Б.Голльниш отправился в почетную ссылку в Европарламент. Его выход из партии не был принят Марин Ле Пен «во имя сохранения преемственности поколений».

Новая политика Марин Ле Пен по-прежнему строится на протестной линии относительно нынешнего руководства страны. Так, конкретики в программе немного, а лучшие программные идеи нередко заимствуются умеренно-правой мажоритарной (до недавнего времени) оппозиционной партией Франции СНД или «Республиканцы» (смена названия была проведена в 2015 г. по настоянию нового-старого лидера Николя Саркози).

Национальный Фронт утратил ярко-выраженную анти-иммиграционную направленность. Марин Ле Пен предлагает различать новых и старых иммигрантов, причем старые, в ее глазах, уже французы. Конечно, Фронт выступает за восстановление миграционного контроля на границах страны и за суверенность в области обороны при сохранении Франции в военной части блока НАТО (Франция стала вновь частью военного блока Альянса в эпоху президентства Н.Саркози). Вопреки общепринятому мнению, никакого выхода из Евросоюза Марин Ле Пен не предлагает. Также она избегает вопроса и размежевания позиций Европы и США. Полностью отсутствует и в речах главы Фронта религиозная составляющая во имя толерантности.

У ряда людей, работавших в составе руководства этой политической партии (в том числе, евродепутат Эймерик Шопрад) возникла мысль о неподготовленности Национального Фронта к приходу к власти. Непонятно, что конкретно и силами какой опытной в делах управления государством команды Фронт может предложить стране. По этой причине тот же Э.Шопрад официально вышел из состава Фронта, отказавшись от положения советника Марин Ле Пен.

Во внешней политике Национальный Фронт давно исповедует голлистскую платформу, выступая за контакты с Москвой. Тем не менее, фаворит французских праймериз и бывший премьер-министр Франции Франсуа Фийон из умеренно-правых политических кругов Пятой Республики также высказывается за развитие контактов с Москвой и центристскую позицию Франции в Европе для сохранения равновесия между США и Россией.

В свете вышеизложенного и по-прежнему высоких рейтингов Национального Фронта у французских избирателей (более 30% голосов), Марин Ле Пен должна выйти во второй тур президентских выборов в мае 2017-ого года. Тем не менее. представляется, что у более умеренного Франсуа Фийона шансы на победу и на политический консенсус в Национальном Собрании гораздо выше. Таким образом, Национальный Фронт имеет шансы по-прежнему остаться на будущий президентский срок правления «партией протестного голосования» до очередной смены власти в стране.

Вам также будет интересно:

Пророчества и изречения о последних временах
Св. Ипполит Римский (†30.01.268г.) говорит: «Скорбную жизнь оплачет тогда вся земля,...
В оптиной пустыни призывают к евхаристическому общению с латинянами
Проповедь экуменизма в монастыре Оптиной Пустыни Приехали к началу Божественной Литургии в...
Во что же сложить своё добро?
Меня очень позабавила, и я подумал, а чего это у нас нет тем о том, как построить\устроить...
Комментарий оптиной пустыни
Мы с вами являемся свидетелями всеобщей апостасии, охватившей Русскую Церковь. Во главе с...
Мир живет предчувствием конца света… Тому есть множество признаков, но не следует торопить...